Смерть за разделительной линией

31 Января 2020
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

В год 75-летия победы в Великой Отечественной войне Калининградский регион ожидает много мероприятий, связанных с памятной датой. Реконструкции исторических сражений времен Второй мировой войны теперь переместились из областного центра в муниципалитеты. В рамках акции «Дорогами Победы» подобные реконструкции должны пройти в каждом муниципалитете. Правда, масштаб восстановленных сражений в городах и поселках сильно уступает как «Гумбинненскому сражению», так и апрельским мероприятиям на форту № 5. В воскресенье, 26 января, подобная акция прошла в Железнодорожном. В том самом поселке, который команда Антона Алиханова собирается превратить в альтернативный туристический центр региона, реконструировав дома с «игрушечным» фахверком. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как прошло мероприятие.


Местом боев за взятие Гердауэна назначают двор бывшего интерната на ул. Коммунистической. Это вдали от центра города, который из-за реновации напоминает не то квартиру после ремонта (из-за обилия строительного мусора на улицах), не то бюджетную копию «Рыбной деревни» (из-за стилизации под историческую застройку). Во дворе в черных бушлатах весело переругиваются друг с другом красноармейцы. Двое из них в ватниках защитного цвета тащат куда-то пулемет с пристегнутым к нему газовым баллоном. Сапоги месят размокшую от дождя грязь.

На подготовку сражения у исторических клубов ушло «около двух недель». Число зрителей, по словам реконструкторов, составило «больше сотни». По другим оценкам, на мероприятие удалось собрать больше 300 человек. Со стороны исторических клубов участвовали более 50 реконструкторов.

Сражаться и умирать за населенный пункт реконструкторам предстоит прямо под окнами заброшенного здания на узкой полоске земли. От собравшихся во дворике зрителей место боевых действий отделяет лишь тонкая лента, по типу тех, которыми огораживаются места ДТП и прочих происшествий.



«Шире разбредаться сложнее: пиротехника… Надо какую-то дистанцию соблюдать, чтобы было безопасное расстояние», — объясняет один из участников реконструкции, почему «воевать» в этот раз пришлось на такой узкой полоске земли.

«Здесь есть представитель и танковых войск, и фольксштурмовцы. Вот этот вот массивный — фольксштурмовец», — объясняет зрителям происходящее офицер Балтфлота в черном кителе, которому достается роль ведущего. Из краткой исторической справки можно узнать, что в старом Гердауэне когда-то был аэродром. Сегодня устроить такой объект в Железнодорожном не представляется возможным: у правительства хватило денег на ремонт фасадов, но газификация населенного пункта еще в планах.

За оградительной лентой немецкий патруль делает вид, что проверяет документы у нескольких женщин. По сценарию это «колонна беженцев», которые хотят покинуть город до того, как подойдут основные силы советских войск. Чтобы добавить драматизма, выпустят из бывшего Гердауэна далеко не всех. Сына женщины в пальто оставят погибать за разделительной лентой, поскольку молодого человека признают годным к строевой службе.

Пока грузный мужчина в немецкой шинели делает вид, что рассматривает документы, под ленту начинают пролезать первые красноармейцы. Из деревянных ящиков на свет появляется миномет.

Дальше разобраться в том, что происходит под зарешеченными окнами здания, становится сложно. Взрывается пиротехника, земля летит комками, пулеметы и винтовки глушат зрителей холостыми выстрелами. На зрителей, снимающих всё происходящее на смартфоны, ползут клубы белого дыма от взрывов. Обреченные уже самим сценарием на смерть и поражение солдаты вермахта прячутся по углам здания интерната, сжимая винтовки. Тех солдат, на кого не хватает холостых патронов и взрывпакетов, добивают в рукопашную. В траве что-то медленно тлеет.



Как и все реконструкции исторических сражений, взятие Гердауэна оканчивается совместными фотографиями между зрителями и участниками сражения.

Спустя где-то час после окончания реконструкции из поселкового магазина выходит грузный мужчина в шинели немецкого капитана (тот самый, который проверял документы у «беженцев», а потом потерялся где-то среди взрывов и грохота) и исчезает во дворах Железнодорожного.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии