Поломали рыночек

12 Февраля 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

22 января 2018 года ООО «Строительно-инвестиционная корпорация» владельцев Центрального рынка получило разрешение от областных властей на строительство торгового центра с многоярусной парковкой на участке в границах ул. Баранова, Черняховского и Пролетарской. Примерно в эти же даты владельцы торговых павильонов на ул. Черняховского стали получать уведомления от администрации Калининграда о сносе их объектов. Финальная точка была назначена на понедельник, 12 февраля: именно на эту дату назначили снос объектов. В начале года у предпринимателей истек срок договоров аренды. Афиша RUGRAD.EU провела два дня на Центральном рынке и попыталась выяснить, кто прав, а кто виноват в этой запутанной истории.



Зая с фаллоимитатором

В воскресенье, 11 февраля, за день до официальной даты сноса. «В соответствии с распоряжением администрации городского округа от 05.02.2018 снос самовольной постройки (нестационарный торговый объект) будет начат с 9:30 12.02.2018», — пугает бабушек с набитыми снедью баулами объявление на опущенных ставнях некоторых торговых павильонов. По крышам магазинов скачут рабочие, сматывая провода. Противно стучит кувалда, вышибая пластиковую сэндвич-панель. Городские власти грозились начать снос торговых павильонов только в понедельник, но предприниматели спешат за свой счет расправиться с принадлежащей им собственностью. Дело вовсе не в законопослушности и даже не в скрытом мазохизме. Даже потерпев поражение, бизнес пытается сэкономить. Разгоряченные мужики в пуховиках, пальто и тулупах наперебой кричат, что горадминистрация потребует за снос то ли 60, то ли все 100 тыс. руб. Но даже при таком разбросе цифр все сходятся на том, что заказать демонтаж павильона частной компании — это намного дешевле. Частники вроде как берут всего 12. Здесь вообще привыкли к экономии: те предприниматели, у которых павильоны были в собственности, платили только за землю. Участки были небольшие, и сумма могла выходить в смехотворные для центральной части города суммы (у тех, кто арендовал еще и НТО, всё было ровно наоборот).


Над участком ул. Черняховского стоит бодрый мат. Это конец рабочего дня, греться здесь привыкли «народными средствами» и в выражениях не стесняются. Этот участок на ул. Черняховского формально не относился к администрации Центрального рынка: договоры на размещение объектов мелкорозничной торговли земельных участков у предпринимателей были заключены с городскими властями. Винят во всех бедах, соответственно, тоже их. Если бы завтра случилось так, что на этом небольшом пятачке в центре города вдруг объявили выборы, действующий глава Калининграда Александр Ярошук не набрал бы здесь и одного процента. Больше всего людей злит, что их торговые павильоны называют «самовольными постройками». Логика у предпринимателей примерно такая: несколько лет подряд бизнес платил аренду в городской бюджет  и никто тогда эти павильоны «самовольными постройками» не называл, всё было законно. 

«Суд еще не прошел. Суды идут, и решения не было», — уверенно сообщает мужчина с жидкой бородой и в пальто, наблюдая за копошащимися рабочими. «То есть расчистить и сделать здесь второе футбольное поле. Я бы так это трактовал», — вступает в разговор крупногабаритный мужчина в комбинезоне болотного цвета. 

Участок на Черняховского — это такое государство в государстве, «маленький Вавилон», то, что чиновники любят называть «Шанхаем», намекая на то, в какой ад и хаос порой превращается уличная торговля в Калининграде. В этих выстроенных в ряд павильонах ютился самый разнообразный бизнес: от рыболовных снастей до тортов и пирожных, от ремонта очков и ювелирных изделий до часовых дел мастера. Теперь рабочие разбирают киоск микрофинансовой организации, из окон которого до сих пор торчат вывески, обещающие наличные за 15 минут. «Не надо, не надо», — поспешно выдергивает зазевавшаяся бабушка любопытную внучку из полутьмы павильона «Формула любви». Внутри магазина повалены полки, из-за полуоткрытой двери на пробегающих мимо прохожих смотрит с плаката девушка в кожаном нижнем белье и с пристегнутым черным фаллоимитатором. На одном из павильонов красуется обломок вывески с надписью «Зая». Что это такое было, разобраться уже, наверное, никогда не получится.



В магазинчике, торгующем шторами, обещают 50 % скидки на товар. Впрочем, продавцы уже пакуют коробки (хотя услугами частников, демонтирующих павильоны, владельцы пока не воспользовались). Продавщица считает, что всё сносят, потому что у предпринимателей закончился «договор аренды». «К чемпионату же, вы чего, пресса, в интернете не читали?» — удивляется она. 

Вопрос о рентабельности такого бизнеса доводит предпринимателей почти до приступов хохота. «Сейчас 600 [тыс. руб.] дают и бегут, покупают по 600 «комки», — рассказывает мужчина в пальто. «Комок» — это, собственно, павильон. Судя по пренебрежительному тону торговцев, самый примитивный в плане удобств.  

Геннадий — мужчина с печальным интеллигентным лицом и в шапке-ушанке — держал на рынке часовую мастерскую около 20 лет. «Люди ко мне приходят в 3-4 поколении. Сначала родители приводили своих детей, теперь эти дети приводят своих детей», — не хочет он говорить про свой бизнес в прошедшем времени. Он вспоминает, что его небольшой бизнес позволял «ездить нормально в отпуск и планировать будущую жизнь».

Часовщик был в числе тех предпринимателей, которые летом написали обращение на имя Александра Ярошука с предложением инвестировать во внешний вид своих павильонов, чтобы это не выглядело, как «Шанхай». Но, по его словам, бизнесу никто даже не озвучил цифру, которую требуется вложить во внешний облик торговых объектов. Предприниматели сразу получили отказ. Сначала в комитете экономики и финансов горадминистрации предпринимателям с ул. Черняховского пообещали разговор. Но потом якобы власти от него увильнули, решив следовать логике, что здесь всё равно всё снесут. 



«Мы — законопослушные граждане», — вздыхает часовщик в ответ на вопрос, снес ли он уже свой павильон, грустно изучая груду пластиковых обломков, откуда торчат остатки вывески с рекламой ремонта часов. 



«Всё будет так. Исхода нет»

Мужчина в кожаной куртке с развевающейся на ветру гривой волос, торопясь, пакует вещи в сумку. Рядом с ним на морозе ежится другой, с тонкой щеточкой усов под носом. Усатый пришел забирать товарища (который, видимо, как и прочие, потерял свой павильон) с ул. Черняховского. Теперь предприниматель будет сидеть в старом немецком здании, где находится центр бытовых услуг. Там примерно такой же «мини-Вавилон», какой до недавнего времени был на Черняховского: ремонт бытовой техники и гаджетов, часовщики, ювелиры и прочие. «Кто же немецкое здание будет сносить?!» — у предпринимателя глаза лезут на лоб от удивления, когда он слышит вопрос о том, попали ли они в эту «программу сноса». 

игрушки.jpg

Его другу в кожаной куртке, безусловно, повезло. Страх, что бизнес на новом месте не заладится (если это место вообще есть), — это то чувство, которое объединяет почти всех арендаторов на Черняховского. Обосновавшийся здесь бизнес привык к относительно небольшим  платежам и хорошему человеческому трафику. «Мы переезжаем. Только сейчас уже придется аренду платить», — грустно замечает кто-то из предпринимателей.

Семья Демидович (отец и два сына) занимаются розничной торговлей на рынке более 20 лет. «Вся жизнь прошла на рыночке...», — хрипло хохочет усатый отец семейства Александр Демидович. У них был собственный павильон, так что аренду нужно было платить только за небольшой клочок земли, на котором стоял нестационарный торговый объект. Обходилось это где-то в 5-7 тыс. руб. По сути, это было такое семейное предприятие, где даже продавцов не нанимали: семья торговала сантехникой, пультами и антеннами. «Смесители, под раковину сифоны, антенны большие и маленькие», — с плохо скрываемой любовью в голосе рассказывает о семейном бизнесе один из братьев-Демидовичей Михаил. Что касается доходов, то он говорит, что «на семью хватало, а семья большая». «Только сегодня человек 10 подходило: "Куда вы переезжаете? Где мы будем брать?" У нас люди уже наработаны. Почему люди в магазины не ходят? Элементарно: в магазинах никто ничего не подскажет и никому ничего не надо. Ценники вы видите. А здесь всё объясняли досконально», — злится Михаил Демидович.

Им сначала так же предложили другие места, но потом, якобы когда администрация узнала, что предприниматели пошли в суд (по сведениям RUGRAD.EU, в производстве сейчас находится 3 иска, решение ни по одному из них не принято), городские власти решили отказаться от такой «благотворительности». Впрочем, торговцы всё равно были недовольны такой попыткой компромисса. Места, как рассказывает Михаил, им предложили чуть ли не в поселке Прибрежном. С администрацией Центрального рынка у семьи Демидович тоже отношения не заладились (члены семьи считают, что снова из-за судов), и больше они с ней иметь дело не хотят.


«На что можно рассчитывать, если решения суда нет? Какая компенсация? Мэрии по барабану на всё на это», — злится Михаил Демидович в ответ на вопрос, что случится, если арбитражный суд вдруг встанет на сторону предпринимателей. 

Рабочие тем временем продолжают демонтаж. Под подошвами ботинок хрустят стекла, по-прежнему стучит кувалда. «20 лет не знали, что здесь самовольная постройка, а тут вспомнили, ... [нецензурное междометие]», — ругается чернобородый мужчина с четками в руках.

Осоловевший к концу рабочего дня мужчина в болотном комбинезоне с равнодушным видом наблюдает за крушением этого маленького «государства в государстве». Вокруг него топчутся еще несколько предпринимателей, которые рассуждают, что, раз уж мэрия лишает бизнес рабочих мест, то должна была предоставить им другие места.

«Балтийский рынок — там не выехать и не заехать. А здесь-то было накатано. Как тебе объяснить? Это бизнес, … [нецензурное междометие]. Это с годами приходит: здесь клиентура, пятое-десятое, это они своим трудом завоевывали. Это не колбасой торговать … [нецензурное междометие]», — рассуждает о гипотетической возможности переезда мужчина в комбинезоне.

Рабочие аккуратно складывают оторванные сэндвич-панели в кузов машины. Вопрос о том, можно ли их использовать вторично и снова собрать из них павильон, вызывает у предпринимателей хохот. «С какой целью интересуешься? Я тебе дачу из них могу построить. И очень даже неплохую», — обещает тот, который в комбинезоне.


На соседних рядах (здесь предприниматели заключали договоры с администрацией Центрального рынка) пока демонтировать павильоны не спешат. У них есть время до марта.


А поутру они проснулись

Утро 12 февраля — официальный день сноса торговых объектов на ул. Черняховского. Рабочие в робах с надписью «Гидротехник» лениво ковыряют топором стеклянную дверь павильона с рекламой мулине и пряжи. Дверь палатки сотового оператора Tele2 пробита насквозь. Сэндвич-панели морщатся с жалобным писком под ударами ковша экскаватора. От вчерашнего «Вавилона» осталось совсем немного. Редкие предприниматели продолжают рассказывать журналистам о том, как администрация несправедливо обошлась с ними, и продолжают жаловаться на места, которые город предложил им в качестве альтернативы. «Это была ул. Автомобильная, это был рынок Сельмы», — вспоминает скромный мужчина в шапке. Как и прочие, он считает, что администрация лукавит, называя торговые павильоны «самовольными постройками», так как  договоры заключались с предпринимателями еще 8 лет назад. Он считает, что власть просто нашла для себя удобную формулировку, под которую «легко всё снести».


«Сложно оценить ущерб, если я здесь всю жизнь отработал. Как меня будут искать все мои клиенты? Люди, которые здесь торговали, не могут арендовать помещения, где очень дорогая аренда: в «Кловере», «Европе». Рынок для них был доступным местом их социального обеспечения. К сожалению, после реконструкции рынка, аренда будет на уровне "Европы" и "Кловера"», — рассуждает он, предрекая, что этот район теперь станет одним из самых дорогих в городе.

Городские власти несмотря на то, что им было известно, что торговые павильоны находятся на участке, на котором будет строиться новый торговый центр, продлевали с предпринимателями срок договоров.

«Первоначально было написано «до начала [строительства] торгового центра», — рассказывает бизнесмен. Он так же утверждает, что у бизнеса были договоренности с городскими властями, что в новом ТЦ бизнесу будут предоставлены соизмеримые торговые площади. Причем по цене себестоимости строительства. «Это была договоренность, где всё руководство присутствовало. К сожалению, юристы сказали, что если обещают устно, то ничего хорошего ждать не приходится», — разводит руками бизнесмен.

«Это плановый снос, как мы и обещали, по поручению губернатора Антона Андреевича Алиханова, что мы наводим порядок на этой территории... По разработанному плану.... По приведению города в надлежащий вид, согласно дизайн-коду, разработанному КБ "Стрелка", у нас ряд территорий уходит на демонтаж объектов малой торговли», — сыплет цитатами невесть откуда взявшийся на площадке вице-премьер Гарри Гольдман. 


В ТЦ «Колос», куда сбежала часть предпринимателей с Черняховского, гораздо теплее, чем на улице. На втором этаже можно натолкнуться на улыбчивого мужчину, который торгует серебряными изделиями. На вопрос, где было лучше: на улице под снегом или в теплом торговом центре, — он отвечает: «Конечно, там». «Здесь проходимости — ноль», — продолжает улыбаться он, добавляя, что та точка, которую он получил сейчас, «визуально никак ниоткуда не просматривается». Подсчитывая что-то в уме, он соглашается, что аренда в ТЦ, «наверное, побольше». Но его пугает не выросшая ставка, а трафик и место расположения торговой точки.

«Нужно долгими годами нарабатывать клиентуру. Тех успехов, которые были там, достичь, конечно, не получится. Наша задача — стараться», — снова смеется он.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова





Комментарии