«Запылившаяся ночь»: фоторепортаж с «Музейной ночи» в Калининграде

20 мая 2013
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

«Музейная ночь» зародилась в Европе как попытка демократизировать пространства культурных учреждений и показать непосредственным потребителям, что там, несмотря на всю кажущуюся академичность и оторванность от реальности, может происходить что-то совсем не такое уж и далекое от современной культуры. С того времени, как к акции присоединились и российские музеи, в Калининграде «Музейная ночь» проводится уже в восьмой раз. Правда, к 2013 году четко обозначилась не самая приятная тенденция: медленно, но верно «Музейная ночь» в Калининграде начала превращается из уникального события, когда учреждения культуры пытались внести в свои пространства то, чего там не может быть по определению, в праздник на уровне советских массовиков-затейников. На подобные размышления могут натолкнуть уже названия программ, которые готовили калининградские учреждения культуры в этом году: «Танцевальный калейдоскоп» во Фридландских воротах или «Вокруг света за 6 часов» в Музее янтаря. Все это ожидаемо превращается в феерический праздник для местной самодеятельности, которая, впрочем, и без всякой «Музейной ночи» перманентно кочует от сцены одного муниципального праздника к другой. Тем не менее, культуролог Александр Попадин вполне искренне полагает, что задачу по демократизации собственных пространств местные музеи решают почти на 90%, а директор Фридландских ворот Марина Ядова на пресс-конференции и вовсе заявила, что пока билеты хорошо раскупаются - ничего революционного с выбранным форматом не произойдет.

Марафон Open Dance во внутреннем дворике Фридландских ворот больше напоминал тематический вечер «Для тех, кому за…». На сцене кружились в танцах несколько пар, преимущественно старшего возраста, среди которых странным образом затесался мальчик в белом. Ведущий на сцене, в яркой красной рубашке, которая отлично подошла бы актеру-скомороху, отчаянно зазывал тех, «кто посмелее», на сцену. После того как к танцующим присоединилось несколько женщин из сидящих, конферансье решил устроить небольшой мастер-класс. «И «фонарики», «фонарики»!», - требовательно кричал он, заставляя танцующих вращать руками над головой. Стоит отметить, что к «самым смелым» благоразумно решили не присоединяться Александр Пятикоп и депутат Алексей Сагайдак, которые беседовали неподалеку от сцены с директором музея Мариной Ядовой.

После того как танцоры свою миссию выполнили и сцена опустела, звукорежиссер стал ставить музыку, чтобы как-то спровоцировать на танцы оставшуюся часть зрителей. Но то ли англоязычный рэгги и надрывный русский рокопопс а’ля Диана Арбенина оказались недостаточно «народными», то ли по каким-то иным причинам, но всеобщие танцы явно не задались. «Вот только сейчас нормальная музыка началась!», - кричит молодой человек, подняв руку с пивной бутылкой, под «Черную луну» «Агаты Кристи».

Недалеко от музейной кассы разместился небольшой торговый лоток с «конфетами счастья» по 10 рублей за штуку.

- А почему счастья-то? - спрашивает у продавщицы кто-то из посетителей.

- А потому что мы так решили. «Музейная ночь» - это всегда счастье, - не раздумывая, отвечает она.

Во внутренних помещениях «Фридландских ворот» была размещена импровизированная ярмарка народных умельцев. Впрочем, с первого взгляда отличить все эти торговые ряды с вываленными на лотки сувенирами, поделками, кенигсбергским стеклом и предложениями нарисовать портрет, шарж или бабочку акварелью на лице от точно таких же импровизированных торговых точек, к примеру, на Дне селедки, явно не представлялось возможным. Еще во Фридландских воротах повесили небольшой экран, на котором транслировались немые черно-белые фильмы, однако популярностью у посетителей он почему-то не пользовался.

В музее «Блиндаж», как и в прошлом году, решили поэкспериментировать с темой исторических реконструкций. Девушка в красноармейской гимнастерке и с сумкой с красным крестом неспешно идет вдоль каштанов, растущих неподалеку от бункера, что-то увлеченно выискивая в собственном телефоне. Толпа в форме военнослужащих Вермахта смотрит на нее, миролюбиво посмеиваясь и уминая бутерброды громадных размеров. Неподалеку группа красноармейцев занимается тем же самым. Внутри «Блиндажа», как и на прошлую «Музейную ночь», снова решили не делать никакой специальной программы для посетителей. На стенах, как и в любой день, висели карты и схемы штурма Кенигсберга, а засунутые за стекла куклы в немецкой форме с испуганным видом сдавались точно таким же куклам, только в советской форме.

Первое, что попадается по дороге на площадку Королевского замка – это девушки из актерской труппы, по-быстрому наносящие на себя грим в тупике у павильонов «Старой башни». Из-за черных латексных костюмов было совершенно непонятно, изображают ли девушки каких-то исторических персонажей, или это просто отбившиеся от своих участницы BDSM-шоу. На опустевшем поле для стрельбы из лука уныло красовалась мишень. Над полем разносились звуки волынки из колонок. Рядом с ними сидел усталого вида молодой человек, что-то неспешно переключая в ноутбуке.

«Лучшие рыцари современности, - внезапно сменил протяжные звуки волынки бодрый голос диктора, - лучшие современные рыцари, которые владеют своими телами как оружием». Что именно этим объявлением хотел сказать ведущий вечера, так и осталось загадкой. После заявленных «рыцарей современности» на одной из площадок началась активная примерка шлемов и лат, но дальше фотографирования на телефон зрителей, обрядившихся в подобие кольчуг, дело не зашло.

В историко-художественном музее организаторы «Музейной ночи» решили пойти по похожему пути. На первом этаже выступала странного вида музыкальная группа, играющая что-то похожее на смесь гранжа и Егора Летова. «Может, я чего-то не понимаю? Они же нормальные люди», - удивленно выдает молодой человек в кадетской форме, глядя на то, как солист с пергидрольной челкой пытается имитировать сердечный приступ. При этом львиная часть посетителей историко-художественного музея скопилась на третьем этаже здания, где проводил презентацию какой-то буддистский центр.

Единственным культурным учреждением, которое действительно попыталось представить свое пространство в ином виде, специально подготовленном для «Музейной ночи», стала Калининградская художественная галерея. И свои бонусы от такой позиции музей, безусловно, получил: публики там в «Музейную ночь» было заметно больше, чем в остальных местах, да и молодежи среди пришедших было достаточно. Посетителей встречали индийские танцы под этническую электронику и, как это ни удивительно, Muse и Rammstein. Помимо этого, чтобы разнообразить музыкальный контент, в галерею пригласили действительно интересных музыкантов. Тяжелые гитарные Houston, we’ve got problem и калининградские электронщики сильно отличались от общепринятого в музеях формата, когда на подобные мероприятия приглашаются либо ансамбли местной самодеятельности, либо группы, играющие уж совсем примитивный и понятный русский рок. Для любителей ретро в эту ночь в галерее работала выставка. Не сильно испортили ощущения от «Музейной ночи» в художественной галерее даже некоторые технические неполадки. Из-за того, что в одном из помещений не удалось выключить свет, практически сорвалось неоновое шоу от театра «Дель». В результате руководитель театра Татьяна Слещенкова поспешила окрестить программу «почти неоновым шоу», а актрисам пришлось просто танцевать в странных костюмах, напоминающих каких-то лавкрафтовских амфибий, при свете, тогда как по первоначальной идее они должны были светиться в темноте. Заканчивалась программа огненным шоу от того же театра «Дель».


Текст: Алексей Щеголев

Фото: Власова Юлия, Елена Тишина




Комментарии