«Настоящих буйных мало»

2 июля 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Сборная России по футболу продолжает демонстрировать на чемпионате мира фантастические результаты. Подопечные Станислава Черчесова не только в первый раз в истории постсоветской России вышли из группы, но и обеспечили себе путевку в четвертьфинал, отправив домой команду Испании. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как в Калининграде праздновали победу национальной сборной и почему всё происходящее можно описать строчкой из песни Владимира Высоцкого о сумасшедшем доме.


«Вся Россия-матушка»

Тот многоликий, пестрый Вавилон, по которому запомнятся местным горожанам матчи чемпионата мира, окончательно пропал. Если в Калининграде и остались иностранные болельщики, то они затерялись где-то в толпе. Любой человек с пятном аквагрима или гуаши в расцветке испанского флага на щеке со сто процентной гарантией окажется калининградцем, решившим по каким-то своим причинам сделать реверанс соперникам.

Очередей у входа в фан-зону почти не было. Рассчитанная на 15 тысяч человек площадка к началу игры была забита достаточно плотно, но все-таки не перегружена, как в день матча Англия – Бельгия.


Ведущие на сцене пытались завести толпу, убеждая, что именно от количества децибел, которые смогут выжать из своих глоток калининградцы, будет зависеть итог матча. Зрителей пытались убедить, что они не просто статисты, которые собрались посмотреть матч на большом экране. Но «вся Россия-матушка в этот день — одна команда». Наконец, кто-то из ведущих попросил толпу не расходиться после того, «как мы увидим победу сборной России». После чего зрителям показали «красавчика-Забиваку». Функция у него очень простая: официальный маскот ЧМ-2018 должен забить мяч в ворота безликого голкипера. Компьютерная фигурка якобы реагирует на уровень громкости на площадке: если датчики зафиксируют, что кричат слишком тихо, нарисованный Забивака может промазать мимо ворот. И тогда придется все делать заново: ведущим — распалять толпу, а зрителям — кричать. В этот раз калининградская фан-зона справилась с задачей с первого раза (но был случай, когда местные залажали, и Забиваке пришлось перебивать пенальти). После того, как нарисованный на компьютере мяч влетел в сетку несуществующих ворот, на экране поползли кадры с «Лужников».

Калининградская фан-зона редко оказывалась тем местом, где люди сходили с ума от накала эмоций. Все-таки горожане не всегда четко понимали, кому им симпатизировать в матче между условными Нигерией и Хорватией. Так что болели в основном за «красивый футбол», не делая различий между мелькающими на поле фигурками в футболках разного цвета.


Матчи сборной России — это, конечно, исключение из этого правила. За национальную сборную здесь переживают, и никто не считает зазорным нарядиться в кокошник в поддержку команды. Обретший на ЧМ-2018 жизнь мем «усы надежды» в честь главного тренера Станислава Черчесова мутировал в Калининграде в усы персонажа из старой юмористической передачи «Деревня дураков». Забивака в фанатской интерпретации превратился в волчью шкуру, которую на манер первобытных людей один из фанатов повязал себе за спину. Выпотрошенная волчья голова, как шапка, сидела на голове болельщика (может, конечно, это был и не Забивака).

Первый мяч в ворота России фан-зона восприняла стоически. Из кафе, которое здесь выполняет роль вип-зоны, на крыльцо высыпали какие-то люди с бокалами в руках, но все как будто понимали, что всё идет по плану и так и надо.

Когда сборная России сравняла счет, все заволновались. Каждый раз, когда Игорь Акинфеев прижимал к груди мяч (даже если он летел голкиперу прямо в руки) зрители на всякий случай взрывались аплодисментами. Кажется, только минут за 10 до конца основного времени до зрителей стало доходить, что происходит на экране. Там команда Станислава Черчесова вот уже почти 45 минут держалась против одной из сильнейших сборных мира (так, во всяком случае, считалось до матча с Россией). Российские триколоры затрепыхались на ветру, а дудки загудели, оглушая рядом стоящих. Рабочий из Средней Азии и мужчина с черно-желтым имперским флагом взволнованно смотрели на экран, где Россия продолжала отчаянно сдерживать испанцев еще два дополнительных тайма. Школьники в первых рядах обнялись, как будто это должно было придать сил Игорю Акинфееву. 


Когда просвистел финальный свисток, эмоции уже никто не прятал. Люди, которые видели друг друга в первый раз в жизни, прыгали и обнимались. Чтобы идентифицировать человека как «своего» вполне хватало флага России в руках (впрочем, иногда даже он не требовался).

Россия впервые за всю свою постсоветскую историю вышла на чемпионате мира в четвертьфинал. Учитывая, что у национальной сборной были периоды, когда их игры воспринимались как одна из форм национального унижения, после победы над испанцами люди забыли вообще про всё: про группу, которая уже настроила инструменты и начала играть, про матч Дании с Хорватией, где национальной сборной должны были подобрать оппонента на следующую игру. Первые минуты все только скакали, дудели в дудки и кричали. А потом, будто получив какой-то беззвучный приказ, толпа сорвалась с места и массово стала покидать фан-зону.


«Были бы здесь иностранцы, вы бы даже не дернулись»

Маршрут болельщиков сборной России можно было, в принципе, начертить заранее. Калининград не такой большой город, и опыт иностранных болельщиков показывал: если что-то где-то и будет происходить, то это будет на площади Победы.

На Ленинском проспекте не помещающаяся на тротуаре толпа ненадолго блокировала пассажирский автобус. Ветер погнал откуда-то плотное облако белесого дыма. «Это фаер!» — закричал кто-то. Хотя всем и так было понятно, что это такое. Инспектор ДПС в жилете едко-желтого цвета, когда понял, что дым несется прямо на него, попытался вдохнуть в легкие побольше воздуха и задержать дыхание. Где-то за спинами вывалившей с фан-зоны людей застрекотали салюты и петарды. Воздух на Ленинском проспекте дрожит от автомобильных гудков. Пассажиры (а иногда даже и водители, позабыв про дорогу) высовываются из окошек и машут толпе. Кто-то пытается дотянуться с тротуара, чтобы пожать руку какому-нибудь водителю. Но затея слишком рискованная.


Полицейские о чем-то нервно переговаривались по рациям. Но стражи порядка продолжали работать в режиме чемпионата мира. Поэтому в этот момент никого задерживать не стали. Хотя на маршруте болельщиков обязательно то тут, то там, появлялись группы в серых мундирах, которые внимательно следили за тем, как ведут себя люди во время шествия.

В толпе тем временем шумно обсуждали, что сборная Россия продолжает играть на турнире, в то время как Португалия, Германия и Аргентина уже поехали домой. «Мы сделали это!» — мужчина средних лет вручил своей жене телефон и заставил снимать свою торжественную речь прямо во время шествия. Наконец, кто-то вспомнил о самом главном: «Нам надо зайти в какой-то магаз», — прокричал кто-то громко. Тем временем, завидев надвигающуюся ощетинившуюся российскими флагами толпу, из ювелирного магазина на Ленинском выскочила продавщица и захлопнула дверь.


На площади люди группировались возле стеллы, а также пытались робко осаждать кафе «Москва – Берлин». Несколько минут назад толпа образовала круг и скандировала «Россия! Россия!». Но теперь внутри этого круга только двое некрепко стоящих на ногах мужчин в засаленных свитерах. Вместе с триколорами над людскими головами развивается черно-желтая «имперка» с надписью «Слава Руси». В какой-то момент флаг перекочевал в руки миловидной блондинки. Она изо всех сил махала знаменем, не очень, видимо, понимая, что за флаг у нее в руках. «Россия, Россия», — не обращая внимания на происходящее, скандирует выходец из Средней Азии в черной водолазке, демонстрируя при каждом выкрике окружающим золотой зуб. «А она, знаешь, как сказала? Я бы Акинфееву прямо на поле отдалась», — пересекали площадь три девушки студентки. «Согласна», — невозмутимо заметила другая.

Попытка первый раз спеть «Катюшу» провалилась. Люди не попадали в ритм. Дела пошли намного лучше, когда к фонтану около стеллы переместился барабанщик. Под ритм люди начали петь куда стройнее и слаженнее. Но тут в эпицентре праздника оказался полицейский, который попытался выдернуть из толпы то ли барабанщика, то ли кого-то рядом. Стража порядка окружили и долго уговаривали этого не делать. Каждый считал своим долгом хлопнуть стаража порядка по плечу или приобнять, в другое время это вполне бы могло потянуть на сопротивление сотрудникам полиции. Но он и сам был не настроен на конфликт. Хотя этот перманентный тактильный контакт его явно раздражал, он даже пытался улыбаться и уговаривал людей слезть с фонтана. «Ты россиянин? Ну пожалуйста...», — наседала на него светловолосая женщина. Толпа явно чувствовала, что правда в этот вечер на ее стороне и не хотела сдавать своих. «Были бы здесь иностранцы, вы бы даже [не дернулись]», — резонно заметила женщина. На этом дискуссия была окончена. «Нас так же наказывают...», — начал отступать полицейский, оправдываясь, и вечер был спасен.


Полиция, впрочем, пыталась вести себя по отношению к людям как можно более либерально. Чтобы избежать задержания, вполне хватало сложить руки, будто бы умоляешь о пощаде и покривляться в такой позе несколько минут. Одного мужчину (кажется, сильно выпившего) от наряда полиции спасли именно эти телодвижения. Полицейский, который несколькими минутами ранее «простил» толпу за игру на барабане, решил отпустить и его. Сопровождающие мужчины тут же бросились обнимать и хлопать его по плечу по второму кругу. Впрочем, несмотря на миролюбивость полиции, несколько грузовиков Росгвардии на площадь все-таки пригнали. Сквозь прутья в окнах можно было рассмотреть пятнистую форму сидящих внутри бойцов. Но машины припрятали так, что в поле зрения толпы они не попадали.


В принципе, с первых минут праздника на площади было понятно, что превратить центр Калининграда в красочный хэппенинг, как это сделали хорватские болельщики, не получится. На вопрос почему, на ум сразу приходят строчки из старой песни Высоцкого про сумасшедший дом: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Люди спели «Катюшу», гимн Российской Федерации, несколько раз проскандировали имя одного из главных героев матча — Игоря Акинфеева, а потом накал стал пропадать. Часть толпы потянулась прочь от площади. Многим из них нужно было в понедельник выходить на работу. Да и для полиции, если бы был дан такой приказ, задержание граждан России было бы куда более привычной и повседневной историей, чем попытки разобраться с условными болельщиками хорватской или сербской сборной.

«Никто не купается», — грустно посмотрел на фонтан возле «Москвы – Берлина» один из болельщиков.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова