«Накаркал мир многополярный»

1 Февраля 2019
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

31 января при участии Калининградской торгово-промышленной палаты в Калининграде прошел вечер памяти Евгения Примакова. Политика не стало в 2015 году: как и многие «политики-тяжеловесы» ельцинской эпохи, в последние годы Примаков не был особо заметен в политической жизни России. Во всяком случае, его лицо не мелькало ежедневно на федеральных каналах. 

Сегодня о политических амбициях бывшего премьера уже не вспоминают. В коллективной памяти он остается почти конъюнктурным персонажем: если в конце 1990-х пресса писала о том, что знаменитый разворот самолета премьера над Атлантикой нанес России экономический ущерб, то сегодня этот по-своему романтичный жест называют началом новой внешней политики России (потерянные в теории деньги в коллективной памяти не сохранились). На вечер памяти в Калининград приехал президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин (Примаков возглавлял ТПП с 2001 по 2011 год), губернатор Антон Алиханов нашел для бывшего премьер-министра несколько хвалебных слов, хотя, в силу возраста, он может помнить о нем немногое. Афиша RUGRAD.EU побывала на мероприятии и рассказывает, как и почему Евгений Примаков остался в коллективной памяти калининградского бизнеса.




«Запомнился России авторитетным государственным деятелем», «востоковед, журналист, академик, глава внешней разведки, министр иностранных дел, премьер-министр», «его звали патриархом российской политики» — подобных выражений в фильме о Примакове будет множество. Лента, как и большинство подобных картин, выдержана в показательно-комплиментарных тонах. В коллективном бессознательном все острые углы и шероховатости стираются и вместо личности в памяти остается этакий лубок в духе общих фраз: «патриот», «человек с огромным чувством юмора», «был непревзойденным тамадой». 

Калининградская чиновничья и бизнес-элита наблюдает из-за уставленными сладостями столов, как на экране шахтеры стучат касками по рельсам. Эти архивные кадры должны показать зрителям, в какое тяжелое для страны время Евгений Примаков делал карьеру.




Примаков в воспоминаниях потомков останется в первую очередь благодаря своему «развороту над Атлантикой»: премьер-министр летел в США, но узнав, что американским руководством принято решение о бомбардировках Югославии, отдал команду развернуть самолет. В 1999 году газета «Коммерсант» открытым текстом писала, что «поддержка близкого Примакову по духу режима Милошевича оказалась для него нужнее и понятнее, чем нужды собственной страны». Сегодня этот жест трактуют в гораздо более позитивном ключе и видят в нем предтечу сегодняшней внешней политики России. Во всяком случае, именно о чем-то таком говорит добравшийся до микрофона губернатор Антон Алиханов.

«Разворот над Атлантикой… Мы постоянно сдавали позиции. А это было первое показательное событие, которое заметили вся страна и весь мир. Когда мы очнулись ото сна, от анабиоза, в который впала наша внешняя политика с определенного момента времени и осознали себя по-другому, по-новому», — говорит глава региона.

Антон Алиханов считает, что с этого момента Россия «осознала себя страной, с которой нужно считаться» и «чьи корневые интересы нужно отстаивать». «А не в попытке угождать постоянно делать шаги назад», — пытается попасть в действующий политический мейнстрим губернатор.




Впрочем, в рамках мероприятия будут вспоминать не только того Примакова, который развернул над Атлантикой самолет и по книгам которого можно было предсказывать сегодняшние события в арабских странах и на Украине. Но и умение министра иностранных дел находить общий язык с самыми разными политическими деятелями эпохи.

«Он не читал нравоучений. Он лаской брал партнеров в плен. Добрела, кушая пельмень, суровая Олбрайт Мадлен», — дурачатся на архивных кадрах новый глава МИДа Сергей Лавров и другие на каком-то бенефисе Примакова.

«Накаркал мир многополярный — многополярный мир возник», — продолжается веселье на экране. Калининградский губернатор считает Примакова примером буквально для всех: политиков, журналистов (будущий премьер-министр России начинал карьеру именно в этой сфере деятельности) и людей бизнеса. «Он сделал очень много, чтобы наша страна и наш народ шли вперед», — говорит губернатор.

Алиханову в Примакове импонирует то, что он представитель «тбилисской школы» (юность будущего главы МИДа прошла в Грузии). «Я очень надеюсь, что то умение заводить друзей (а может быть, отчасти и восстанавливать эти дружеские отношения) будет передаваться от его примера всем действующим и будущим дипломатам, которые работают в министерстве иностранных дел. Для нас, для Калининграда умение дружить и наводить мосты — это особая необходимость, потребность. Мы в этом смысле понимаем те усилия, которые он предпринимал в свое время для этого», — пытается закончить на более миролюбивой ноте свое выступление губернатор.





Алиханов — не единственный на этом вечере человек, у которого о Евгении Примакове позитивное впечатление. Несмотря на то что бывший премьер считался политиком более консервативным, чем действующий президент Ельцин, для бизнес-среды он не чужой человек. В начале «нулевых» он возглавил Торгово-промышленную палату. Как считает председатель совета Калининградской торгово-промышленной палаты и председатель совета директоров ГК «За Родину» Сергей Лютаревич, именно при Примакове палата начала набирать авторитет. «Восстановил работу торгово-промышленной палаты России, которая после 8 лет ельцинских реформ пришла в крайний упадок и обслуживала конъюнктурные политические предпочтения редко трезвого главы государства и его команды», — пафосно заявляет со сцены кто-то из ведущих.

Сергей Лютаревич в своих оценках Примакова показывает себя человеком куда более деликатным, чем ведущие вечера. «С Примаковым считались и правительство, и министры, и президент. Я думаю, что для палаты это действительно было очень знаковым событием, когда Примаков, со своим весом, ее возглавил», — говорит Лютаревич, добавляя, что, по его мнению, сегодняшний авторитет ТПП — это заслуга в том числе руководства Примакова.

Лютаревич соглашается, что авторитет калининградской палаты вырос, поскольку зависел от общего статуса ТПП. «У Калининградской торгово-промышленной палаты даже чуть-чуть другой статус, чем во всех других субъектах. Потому что она выполняет роль сертификации товаров», — говорит председатель совета КТПП, считая, что этим статусом калининградское отделение Торгово-промышленной палаты отчасти обязано и Примакову. «Что сегодня мы оформляем все документы и экспертизы оформляем в нашей ТПП, а не куда-то возим или делаем это в таможне», — отмечает он.




Президент КТПП Феликс Лапин — один из немногих присутствующих на памятном вечере калининградцев, который лично общался с Евгением Примаковым. Случилось это, когда Лапин работал еще в правительстве Калининградской области. В составе делегации он поехал в Вену на форум, посвященный деревообрабатывающей промышленности. Примаков уже возглавлял ТПП и тоже приехал на форум. «Ко всеобщей радости, мы сомкнулись в большом зале и сделали прекраснейший прием, — вспоминает президент КТПП. — Мы отсюда умудрились в Вену доставить кильку. Балтийской селедкой и килькой угощали всех. Песни пели...». Впечатления о Примакове у Лапина остались позитивные. «От него шла только позитивная энергия», — вспоминает он.




«Всем необходимы личности для самоидентификации. У Торгово-промышленной палаты такой личностью является Евгений Максимович Примаков», — объясняет, как устроены механизмы коллективной памяти, член региональной Общественной палаты Алексей Елаев. По его словам, бизнес не должен смущаться статуса Примакова как умеренно-консервативного политика. «Это самый яркий из президентов ТПП, самый титулованный. То, что у него специфическая политика по применению власти и бизнеса, — так на определенном этапе это была очень правильная, продуманная политика. Хуже было бы, если бы он начал биться головой об стену и истерить в веселом пафосном стиле», — рассуждает Елаев, добавляя, что есть периоды, когда нужен «тихий, грамотный переговорщик».




Во время просмотра фильма Сергей Лютаревич сам себе задавал вопрос, что случилось бы со страной, если бы Примаков дольше оставался премьером. Бизнесмен считает, что в этом случае страна была бы более экономически развитой, поскольку премьер в те годы лоббировал развитие в стране производства, а не предлагал сидеть на сырьевой игле.

«Мне кажется, что если бы Примаков остался, то не надо было бы столько лет ждать [ситуации], как сейчас, когда у нас более-менее начинается развитие экономики, и мы показываем рост производства. Я думаю, что мы бы намного быстрее это сделали, если бы Примаков остался руководить правительством», — рассуждает Сергей Лютаревич.

Исправить ситуацию, как считает председатель совета КТПП, бывшему премьер-министру попросту не дали. «Он столкнулся с интересами некоторых людей, которые и остались руководить правительством. А он выпадал», — говорит Лютаревич и идет в своих прогнозах и дальше, считая, что человек с такой насыщенной биографией, как у Примакова, мог бы претендовать и на более высокий пост, чем председатель правительства. «Если бы он задержался руководителем правительства, может быть, в будущем он был бы и президентом страны», — резюмирует Сергей Лютаревич.



Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова



Комментарии