Властям погрозили ершиком

23 января 2021
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";


В субботу, 23 января, в многих городах России прошли протестные акции в поддержку оппозиционного политика Алексея Навального. В некоторых городах они закончились столкновениями между протестующими и полицией. В Калининграде, впрочем, обошлось без применения силы.




Центральная площадь встречала сторонников оппозиционного политика красными лентами с предупреждением, что на территории ведутся монтажные работы. Связано ли их появление с несогласованной акцией, сказать сложно: доступ к пятачку у Дома Советов, где начинали собираться участники, они не ограничивали. Но заметный кусок территории все-таки «отъели», что затрудняло передвижение. Участники акции не собирались оставаться на Центральной площади: планировалось еще шествие к площади Победы.

Протестное движение Калининграда, если судить по данной акции, помолодело: вместо «диссиденствующих» стариков и старушек, которые в прежние годы одновременно обеспечивали и массовку для протестных акций, и содержимое для полицейских автозаков, теперь появились люди в возрасте от 20 до 30 лет в разноцветных кроссовках.



Костяк протестующих, впрочем, всё равно составляли люди, которые уже достигли статуса полной дееспособности, так что миф, что оппозицию поддерживают исключительно сидящие в «Тик Токе» школьники, в Калининграде слабо совпал с реальностью. «Здесь провокатор! Здесь провокатор!» — надрывно вопил один из пожилых «ветеранов» городских протестов, тыча в мужчину в черной маске и с камерой.

Полиция приступила к выполнению обязанностей буквально сразу после того, как у подножия Дома Советов стала собираться толпа. «Уважаемые граждане, ваше мероприятие незаконно в соответствии с постановлением правительства Калининградской области № 134... Требуем мероприятие прекратить и разойтись!» — бродили по площади двое сотрудников правоохранительных органов с мегафоном. Толпа предпочитала на полицейских не реагировать, а где-то на втором круге их догнал тот самый «ветеран протестного движения» и стал, по всей видимости, жаловаться на провокатора уже стражам порядка. В дальнем конце площади переминались с ноги на ногу мужчины в черных пуховиках. Никаких отличительных знаков, по которым можно было бы установить сотрудников органов правопорядка, на их одежде не было. Но держаться они предпочитали подальше от протестующих и ближе к сотрудникам полиции. Всё происходящее на площади они снимали на камеры телефонов.



«У него есть трек "7 октября"… Ну, про день рождения Путина. Как он там хорошо всё раскрыл!» — двое молодых людей обсуждали под дождем творчество рэпера Хаски, не обращая внимание на требование разойтись.

Сверкнув пару раз мигалками, от Дома Советов к площади выкатился полицейский «УАЗик». «Шествие и митинги незаконны, так как они не согласованы в установленном порядке с органами местного самоуправления...», — захрипел голос из мегафона, предупреждая участников о штрафах, административных арестах и обязательных работах. Но людей на площади, несмотря на обещанные кары, становилось только больше.

«Свободу Навальному!» — неожиданно завизжала на всю площадь, перекрикивая хрип из полицейской машины, молодая девушка в черной куртке с растрепанными из-за дождя волосами. На толпу, которая никаких признаков согласованных действий до этого не подавала, крик неожиданно подействовал. Люди как по команде стали покидать покидать Центральную площадь. «Требуем прекратить участие в незаконном публичном мероприятии!» — хрипело им в спины из полицейской машины.

Ленинский проспект участники несогласованной акции преодолели без каких-либо происшествий и провокаций, послушно останавливаясь на красных сигналах светофора и не вылезая с узкого тротуара на проезжую часть. «УАЗик» катился за протестующими, из мегафона звучала всё та же мантра про «незаконное шествие» и «разойтись», но эффект был примерно тот же, что и у Дома Советов. Автомобилисты сигналили вслед колонне «спартаковской» морзянкой, то ли желая таким способом поддержать протестующих, то ли попросту от скуки.

«Очень большая куча людей до Дома Советов! Кричат: "Свободу Навальному!" Всё классно», — пересказывала события в центральной части города кому-то по телефону пожилая женщина на переходе возле гостиницы «Калининград». Бородатый мужчина с крыльца гостиницы кивнул вслед протестующим и проворчал что-то в духе «молодежь у нас еще не совсем конченая». Но в целом на ход городской жизни шествие никак не повлияло: в «Круассан-кафе» покупали выпечку, в трактире «У Гашека» люди за залитыми электрическим светом окнами наблюдали, как колонна протестующих плетется под дождем, требуя отставки действующего президента и грозно размахивая туалетными ершиками желтого цвета. Среди реквизитов для митинга сторонники Навального также разжились картонкой с натянутыми поверх нее мужскими семейными трусами.



Преодолев Ленинский проспект, толпа заметно увеличилась в размерах. Ближе к финальной точке количество протестующих явно перевалило за психологическую отметку в тысячу человек.

Перекрывать площадь в этот день власти не стали. Колонна, преодолев последний пешеходный переход, рассредоточилась по периметру. Наиболее активные сразу поняли, что бортик фонтана у стелы в центральной части можно использовать как трибуну. Туда забирается та самая растрепанная девушка в черной куртке и еще несколько человек. Лозунги у протестующих вполне ожидаемые: «Долой царя», «Выпускай», «Свободу политзаключенным», «Мы не рабы»,«Правительство в отставку» (из контекста было не очень понятно, добиваются участники шествия отставки федеральных властей, региональных или всех сразу). Вспомнили даже про устаревший «Жулики и воры — 5 минут на сборы», под которым в Калининграде проходили протестные митинги примерно 10 лет назад. Региональные проблемы в этот раз остались за рамками протестной повестки. Кто-то один раз робко прокричал «Алиханова в отставку», но калининградский губернатор и его подчиненные совсем не интересовали протестующих. В какой-то момент у них в руках появились красные стикеры с надписью «Калининград увольняет Путина». На скамейках у площади появились белые листы бумаги с надписью «Не молчи».

«Мы не боимся этих трусов... 20 лет они грабят нас вами… Нам это надоело... Они украли просто всё. Мы хуже, чем африканские страны!» — скандировала девушка в черной куртке на бортике.

«Ребят, ребят… 5 секунд… Смотрите», — с трудом подбирая слова шатался у ее ног мужчина в кожаной куртке. Он явно был навеселе, и произнести речь ему не дали.



«Эти трусы увезли его в Черняховск!» — то ли со злобой, то ли со слезами в голосе продолжала девушка, рассказывая о ком-то из своих задержанных соратников.

Полиция через какое-то время попыталась импровизированную трибуну разогнать. Двое стражей порядка пробились сквозь толпу к стеле. Один из полицейских аккуратно приобнял за ноги девушку в красном пуховике с плакатом «Не бойся. Он боится нас сильнее», явно намереваясь силой стащить ее с парапета. Второй страж порядка на повышенных тонах дискутировал с кем-то из протестующих, можно ли использовать стелу в качестве трибуны для политических лозунгов. «Это не памятник!» — кричали на полицейского. Дождь усиливался, форменная шапка сотрудника правоохранительных органов мокла, и, когда капли с нее начали стекать ему на лицо, он развернулся и ушел. Его напарник отпустил ноги и последовал вслед за первым. После этого полиция явно стала склоняться к стратегии взять протестующих измором, рассудив, что долго под дождем такое количество людей не продержится, а политические лозунги рано или поздно закончатся. К силовому разгону акции правоохранительные органы не приступили. Хотя неподалеку от храма выстроилась колонна в шлемах и с дубинками. Люди в штатском с камерами никуда не исчезли. Время от времени стражи порядка командовали по рациям подойти кому-то к стеле. Но на на ход митинга это никак не влияло.

Кроме полиции помешать протестному мероприятию могли сторонники партии «За правду», лидером которой является писатель Захар Прилепин. Но их на площади было слишком мало. Один из мужчин заявил, что сторонники партии стоят на площади в одиночных пикетах, чтобы «не допустить майдана». В ответ на вопрос, будут ли они применять силу против сторонников Навального, он бросил что-то пренебрежительное в духе «пусть высказываются». Впрочем, численный перевес в этот день был явно не в пользу «прилепинцев», и держаться они предпочитали в дальнем конце площади, подальше от импровизированной трибуны.



«Джентльмены, дамы и господа, позвольте мне сказать слово, — вылез на бортик фонтана молодой человек с вытатуированной на шее цифрой «37» и нашитым на плечо куртки российским триколором. — Я проснулся с утра, я посмотрел новости, и что я увидел? Наши братья, наши люди идут по улицам, они кричат, они просят, чтобы им дали слово, они просят, чтобы им дали власть. ОМОН и эти люди, они арестовывают наших братьев!» — начал кричать он. Но его слова быстро потонули в общем хоре, скандирующем в очередной раз лозунг «Мы здесь власть!». Кто-то вспомнил про Хабаровск, старушка в передних рядах в знак одобрения затрясла туалетным ершиком.

Кончилось всё тем, что подвыпивший мужчина в кожаной куртке не устоял на бортике и свалился в фонтан. Вытащили его уже под лозунги «За референдум!». Какого именно референдума требовали протестующие, в общем шуме было совершенно непонятно.

Выбранная полицией тактика дала свои плоды (примерно по такой же схеме «силовики» работали 2 года назад, когда Алексей Навальный объявил забастовку избирателей). Ближе к 16:00 митингующие, помянув добрым словом белорусские протесты и пообещав в случае необходимости прийти на площадь еще раз, стали выискивать на экранах смартфонов иконки сервисов такси.



«Расходимся, ребят, надо тоже оценивать риски», — неожиданно начал агитировать собравшихся мужчина, который до этого, как и все, кричал протестные лозунги. Толпа начала понемногу рассасываться, оставляя под серым калининградским небом группу с российскими триколорами. «На каникулы во дворец! На каникулы во дворец!» — кричали остатки протестующих на площади.

Когда протестующих на площади стало заметно меньше, полиция все-таки приступила к задержаниям.














Фото: Юлия Власова

Видео: Дмитрий Савин, Никита Кузьмин

Текст: Алексей Щеголев