Заложники Балтфлота

5 Августа 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

В начале августа состоялся рабочий выезд министра культуры и туризма Калининградской области Андрея Ермака в Балтийск. Чиновник проинспектировал, как развивается туристическая инфраструктура. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, почему туристический потенциал самого западного муниципалитета страны зависит в первую очередь от воли Министерства обороны РФ.


Застряла баржа

«Там джаги-джаги до 3 утра и потом пьяные люди расходятся... Там ничего не происходит», — министр культуры и туризма Андрей Ермак и глава администрации Балтийского района (с 1 января будет преобразован в городской округ. — Прим. ред.Сергей Мельников что-то внимательно рассматривают вдалеке на уходящей песчаной линии пляжа, а точнее, какие-то доски. Это кусок частного променада. Мельников (именно ему принадлежит цитата про «джагу-джагу» до 3 утра) подумывает вернуть участок муниципалитету. 

«Я практически еженедельно приглашаю этого собственника. Но порядка как не было, так и нет», — жалуется он министру. 

«Надо инициировать. Если за столько времени не произошло ничего...», — подбадривает Ермак. Впрочем, вопрос о том, какие правовые инструменты есть у муниципальных властей, чтобы вернуть участок, вызывает у главы только раздражение и он предлагает обсудить это позже. 

«Есть для этого закон Российской Федерации... Насколько деревянные конструкции там в виде пирса могли быть объектами капитального строительства...», — рассуждает он.



Протяженность пригодной для отдыха территории — около 2 километров. Это не узкая полоска, которая подъедается морем (как в том же Зеленоградске и Светлогорске), а полноценный пляж с линией зонтиков. Мельников хотел, чтобы они были белые, но архитектор почему-то решил, что будут серые. Балтийск явно мог бы рассчитывать в этот период аномальной калининградской жары на большее число гостей. Можно только представить, что сейчас творится в Зеленоградске, Светлогорске и даже Янтарном. Как там воюют за свободные места для лежака на пляже, как забиты городские кафе, как толпа вываливается на городские вокзалы из забитых автобусов и электричек. Как местное население учится обращаться с Booking.com, высчитывая, за сколько можно сдать маленькую комнатку в доме «в двух шагах от моря». Как по променаду прогуливаются москвичи, чья манера обращаться с деньгами, заставила взлететь вверх цены в секторе общепита. Как застройщики присматривают очередной кусок земли на первой линии. И всё это ради одного: чтобы денег внутри муниципалитета стало больше, чтобы увеличилась налогооблагаемая база, чтобы вокруг гарантированного каждый год туристического трафика вырастала целая отрасль с новыми рабочими местами для местных. Всего этого сумасшествия, которое позволяет приморским муниципалитетам увеличивать свои бюджеты, у Сергея Мельникова пока нет (во всяком случае, не в тех объемах).



Зато есть застрявшая неподалеку от берега баржа. Для ряда работ по строительству терминала судно пригнали из Голландии. Но на окраине Балтийска, как выражается Мельников, баржа «порвалась». «Села там на мель. А сюда ее штормами принесло. Она по дороге все ноги потеряла», — рассказывает глава администрации.

Муниципальным властям затонувшая неподалеку от берега баржа, конечно, не нужна. Фактически это объект создающий потенциальную опасность для отдыхающих. «Мы связывались с собственником. Собственник страховку получил...», — рассказывает сити-менеджер района. Баржу планируется поднять и все-таки утащить от берега подальше. Но со сроками пока не очень понятно. «Я думаю, за полгода ничего не произойдет, — признает Мельников. — Идет оформление страхового случая. Международной страховки».


Как обижают музей

В плане развлекательной сферы Балтийск отстает от своих конкурентов лет на 15. Кафе формата «суши и пицца», старая слегка обгоревшая вывеска «Бар, бильярд, дискотека», маленькая шашлычная с андреевским флагом возле вокзала, серые кубики пятиэтажных «хрущевок», застывшие где-то на горизонте, а вместо кинотеатра в каком-нибудь торговом центре матросский клуб с цветной надписью «Синема». Если бы рядом висела еще самодельная афиша фильма «Основной инстинкт» с подписью «эротическая драма», то это ощущение возвращения в прошлое было бы полным.



С другой стороны, город — это суровые монументы и военные памятники, старые боевые орудия, отслужившие свое и теперь превратившиеся в мемориалы, и точки городского притяжения — музей Балтийского флота, где уживается выставка художника-мариниста и снаряды к реактивному гранатомету. Тот глава муниципалитета, который сможет выстроить синергию между всеми этими элементами, который заставит их работать друг на друга (а заодно и на бюджет района), и сам может рассчитывать в ближайшем будущем на какой-нибудь небольшой монумент в свою честь.




Сейчас пост главы администрации района занимает экс-заместитель и один из соратников бывшего мэра Калининграда Александра Ярошука Сергей Мельников. Он много смеется, рассказывает, как в Балтийск привезли мощи (в этом слове он делает странное ударение на второй слог) Андрея Первозванного, а завидев плывущий по каналу десантный корабль, ожидаемо шутит в духе «война началась» (он даже будет звонить командиру части, чтобы выяснить, что он затеял). Но радикальных планов по переустройству местной туристической индустрии пока у Мельникова нет. В частности, власти подумывают ограничить движение в историческом центре города и организовать пешеходную зону. Но у этой идеи, конечно, есть сложности.

«У нас много мероприятий происходит. Мамочки такие довольные. Мы начинаем с взятия Фишхаузена (Приморска), потом 9 мая. У нас здесь постоянно идет военный патриотизм», — отчитывается глава администрации района Андрею Ермаку.

За самый главный и массовый праздник в Балтийске отвечают военные — это День ВМФ. Он же совпадает в Балтийске с Днем города: со всей области съезжаются желающие поглазеть на парад военных кораблей, а дороги, ожидаемо, превращаются в многокилометровые автомобильные пробки. Андрей Ермак, впрочем, считает, что решить проблемы с этим логистическим адом можно: надо было только договориться с железнодорожниками, чтобы они пустили в этот день больше поездов.



Именно от воли Министерства обороны зависит и судьба одного из главных культурных проектов, которые могут появиться в городе, — музейного комплекса под рабочим названием «Балтийская крепость» в цитадели Пиллау. Срок реализации этого проекта пока неизвестен. Региональному министерству по культуре и туризму остается только надеяться, что ведомство Сергея Шойгу не передумает. «Это будет ведомственный музей Министерства обороны. Там, частично в казематах, частично в бастионах, будут располагаться разные тематические композиции. Всё это будет объединено единым музейным комплексом. Там будет и детская составляющая. Будут использованы какие-то исторические аспекты существования этой крепости», — рассказывает Андрей Ермак, добавляя, что если с проектом «Балтийской крепости» всё получится, то это будет «знаковый объект». «Ничего подобного я нигде не видел», — не скрывает он восхищения.

Если решение по Пиллау все-таки будет реализовано, то туда переедет Музей Балтийского флота. Свое нынешнее здание он сохранит и будет использовать как выставочное пространство. «Решение как бы принято... Но это зависит от министра обороны», — говорит заведующий музея Анатолий Коваленко.



Сейчас культурное учреждение организовано по методике, доставшейся еще с советских времен. На стенах портреты исторических деятелей, а среди экспозиций, можно, к примеру, обнаружить «лимонку» в разрезе. Коваленко вполне хватает места, чтобы повесить андреевские флаги и выставить за стеклом макеты боевых кораблей. Но в общей сложности фонд музея насчитывает около 20 тыс. предметов, и расширение не помешало бы.

За прошлый год культурное учреждение посетило 12 тыс. человек. Сейчас музей приближается к этой цифре уже за первые полгода. Впрочем, несмотря на такую аудиторию и потенциал, у музея Балтийского флота пока не складываются отношения с бизнес-средой. Коваленко жалуются, что туристические фирмы музей «обходят и обижают».


«Министерство обороны приветствует частных инвесторов!»

Наладить отношения с частным бизнесом так, чтобы предприниматели выстроили в городе что-нибудь похожее хотя бы на туриндустрию Зеленоградска, пока не получается.

«Я здесь полтора года. Прихожу с утра и говорю: «Не было инвесторов?» И вот сижу-жду их. Всех, кого мог, уже пригласил», — отчитывается о проделанной работе Сергей Мельников.

Сити-менеджер района считает, что есть вполне себе объективные причины, почему потенциальные инвесторы чувствуют себя в Балтийске «некомфортно»: в городе дорогое отопление и проблемы с газом. Газопровод, который должен был закрыть потребности города, так и не был построен. Кроме того, провалом окончилась попытка региональных властей найти частного инвестора для местной сферы ЖКХ. Планировалось, что «Управляющая компания «Газэнергострой-Балтия» построит в городе за год две газовые котельные. Но в конце мая стало известно, что муниципальные власти начали процедуру расторжения концессионного соглашения.



Сейчас Мельников полагает, что первым крупным бизнесом, который придет в город, станут девелоперы. «Многие захотят иметь квартиры субботнего, выходного дня. Город заинтересован в этом. Мы видим на примере Зеленоградска, что это городскую казну серьезно пополняет», — мечтает о будущем сити-менеджер.

Министр культуры и туризма Андрей Ермак считает, что бизнес не хочет заниматься строительством в Балтийске различных сервисов и торговли, связанных с туризмом, из-за собственной «исторической памяти»: для кого-то опыт работы с Министерством обороны оказался слишком болезненным.

«Они считают, что какая ситуация 10 лет назад была, так ровно она здесь так и осталась. Это далеко не так. Если 10 лет назад в Балтийск было не так просто и попасть, с одной стороны... А с другой стороны, мы видим, когда проходят событийные мероприятия (День ВМФ), мы видели, какое количество людей сюда приезжает, чтобы посмотреть парад кораблей», — считает чиновник.

Министр считает, что у Балтийска много преимуществ в туристическом плане: это и пляжи, и сам город, и парковые пространства.



Вопросы о том, как в одном городе уживаются военные и муниципальные власти, Сергея Мельникова явно раздражают. «Нам не тесно с военными. Мы великолепно взаимодействуем! Министерство обороны сегодняшнего образца — абсолютно с новым взглядом на жизнь, приветствует в том числе и частных инвесторов, которые готовы в эти проекты вкладываться», — не скупится он на комплименты по отношению к ведомству Сергея Шойгу. В качестве доказательства, что военные никому не мешают, глава администрации рассказывает, что компания «Балтма Турс» встречает в Балтийске очередной лайнер с пассажирами (глава администрации подсмотрел это где-то в Facebook). 

«Ничего страшного, приезжают... В прошлом году, по-моему, 3 было, англичане приходили, французский лайнер, какой-то третий там [был лайнер], я забыл. Но, одним словом, эта история уже есть», — рассказывает сити-менеджер, добавляя, что в Балтийск едут со всей России.



Он несколько раз использует словосочетание «город-патриот», а когда начинает рассуждать о проекте «Балтийская крепость», то говорит, что ресторан (то есть точка, которая в первую очередь будет работать на коммерческую окупаемость проекта) — «самое последнее, что там нужно строить». «Кашей вас там всегда накормят! Когда приезжаешь в «город-патриот», всегда должна быть армейская кухня с кашей. На день хватит 10 тыс. руб., чтобы всех накормить», — говорит Мельников.


На другом берегу

Балтийская коса — это место, которое должно было бы стать главной точкой туристического притяжения для Балтийска. Можно даже было бы представить ее в качестве этакой территории-спутника Балтийска с небольшими гостиницами, кафе и прочей сопутствующей туристической инфраструктурой. Но пока большинство приезжающих на косу исповедуют так называемый «дикий туризм», то есть отдых на побережье с палаткам.



Форт Западный, который находится на косе, власти выставляли на программу льготной аренды. Но никто из инвесторов не клюнул на предложение: поддерживать форт в надлежащем состоянии — слишком дорогое удовольствие, и прилагающийся в качестве бонуса к объекту участок 7 га пока оказался недостаточно интересной мотивацией для частного бизнеса.

Попасть на косу можно из Балтийска на пароме (или на лодках частников). Паром в среднем ходит каждые два часа. Но бывают ситуации, когда жители фактически оказываются блокированы: на пароме висит объявление, что в дни репетиций парада ВМФ навигация не осуществлялась. Иностранным гражданам, чтобы попасть в Балтийск и на косу, нужно делать специальное разрешение: для любого инвестора, который решит вложиться в гостиничный бизнес на этой территории, это означает потерю части потенциальной клиентуры (пусть и сравнительно небольшой).

В этих условиях заниматься развитием туристической привлекательности Балтийской косы могут только люди упрямые, даже, скорее, пассионарного склада характера, которых (в зависимости от степени цинизма) называют либо фанатиками-энтузиастами, либо «городскими сумасшедшими».



Жительница косы, биолог по образованию Валерия Надымова сейчас пытается развивать парково-музейный комплекс. На территории косы в прежние времена были построены 3 люнета (небольшие оборонительные сооружения). Один из них приобрела в собственность семья Надымовой. Была создана автономная некоммерческая организация «Старый люнет» (директор — Валерия Надымова). Сейчас здесь продолжаются восстановительные работы, но объект уже открыт для посещений. Пускают на территорию музейно-паркового комплекса бесплатно, но можно заказать экскурсию. За год при отсутствии агрессивной рекламной кампании комплекс парково-музейный комплекс «Старый люнет» добился достаточно неплохих цифр по посещаемости: с июня 2017 года на объекте побывало в общей сложности около 5 тыс. человек.

Пока Валерия Надымова рассказывает министру и главе администрации района о своих планах по развитию объекта, скромный мужчина в уголке, представившийся ее мужем, объясняет, как люнет оказался в их собственности и почему они решили заняться проектом.

В 90-е годы с Балтийской косы стали уходить военные (в середине 90-х перестала функционировать советская авиабаза). В перспективе для местных этот процесс грозил запустением и разрухой. Но, с другой стороны, появилась возможность приватизировать освобождающееся имущество и земельные участки за не очень большие деньги. Правда, новые владельцы не всегда понимали, как использовать доставшееся им имущество.



У этого люнета примерно такая же судьба. Согласно справке областного правительства, с 1990 года люнет фактически был жилым домом: здесь держали скот, хранили сено и рыбу, а также использовали помещения для жилья (у объекта нет никаких охранных статусов).

Как рассказывает супруг Надымовой, человек, купивший участок, умер. Его сыну заниматься этим было не интересно. В результате он решился на продажу. Сумму сделки не раскрывают, но муж Валерии Надымовой говорит, что им этот объект достался «не за бесплатно». 

Вопросы о сроках окупаемости проекта вводят мужчину в ступор. На косе не так давно появилась новая гостиница: кто-то рискнул и приспособил под эти функции здание бывшего детского сада. Как рассказывает супруг директора АНО, бизнес собирался окупить проект примерно за 10 лет. Но сейчас уже в собственные планы не укладывается.



Кроме того, географическое положение косы ведет к удорожанию проекта комплекса. Муж Надымовой рассказывает, что только доставка бетона обходится им втрое дороже, чем сама цена строительного материала. «Потому что надо заказывать паром. Чтобы сюда приехала бригада, она либо должна сюда каждый раз ездить, либо здесь жить», — объясняет он.

В принципе, коммерческая составляющая, которая позволила бы быстро отбить вложения, здесь действительно не очень понятна. Логично было бы сделать на объекте что-то вроде кемпинга и точки общепита (сейчас АНО сотрудничает с пекарней «Изба»). Но новые собственники, видимо, воодушевлены первыми цифрами по посещениям и видят перспективы в музейной функции (которая достаточно тяжело монетизируется). Что, впрочем, не исключает и каких-то добавочных функций.



Валерия Надымова, Андрей Ермак и Сергей Мельников прогуливаются по косе. Министр рассказывает директору АНО о благотворительных фондах и грантах, которые могут помочь реализовать проект: никакой помощи от бюджета «Старый люнет» не получает. 

«Их на самом деле в России штук 80. Они на совершенно разных условиях предоставляют деньги. Причем достаточно активно предоставляют. То есть там надо уметь, что называется, не упускать момент...», — рассказывает министр. 

«Танец станцевать!» — вновь начинает балагурить Мельников. 

«Что-то в этом духе...», — мрачно соглашается министр.



Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова





Комментарии