«Сегодня здесь торговля, а завтра она отомрет»

13 Августа 2019
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Во вторник, 13 августа, вице-премьер правительства Калининградской области Гарри Гольдман посетил площадку рядом с башней «Врангель», рассказав о реконструкции части стены памятника. Также стало известно, что ждет торговцев на ул. Баранова и почему власти по-прежнему будут бороться с самсой и лепешками.


За стенами башни

Из-за стены башни «Врангель» выползает грузовик, распугивая собравшихся у ворот людей. Во дворе рассыпаны груды гравия, в одной из них валяется миниатюрный ковш от экскаватора. Во дворе полно машин с рекламой компании-застройщика «КСК». Неподалеку от входа бетономешалка. С тех пор, как власти в 2015 году с боем выгнали из башни «Врангель» бывших арендаторов объекта — компанию «Арт и К», — никакой жизни в этом пространстве не было. У ворот памятника в ночное время появлялись машины, внутри ходили какие-то люди, но, что происходит за плотно закрытыми воротами, власти озвучивать не спешили. Даже в рабочем расписании вице-премьера Гарри Гольдмана выезд на объект появился лишь потому, что, занимаясь благоустройством ул. Баранова, рабочие внезапно уперлись в памятник и обнаружили, что кусок стены находится в аварийном состоянии.



«Имеет смысл делать благоустройство и восстановление аварийной части башни "Врангель" в одно и то же время, чтобы потом не возвращаться», — говорит Гарри Гольдман. Из-за его спины торчит кусок стены с относительно свежей кирпичной кладкой. Гольдман обещает, что проект для стены делали с учетом «всех исторических акцентов». Работы, по оценкам вице-премьера, обойдутся в сумму чуть меньше 1 млн руб. Впрочем, платить за это всё равно будет не область. Восстановительными работами займется фонд «Дом.РФ».



Концепция по функционалу башни «Врангель» еще не готова. Но Гольдман уже видит в этом объекте некую синергию между Музеем янтаря (здание находится у учреждения культуры в оперативном управлении) и Янтарным кластером (от янтарщиков власти ждут инвестиций в проект). «Там будут мастерские, музейные экспонаты и т. д.», — говорит чиновник. После того как концепция будет готова и одобрена, власти смогут приступить к восстановлению объекта. Деньги на эти цели губернатор Калининградской области Антон Алиханов обещал «точно» выделить в 2020 году.



Про бывших пользователей памятника руководитель Службы государственной охраны объектов культурного наследия Евгений Маслов вспоминает только плохое и признается, что рад возвращению объекта в областную собственность, благодаря «долгим и справедливым судебным разбирательствам». Бывшие арендаторы вложили в памятник около 173 млн руб. Но Маслов считает, что предприниматели (название компании он ни разу не озвучил), напротив, «выжимали все соки» из здания. 

«В 2017 году порядка миллиона рублей вложено в консервацию объекта. Нам пришлось устранять большое количество проблем, которые возникли вследствие неправильной эксплуатации предыдущим пользователем», — жалуется он. Нарушений, как вспоминает Маслов, было «море». 

«Собственник (видимо, речь идет об арендаторе. — Прим. ред.) выжимал все соки из объекта и ничего не вкладывал. Проводил какие-то работы немного по очистке», — говорит руководитель службы, добавляя, что даже эти работы были направлены в первую очередь на то, чтобы обеспечить функционирование в «Башне» точки общепита. 

«Собирать деньги за счет продаж… Пивом…», — продолжает жаловаться Маслов, вспоминая, что при всем при этом предприниматели еще и не платили за аренду. Бывшим пользователям он припомнит и жалобы якобы на антисанитарное состояние точки общепита и на «плохое поведение» ее посетителей.



«Замочек откройте, коллеги!» — кричит Гарри Гольдман копошащимся у двери здания рабочим в оранжевых жилетах. Те послушно расступаются, но Гольдману и Маслову придется ждать, пока придет сотрудник охраны и откроет ворота. Состояние внутренних помещений памятника довольно приличное. Лишь в одном коридоров разбито окно. Сотрудники Музея янтаря нашептывают чиновникам, как вычищали эти коридоры. Но прогуливающиеся по внутренним помещениям памятника Гольдман и Маслов пытаются вспомнить, что же за точка общепита здесь была. «Шашлычка!» — разносится под крышей голос вице-премьера.



В сентябре территорию башни «Врангеля» должны будут покинуть торговцы янтарем, которые разместили неподалеку свои НТО. Гольдман уверяет, что в новой концепции памятника нашлось место янтарным мастерским и «кластерным всяким вещам». Но эти торговые объекты должны будут съехать. «Громко сказано: "Этот бизнес потеряет это место". Это место, наверное, никогда и не было у этого бизнеса. Как и перед Музеем янтаря. И давно не место ему ни там ни тут», — отмечает Гольдман.



Благоустройство территории вокруг памятника может быть затруднено из-за прав других собственников. Как рассказывает советник губернатора Вячеслав Генне, площадь перед объектом частично принадлежит собственникам выставочного зала «Кунстхалле» (здание находится неподалеку от «Башни»). Генне предполагает, что это произошло потому, что «так сложилось межевание в 90-е годы при приватизации объекта». Но сейчас собственников «Кунстхалле» удалось уговорить отдать часть своей территории под городские нужды. Вячеслав Генне также отмечает, что двор памятника можно использовать в «коммерческих» и «ярмарочных» целях.



После башни «Врангель» Гольдман отправляется инспектировать работы по благоустройству второй очереди ул. Баранова. По словам чиновника, сейчас есть шансы окончить работы раньше срока. Одним из самых тяжелых моментов для вице-премьера, который курировал благоустройство Баранова, должны были стать переговоры с торговцами с Центрального рынка, которые в прошлом году устроили настоящий бунт. Поводом стало отсутствие достаточного количества парковок на обновленной улице. Вице-премьер вынужден признать, что окончательный компромисс с бизнесом так и не найден. Места под парковки закладываются, но бизнес считает, что этого мало. Гольдман же полагает, что «объективно этой проблемы нет».



Эволюционный процесс

Власти также ведут переговоры с собственниками торговых объектов на Баранова, чтобы они скорректировали их внешний облик и привели к единому виду. Гольдман показывает, в частности, на торговый центр «Гут» — здание из темного клинкерного кирпича и комплекс торговых павильонов «Миллион друзей». Когда в прошлом году власти открывали первую очередь ул. Баранова, это было выложенное темно-красной плиткой абсолютно стерильное пространство с деревьями и полицейскими вдоль дороги. Никакого традиционного для пешеходных улиц функционального наполнения в духе небольших уличных кафе и похожих видов бизнеса, здесь не было. Гольдман согласен, что подобных вещей улице недостает. «Хотелось, чтобы стрит-фуд больше присутствовал, общественные пространства. Но некоторые зачатки на сегодняшний день появляются. Уличные музыканты часто появляются», — рассуждает вице-премьер.



На участках, которые попали во вторую очередь реконструкции ул. Баранова, плотно и давно осели торговцы с Центрального рынка. Места для активностей, о которых мечтает вице-премьер, практически не осталось. Гольдман, впрочем, считает, что всё может измениться. 

«Сегодня — торговля, а завтра бизнес возьмет свое. То есть торговля отомрет. Это будет то, что требуется на пешеходной зоне. Пожалуйста, вкусный кофе с собой. Он недавно появился!» — тычет пальцем чиновник в зеленые двери кофейни. Но, чтобы пространство ул. Баранова изменилось, потребуется время. 

«Сколько мы шли к скверу у ДКМ? Сколько мы шли к тому, чтобы убрать палатки от башни "Дона"? Не надо [требовать] изменений сегодня», — считает вице-премьер. Новых бунтов он не ждет и даже говорит, что некоторые из тех предпринимателей, что участвовали в прошлогоднем бунте, подходили к нему и благодарили его.



Впрочем, власти готовы приветствовать на ул. Баранова далеко не весь бизнес, связанный с уличной едой. Гольдман заявляет, что он против самсы и лепешек из тандыра, которые продавались здесь еще до того, как власти взялись за улицу. «Будем работать с людьми. Тяжело. Эволюционный процесс очень долгий. Но мы от этого никуда не уйдем. Силовыми методами — это не вариант», — резюмирует вице-премьер, обещая предпринимателям кредиты на НТО. 


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии