«Мир увидел, что мы не такие уж и страшные»

7 Декабря 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Фестиваль кино стран Евросоюза стартовал в кинотеатре «Заря» уже в 14 раз. До 20 декабря здесь покажут более 30 фильмов, среди которых и новая картина Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек». Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как прошло открытие фестиваля и почему в тот период, когда Россия и Европа сыпят взаимными обвинениями, кино превращается в общечеловеческий язык общения.





Первый Фестиваль кино стран Евросоюза прошел в 2005 году. Тогда событие было приурочено к 750-летию Калининграда – Кёнигсберга, и арт-директор кинотеатра «Заря» Артем Рыжков был уверен, что это разовая акция. Город тогда получил транш из федерального бюджета и карт-бланш на культурный прорыв. Рыжков был уверен, что всё на этом и закончится и больше ему не позвонят из представительства ЕС. «Я не был уверен, что этот звонок когда-нибудь раздастся», — признается арт-директор. С тех пор Фестиваль кино стран ЕС проходит каждый год. 



Политика — это тот фактор, который мог бы испортить судьбу мероприятия. Но, как говорит Рыжков, что бы за это время ни происходило с отношениями Евросоюза и РФ, фестиваля это никак не касалось. В официальном буклете гостей приветствует губернатор Антон Алиханов, который отмечает, что «искусство является связующим звеном между странами», и радуется, что именно Калининград стал постоянной площадкой для фестиваля. В обязательном порядке на мероприятии из года в год отмечаются послы ЕС в России (в прошлые годы это был Вигаудас Ушацкас, в этом — заступивший на эту должность Маркус Эдерер) и чиновник не ниже ранга министра с калининградской стороны. Всё это легитимизировало площадку в «Заре»: пока политики на федеральном уровне могли обмениваться гневными тирадами, на региональном уровне люди налаживали культурные связи. 



Фестиваль кино стран ЕС вчистую проигрывает битву за звание главной светской тусовки года фестивалю короткометражного кино «Короче». Если сложить стоимость костюмов и платьев гостей второго мероприятия, то наверняка получится цифра, сравнимая с бюджетом первого. Уровень «Короче» — это актер Владимир Вдовиченков, сияющий в прицелах камер на первом ряду в кинотеатре «Заря». Уровень Фестиваля кино стран ЕС — министр культуры и туризма Андрей Ермак, который специально к событию раздобыл черную шляпу.



На открытии Фестиваля кино стран ЕС всегда тесно. Здесь нет красной дорожки, растянувшейся на десятки метров, — символа фестиваля «Короче». Но есть толпа, сливающаяся в фойе кинотеатра «Заря» в единую человеческую многоножку. Чиновники и шоумены, бизнесмены и рестораторы и даже девушки в масках овец толкаются, обнимаются, послушно стоят в длинной очереди в гардероб и ждут, когда же их запустят в кинозал. Нравы здесь за эти годы заметно смягчились. Мужчина, запивающий сладкий попкорн шампанским, уже никого не удивляет.



«Хотелось, чтобы было больше гостей», — рассуждает до начала фестиваля Артем Рыжков. Мечта арт-директора кинотеатра — чтобы каждую картину представлял актер или режиссер. Коммуникативную силу фестиваля он сравнивает с чемпионатом мира по футболу. «Нас посмотрел мир и увидел, что мы, может, и не такие страшные, как они себе представляли. Мы тоже увидели большое количество иностранцев. И тоже увидели, что они веселые и радостные. Хотелось бы, чтобы и фестиваль кино работал на это же», — рассуждает он. Впрочем, даже такой популяризатор этой культуры, как Рыжков, вынужден признать, что у футбола больше шансов выполнить эту миссию, чем у кино. Тем более у фестивального. «Кино — это очень авторская вещь. И часто европейское кино — это не про то, что выйти из кинотеатра и улыбаться. Большая часть фильмов — они совсем другие», — рассуждает он.



Впрочем, не только Рыжков считает, что фестиваль может объединять. «Культура является действительно сильным, общим языком человечества. На уровне отдельных людей, на уровне Российской Федерации и на уровне Евросоюза», — говорит со сцены посол ЕС Маркус Эдерер.



Точка в истории Фестиваля кино стран ЕС могла быть поставлена совсем не из-за политики. В этом году у «Зари» были серьезные проблемы с пожарной безопасностью и судебными приставами. В марте комплекс был закрыт, и никто не понимал, успеют ли собственники решить вопрос к нужным датам, чтобы начать подготовку мероприятия. Как вспоминает арт-директор кинотеатра, за всю историю комплекса разные владельцы просили его «ходить по кабинетам и просить денег». У Рыжкова с этим не получалось, но в 2018 году ему действительно пришлось идти. Ноги привели его в кабинет к министру культуры и туризму Андрею Ермаку. В кабинете у него арт-директор был 3-4 раза. «Каждый раз, когда туда входил, а потом выходил, мне казалось, что с «Зарей» всё намного лучше, чем мне кажется», — вспоминает арт-директор кинотеатра и хвастается, что вместе с министром они придумали проект, про который пока никому не скажут. О том, дал министр денег или нет, Рыжков предпочитает умалчивать.



Сам Андрей Ермак несколько раз со сцены шутит про ковролин, а фестиваль называет «самым необычным и потрясающим кинофестивалем». «Это происходит не за один уик-энд, а длится достаточно долгое время», — чиновник окончательно разделяет Фестиваль кино стран ЕС и «Короче». В конце у него снова шутка про ковролин. Все вежливо хлопают и смеются.



В этом году фестиваль открылся фильмом «Прогулка по Риму». Рыжков считает, что это первый за все эти 14 лет случай, когда прологом стала картина, на которую «можно идти всей семьей». В программе фестиваля в прошлые годы, конечно, появлялись картины, которые наводили на мысль, что их взяли просто от безысходности. Но в целом Артема Рыжкова и его команду нельзя обвинять в популизме: своего зрителя они никогда не жалели. И если надо было показывать фильм, после которого зритель чувствовал бы себя измученным и опустошенным, то здесь так и делали. В этот раз фестиваль открылся легкой и ни на что особо не претендующей комедией. «Вспоминается открытие — фильм Михаэля Ханеке «Любовь» или «Скафандр и бабочка» Джулиана Шнабеля. То есть фильмы, после которых выходишь и жить не хочется. А здесь очень позитивное кино про детей, которые из маленького города сбежали в Рим», — отметил Рыжков.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии