Протест пошел кругами

22 апреля 2021
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Несанкционированная властями протестная акция сторонников Алексея Навального в среду, 21 апреля, стала уже третьей в 2021 году. 23 января полиция практически никак не реагировала на митингующих, 31 января ограничилась точечными задержаниями. Но 21 апреля сотрудники правопорядка, кажется, впервые перешли к психологическим акциям устрашения. Афиша RUGRAD.EU рассказывает и показывает, как прошел митинг.


Безнадежный спор

Поначалу протестный митинг сторонников оппозиционера Алексея Навального развивался по такому же сценарию, как и два предыдущих. На площади Победы к 19:00 начали собираться люди. Звучали лозунги, которые успели отработать еще на предыдущих протестных акциях. В разных выражениях протестующие требовали освободить политзаключенных и отставки президента Владимира Путина. К знакомому набору добавились требования допустить к Алексею Навальному врача. Сторонники оппозиционера вряд ли смогли увеличить свой результат по численности предыдущих акций: количество протестующих составляло до 1 тыс. человек.


Сквозь орущую толпу прогуливались сотрудники полиции с мегафоном. Крики с требованиями свободы перебивал голос, зачитывающий хорошо знакомое всем участником протестных акций постановление, запрещающее массовые мероприятия из-за коронавируса. Голос грозил митингующим административными наказаниями за участие в несогласованной акции, но те не обращали на полицейских никакого внимания. 

«Свободу Алексею Навальному!» — вяло начинала толпа в ответ на скрип из полицейских громкоговорителей. 

Быстрой прыгучей походкой по площади передвигались люди в черных масках, такого же цвета бейсболках или нахлобученных по самые глаза капюшонах. Одеваться они пытались в спортивную одежду серо-черных тонов, видимо, считая ее неброской, которая позволит им затеряться в толпе. Из-под бейсболок и капюшонов предательски торчали спиралевидные провода, как от старых домашних телефонов. Митингующие, которые не сильно разбирались в полицейской иерархии, по умолчанию окрестили этих «неброских» «эшниками». Последние снимали протестующих на телефоны, а иногда сбивались в группы, обсуждая набор шифровок, которые приходили им на телефоны. Судя по разговорам, они и сами не всегда понимали смысл в том наборе букв, которые получали то ли от начальства, то ли от кого-то еще.

«Против чего? И поэтому у него миллиарды?» — неохотно переругивалась с протестующими старушка в красной куртке. В руках у нее был плакат с надписью «Нет Майдану в России». Вокруг надписи фиолетово-зелеными пятнами расплывалась символика партии «За правду» писателя Захара Прилепина. Структуре, которая пока не может похвастаться какими-то политическими победами в регионе, еще предстоит, судя по всему, мучительное поглощение местными отделениями «Патриотов России» и «Справедливой России». И участие в качестве эдакой «антиоппозиции» в протестных акциях — это одна из немногих возможностей для «прилепинцев» заявить о себе, а точнее, донести до какого-то количества людей (если получится удачно подставиться под камеры СМИ) простейшую мысль, что они тоже присутствуют на региональном политическом поле. 

«Захар Прилепин, который на Донбассе стрелял..,», — с трудом подбирал слова один из митингующих, пытаясь объяснить своему товарищу, что это за пожилые люди стоят со странными плакатами по углам у стелы. Но интерес к русскому писателю, который в свое время получил одну из главных «оппозиционных» российских литературных премий «Национальный бестселлер», у них быстро пропал. Вместо Прилепина они стали обсуждать, как прошли протестные акции по всей России, и быстро пришли к выводу, что «не так уж много» в этот раз человек задержали.



«Лизутчик путинский этот Прилепин!» — орет старушка — «ветеранша» калининградских протестных движений — на седого мужчину с плакатом с символикой «За правду». «Лизутчик! Лизутчик!» — довольно повторяет она, будто смакуя только что придуманное ей слово. Тот флегматично пожимает плечами в ответ, но видно, что подобная характеристика его задела. Старушка советует ему стоять с плакатом подальше и договаривается с товарками, что за Прилепина на митинге выступают «три калеки — три придурка».

«Я считаю, что он предатель...», — еще один противник Навального на калининградском митинге обнаружился достаточно быстро. Крикливый пожилой человек пытался вступить в изначально безнадежный спор с протестующими, пытаясь доказать им, что оппозиционер получил справедливое наказание. Но с аргументацией у него выходит плохо: кое-как он вспомнил про дело «Ив Роше», но увидев, что никакого эффекта его слова не произвели, замялся. «За что он сидит в тюрьме? — раздумывал он. — Давайте поедем, спросим». В это время полицейский мегафон в очередной раз объявлял митингующим, что за участие в акции им грозит штраф.

«Я гражданин России, не таджик, не узбек... Чего вы такие серьезные, я понять не могу?» — хохотал взобравшийся на бортик фонтана у стелы молодой человек в черном худи с золотыми восточными узорами. 

«Один за всех и все за одного!» — гремело по правую руку от него. Митингующие в этот раз решили не использовать бортик в качестве трибуны. На митинге 31 января именно таких ораторов полиция стала задерживать первыми. «Подожди, я тоже хочу хавать. Где мой кошелек?» — стал слезать с бортика он, видимо, сообразив, что не интересен ни сотрудникам правоохранительных органов, ни митингующим. Последний как раз подняли плакат с надписью «Моя Россия сидит в тюрьме» (цитата из песни группы «Порнофильмы», которую музыканты, в свою очередь, позаимствовали у поэта Алексея Никонова). Спустившись на землю, молодой человек заявил, что на митинге скучно. Еще один «ветеран» протестного движения отпугивал «неброских штатских» с камерами, обзывая их «террористами». «Их больше, чем нас! Террористов!» — искренне возмущался он.



Над куполами собора Христа Спасителя с ревом прошли три боевых самолета. В церковном дворе все серое из-за людей в полицейской форме: именно там сотрудники правоохранительных органов нашли точку для опорной базы. Еще один автобус с силовиками стоял возле ТЦ «Кловер». Невесть как затесавшийся на митинг торговец воздушными шариками с улыбкой сообщил СМИ что-то в духе «они нас охраняют», кивнув головой в сторону церковного двора.

Протестующие решили не дожидаться, пока полицейским наскучит пугать их штрафами, и решили двинуться маршем к Дому Советов. «Правда — не экстремизм!» — скандировали они. Как только толпа приблизилась к пешеходному переходу у площади Победу, откуда-то вылетелел полицейский автомобиль и нервно мигая синими спецсигналами, отправился наперерез.


Финишировали одновременно с автозаками

Как и во время всех прошлых протестных шествий, митингующие старались не нарушать правила дорожного движения и не создавать дополнительных трудностей для автомобилистов. Дорогу послушно переходили на зеленый свет — за этим следили сотрудники ГИБДД. «У меня есть плакаты, если есть отважные люди... Но это повышает риски!» — суетился внутри колонны один из сотрудников штаба. Через некоторое время его задержали.



Про лозунги во время этого марша вспоминали не так часто. «Кто здесь власть?» — накинулся на колонну кто-то из прохожих, явно желая потроллить митингующих. «Мы здесь власть!» — как по команде взревела толпа, не чувствуя подвоха.

Автомобилисты сигналили колонне вслед, но время от времени, кто-то открывал окно, чтобы сообщить митингующим что-либо нелицеприятное. «Что это такое?! Клоуны!» — закричали на шествие из очередной иномарки. В ответ один из митингующих сердито замахал в сторону автомобиля плакатом с портретом Алексея Навального у которого было крест на крест перечеркнуто ротовое отверстие.



Полицейская машина с горем пополам смогла догнать колонну только в районе автобусной остановки у бывшего магазина «Ромашка». Мегафон хрипел и с трудом выдал уже заученную мантру про коронавирус. На пешеходном переходе перед митингующими показательно проехала колонна автозаков. «Позор! Позор!» — кричали вслед автомобильным кузовам: если правоохранители пытались при помощи такого нехитрого инструмента распугать несанкционированный митинг, то нужного эффекта достигнуть не удалось.

Добравшись до нужной точки практически без происшествий, протестующие, кажется, сами забыли, зачем они шли к Центральной площади. Обычно, в таких случаях, кто-то берет на себя роль оратора, чтобы завести толпу. Но в этот раз выделяться никому не хотелось. «Ты просто мент, обыкновенный мент!» — пытался петь юноша с дредами, зажимая акорды на укулеле. Белая KIA, отчаянно сигналя, распугивала толпу, двигаясь к стоянке у Дома Советов. Не найдя себе достойных занятий у Центральной площади, митингующие решили повторить свой маршрут в обратном направлении и снова двинулись к площади Победы. Полицейские по-прежнему предупреждали их о незаконности акции, на стражей порядка никто не обращал внимания.



Росгвардия заняла площадь

Вернуться обратно удалось не всем. Возле гостиницы «Калининград» полицейские схватили тинейджера в полосатой кофте. После этого кто-то из толпы громко усомнился в традиционной сексуальной ориентации стражей порядка. Двое полицейских остановились, изучая недобрыми взглядами толпу, явно пытаясь вычислить того, кто кричал. «Я его на каждом митинге вижу, вот этот ... [нецензурное] низенький», — полицейские окончательно перестали стесняться.

«Мы не боимся! Мы не боимся!» — скандируя лозунги, толпа двигалась обратно к площади. В какой-то момент полицейская машина притормозила у одного из пешеходных переходов вдоль Ленинского проспекта. Здесь не было ограждения между проезжей частью и тротуаром, поэтому выскочившие полицейские без труда затолкали в автомобиль молодого человека в куртке с надписью «Навальный» на спине. В логике, по которой стражи порядка выбирали свою жертву, окружающие так и не смогли разобраться.



Полицейские, впрочем, не успокоились. Посовещавшись со «штатскими», они прыжками устремились к голове колонны. Новую «цель» удалось нагнать только на пешеходном перекрестке перед площадью. Им стал мужчина в оранжевой куртке. Его тоже «сдали» без сопротивления.



На площади все поначалу происходило по той же схеме, что и до похода на Дом Советов. Митингующие кричали, мегафон уже непонятно в какой раз затянул свое «Уважаемые граждане...», в небе снова загудели самолеты, поднимающийся ветер стал гнать рябь по воде в фонтане. Но вдруг случилась свалка. Кого схватили и из-за чего все началось — разобрать в темноте было совершенно невозможно. Кажется, кого-то силовики даже тащили на руках. «Бессовестные! Вы одеты на наши деньги! Вы за Путина заступаетесь, а завтра он вас кинет!» — заголосили как по команде две женщины. Мужчина в синей куртке в упор смотрел на пластиковое забрало шлема росгвардейца, изо всех сил пытаясь сделать вид, что ничего не боится. 

«Так и будем стоять?» — равнодушно бросил он. Женщины, не переставая голосить, стали постепенно обступать мужчину, явно не желая сдавать его без боя. Сотрудник Росгвардии, выдержав взгляд мужчины, развернулся и отступил. «Бессовестные! Калининградцы держитесь, собирайтесь все, собирайтесь! Нам плохо будет, нас скоро вакцинировать будут! Признайте это! Они вот так встанут и будут насильно колоть нас!» — вопила ему в спину женщина в блузке с красными розами.

Площадь в этот момент уже занимала Росгвардия. Силовики многому успели научиться после зимних протестов: в январе правоохранители с грохотом падали, скользя по льду и даже один раз допустили, чтобы митингующие закружили их в хороводе. В этот раз росгвардейцы без труда захватывали площадь квадратный метр за квадратным метром, смыкая вокруг протестующих цепь и блокируя все выходы и входы. Через какое-то время «бронированная» колонна сотрудников Росгвардии в шлемах двинулась на протестующих, буквально вдавливая их в стелу у фонтана. Силы были не равны и митингующие через какое-то время оказались в полном окружении на пятачке у фонтана. После этого судьба митинга зависела исключительно уже от доброй воли силовиков. Окружив сторонников Навального, у силовиков было как минимум несколько сценариев завершения вечера. И каждый из них не сулил ничего хорошего для участников акции. Правоохранители могли взять митинг измором, дождавшись когда холодный ветер сделает свое дело и митингующие сами начнут проситься домой. Могли провести точечные задержания (любое сопротивление при такой диспозиции изначально обречено на провал) или перейти к силовому разгону. Но вместо этого «цепь» просто выжидала, поглядывая из под шлемов на ютящуюся у фонтана толпу.



«Лево принять», кто-то из росгвардейцев переминался с ноги на ногу, сжимая предплечья товарищей, стараясь не разорвать сложносочиненную конструкцию из человеческих тел. «Кто ...[нецензурно] глупые команды раздает?» — высокий сотрудник Росгвардии, который в построении цепи не участвовал, неодобрительно покосился на место откуда раздался голос. «Вы можете растянуться?» — тут же попросил кто-то. Цепь по-прежнему переминалась с ноги на ногу, ожидая приказа. И она его получила. «Налево!» — громко скомандовал голос. Росгвардейцы расцепили руки и с показным равнодушием ушли маршем в сторону храма, будто бы загнанных в угол протестующих не существовало. «А че, вся движуха кончилась?» — кто-то из митингующих не поверил, что Росгвардия только что наглядно доказавшая свое силовое превосходство, спокойно покинет поле боя, «не добивая» побежденных.


«Добрый вечер»

Психологический эффект «кольцо» Росгвардии, безусловно, на участников акции оказало: пик протеста был пройден, протестующие расходились по домам. Остатки решили двигаться к площади Василевского. Шли, впрочем, в гробовой тишине. У дома, где раньше располагалась редакция газеты «Новые колеса», протестующих все той же прыгучей походкой с легкостью нагнали «штатские» и полицейские. Еще одного участника митинга без всякого труда запихнули в автомобиль. Кто-то из полицейских чинов громко потребовал прислать автопатруль. В результате, до последней точки дошли в лучшем случае несколько десятков человек. О лозунгах уже никакой речи не шло, поэтому дотерпевшие до конца участники акции развлекались тем, что ставили с телефонов обрывки видео, которые удалось снять во время акции. Так что крики «Позор!» и «Свободу политзаключенным!» теперь звучали исключительно в записи.

Вокруг молодого человека, который играл у Дома Советов на укулеле, стала группироваться молодежь. Через некоторое время они закружились на площади в хороводе, распевая песни группы «Пошлая Молли». «Будто бы вся твоя жизнь, не такое уж дерьмо... Музыка громче, глаза закрыты, это non-stop, ночью открытий...», — кричали танцующие.



Силовики заняли позицию возле улицы Клинической. Там тоже уже царила расслабленная атмосфера, все ждали, когда молодежи надоест танцевать и можно будет разойтись по домам. «Штатские» группировались у входа на площадь, их было в несколько раз больше, чем танцующих. В какой-то момент несколько правоохранителей все-таки отправились в рейд по Василевского, видимо, желая ускорить окончание протестной акции. Но обойдя рассевшуюся по каменным тумбам молодежь, сотрудники правоохранительных органов не нашли в тот момент никаких признаков нарушений правопорядка. Зато их заинтересовала прибившаяся на площадь парочка. К митингу эти двое не имели никакого отношения, но правоохранителей заинтересовала жестяная банка в руках мужчины. Повисшая у него на шее женщина начала объяснять, что они просто живут по соседству. Им скороговоркой прочитали лекцию о запрете распития алкоголя в общественных местах. 

«Я делаю вам предупреждение. Доброго вечера», — росгвардеец быстро потерял интерес к парочке.

«Доброго вам вечера», — прощался со стайкой оставшихся после митинга девушек «штатский», поправляя черную маску. Мужчина явно уже собирался покидать площадь. На этом калининградский протест можно было считать оконченным. По данным «ОВД-Инфо» в Калининграде были задержаны 29 человек.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова
Видео: Никита Кузьмин