«Идеологическое событие»: фоторепортаж с фестиваля «Гумбинненское сражение»

22 августа 2016
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Первый выстрел оказывается всегда внезапным. Он раздаётся, кажется, где-то под ухом, так, что ориентируешься не сразу. Звук стрельбы из оружия в толпе людей — что это значит? Покушение на VIP-персону? Намерение о теракте? Нет, это работает интерактивная площадка перед фестивалем «Гумбинненское сражение». Стреляют холостыми и в воздух. Ради развлечения публики и благого дела — популяризации истории. О том, как эту задачу выполняет популярный реконструкторский фестиваль под Гусевом, — в репортаже Афишы RUGRAD.EU.


Военизированная ярмарка

Фестиваль начинается с рекламы. В этом году промо-аудиоролики «Гумбинненского сражения», звучавшие в супермаркетах, вводили в ступор. Горожан и туристов приглашали на мероприятие, посвящённое победе Российской империи в I Мировой войне. Эта информация слегка расходилась с данными Версальского мирного договора, однако воспламеняла любопытство в отношении фестиваля. Программа внушала доверие: реконструкция фрагмента известной битвы 1914 года, обещания организаторов показать схватку российской и германской кавалерии, работу артиллерии и сожжение мельницы могли завлечь на поле вблизи посёлка Лермонтово даже «безлошадного» калининградца. Впрочем, никакого специального транспорта из областного центра в сторону «Гумбиннена» 21 августа, в кульминационный день фестиваля назначено не было.

В 2016 году организаторы — Министерство культуры Российской Федерации, Российское военно-историческое общество и правительство Калининградской области — вновь развернули фестиваль не на историческом месте боёв под Гумбинненом, а чуть севернее. Смену дислокации объясняют интересами логистики. Театр действий раскрылся на склоне холма у небольшой речки. На другом её берегу разместились торговые ряды, трибуны для зрителей и большая концертная сцена.

Первое, что бросается в глаза при подъезде к месту проведения, — это гостевая парковка. Как и на фестивале «Балтийское поле», стоянка более чем на 1000 машиномест разбита на лугу. После нескольких дней дождя почва явно размокла. Областные водители, паркуясь, жаловались на «болото» и прозревали не только традиционные пробки при выезде с фестиваля, но и собственное увязание в грунте.

На другой, заасфальтированной, площадке возле гостевого дома (позже за его забором накроют столы для VIP-гостей) паркуются новенькие микроавтобусы с затемнёнными стеклами и московскими регистрационными номерами. Это транспорт Федеральной службы охраны. Её сотрудники в штатском, но со специальным значком на лацкане и с неизменным проводом связи за ухом, заметны в толпе: следят за безопасностью охраняемой персоны. В случае с «Гумбинненским сражением» эта персона — полномочный представитель президента в Северо-Западном федеральном округе и бывший губернатор Калининградской области Николай Цуканов.

Кроме ФСО, за порядок отвечают многочисленные сотрудники полиции, военной полиции, МЧС. Мелькают военные погоны, форма УФСИНовцев. Некоторые «гражданские» посетители фестиваля тоже приезжают за пару часов до начала реконструкции. Этого времени хватит, чтобы не один раз обойти ярмарочно-познавательный ряд, наведаться к сектору общепита. Диапазон развлечений для гостей праздника в этом году не широк. Изюминка — открытый вербовочный пункт Минобороны на службу по контракту. Кроме этого, можно занять время тем, чтобы позаниматься на турнике, или попробовать взлезть на ступеньки металлической подвесной лестницы, или пострелять в тире ДОСААФ. Детям доступно всё то же самое, но добавляется ещё батут, аквагрим и рисование. Им же адресованы и стенды Министерства обороны. Экипированные военные представляют образцы стрелкового оружия. Можно подержать в руках автомат Калашникова, специальный автомат «Вал» или подствольный гранатомет. Простой аттракцион, как магнит, притягивает детей: мальчишки с азартом рассказывают родителям про технико-тактические характеристики оружия. Для девочек устроили урок по заполнению рецептов перьевой ручкой в импровизированном павильоне — госпитале I Мировой. Второй исторический аттракцион — телеграф. Тут заинтересованным показывают морзянку и объясняют принцип работы полевой связи.

Когда приезжаешь на большой праздник исторической направленности, ждёшь, что на широкой сопутствующей ярмарке найдёшь книжный павильон. А в нём — монографию, брошюру, сборник научных статей — хоть что-то о Гумбинненском сражении и его месте в кампании 1914 года. Но этого нет. Понять, заинтересовала ли тема исследователей или писателей Северо-Запада на фестивале, не представляется возможным. Книжной лавки в череде разнообразных интерактивных площадок и киосков с сувенирами нет. Тему Первой мировой войны через текст и изображение отчасти раскрывает стенд Technopolis GS. Здесь раздают карты-путеводители по области «По следам Первой мировой войны» и можно ознакомиться с выставкой фотосвидетельств I и II мировых войн на территории Восточной Пруссии «Война в войне».


Покемоны, австрийцы и куда делась кавалерия?

Пока публика делает выбор между шашлыком и автоматом, журналисты идут знакомиться с лагерями реконструкторов. Здесь царит совершенно иная атмосфера. Попадая в лагерь Российской императорской армии, поражаешься порядку. Палатки выстроены по уставу и выровнены чуть ли не по нитке. Курение в лагере запрещено. Реконструкторы, одетые строго по форме, обращаются друг к другу, стараясь выдерживать стиль эпохи. И делается это не только и не столько для публики — для себя. Люди этим живут: спят на соломе, ходят «в дозор», рассчитывают тактику пусть показательной, но битвы с неприятелем. В гостях у них сразу понимаешь, для кого на самом деле фестиваль «Гумбинненское сражение».

Российскую императорскую армию на «Гумбиннене» представляют участники из Калининградской области, много петербуржцев. Их ожидалось ещё больше, но примерно за неделю борт МЧС, который должен был везти участников из Ленинградской области, отменили. Организаторы предложили реконструкторам на автобусе добраться до Москвы, чтобы вылетать оттуда. Это оказалось удобно не всем. В результате общий состав участников фестиваля поредел почти на 100 человек. Основной удар понесла кавалерия, и вместо почти трёх десятков всадников на поле вышло шесть.

«Самое интересное, что лошадей мы арендовали по предоплате, и лошадей на фестивале у нас столько, сколько нужно. Но нет ездоков. То, что борт был отменен за неделю, — это вообще катастрофа. Мы же везём с собой специфический груз: пиротехника, макеты оружия, оружие, которое стреляет холостыми, это всё запрещено к провозу гражданскими судами», — рассказывает координатор проектов агентства «Ратоборцы» Дмитрий Савченко.

С ним мы встречаемся уже в лагере германской армии. Здесь обстановка более расслабленная. В команде — поляки, итальянцы, участник из ФРГ (нам его встретить не удалось), москвичи. Иностранцев разместили в шатре, установленном на пригорке силами Балтийского флота. Спрашиваю: успели ли сработаться и устроить маневры перед выступлением. 

«Да, конечно, вчера был скотопрогон», — смеются московские гости — реконструкторы 33 фузилёрного полка. «Скотопрогон» на реконструкторском жаргоне — репетиция, «весло» — любая винтовка, «покемон» — ненастоящий реконструктор, ряженый, безыдейно надевший на себя форму с элементами из разных эпох. Люди со здоровым снобизмом и чувством юмора, и навязать им политизированный вариант истории Первой или Второй мировой войны представляется невозможным.

«Очень раздражает, когда спрашивают: "Вы реконструируете армию Германской империи, "вермахт-шавермахт", вы что, фашисты?!" На "Гумбинненском сражении" мы представляем полк, который в 1914 году размещался в Гумбиннене. Исторически. Там ещё пока есть казармы этого полка. Вчера мы ещё там только фотографировались. Специально поехал. Я рвался, чтобы успеть, пока не снесли. Красивые здания, крепкие, красивые, готический стиль — его чуть-чуть отремонтировать, и любой турист остановится, чтобы сфотографироваться.  Все сетуют, что не сохранилось от Первой мировой почти ничего до сегодняшнего дня, а сами же и сносим одной рукой, другой — закрываем глаза», — рассказывают москвичи о наболевшем.

Впрочем, «немцы Первой мировой» в российской реконструкции встречаются нечасто. Поэтому для массовости на гусевский фестиваль Военно-историческое общество пригласило команду реконструкторов, специализирующихся на Австро-Венгрии. В настоящем Гумбинненском сражении австрийцы участия не принимали, поэтому в таком раскладе сил есть явное историческое допущение (чтобы не сказать «ошибка»).

«Австрийцы приехали из Санкт-Петербурга. Мы хотели пригласить ребят из Чехии, сделать австрийскую сценку как интерактивную площадку, но потом решили: пусть побегают, — объясняет главный специалист департамента поисково-реконструкторской работы РВИО Андрей Семенов. — Любой фестиваль состоит из форс-мажоров, летний график фестивалей очень насыщенный. Сейчас по всей Европе идут юбилейные мероприятия, связанные с Первой мировой войной. Параллельно с "Гумбинненом" в Англии проходят мероприятия, куда тоже уехали ребята из Германии, Австрии и Франции, которых мы приглашали. Они говорят: приедем без проблем, но давайте в 2017 году. "Гумбиннен" приобретает свою популярность, но график насыщенный». Семенов добавляет, что сами реконструкторы за участие ничего не платят: им обеспечивают проезд и пребывание здесь. Другие вопросы по финансированию он нервно рекомендует адресовать министерству культуры.


Порох и идеология

VIP-персоны приезжают за несколько минут до начала реконструкции. Первой появляется машина вице-премьера Александра Богданова. Из следующего минивена выходит полномочный представитель президента в СЗФО Николай Цуканов, министр культуры Владимир Мединский. С ними — и. о. председателя правительства области Антон Алиханов. Евгения Зиничева нет. К мужчинам в строгих синих костюмах присоединяется Светлана Кондратьева, на ней джинсовый комплект, в руках клатч. Когда шеренга чиновников начинает продвигаться к сцене, областной министр культуры выделяется из их мрачноватого ряда.

Первая остановка — пресс-подход. «Я бы всех вас расцеловал, — лукаво обращается экс-губернатор к скопившимся журналистам. — Но, наверное, в другой раз», — добавляет он. Заготовленные реплики Николая Цуканова касаются радости от происходящего и выражения благодарности министерству культуры.

«Такие мероприятия, как "Гумбинненское сражение", подчёркивают значимость происходящего и значимость знания истории, тем более в такие непростые времена для нашей страны, геополитические времена», — заключает свою речь Цуканов. После него, как более младший в чиновничьей иерархии, выступает министр Мединский. Он подчёркивает стратегическое значение "Гумбиннена", ставя его в один ряд с Крымским фестивалем исторической реконструкции.

«Значение фестиваля не только в событийном туризме, куда съезжаются десятками, тысячами любители истории и просто любители зрелищ. Это и очень важное идеологическое мероприятие. Здесь, как никогда, мы можем вживую прикоснуться к исторической правде. Люди, которые здесь побывают в военных реконструкциях, на фестивалях, им уже замусорить мозги о том, кто победил во Второй мировой войне и кто проиграл, какая роль России. Просто невозможно», — заверил всех Мединский. Правда, через пару минут он сам достаточно вольно отнесся к исторической правде, заявив, что Гумбинненское сражение выиграли доблестные русские полководцы и, в частности, Алексей Брусилов.

После министра слово берет Антон Алиханов. Он развивает мысль министра о том, что фестиваль возник совсем недавно и возник - не по инициативе государства, а из интереса увлечённых исторической реконструкцией людей.

Воспользовавшись минутной заминкой, журналисты вновь обращаются к Николаю Цуканову.  Их интересует, не хочет ли он попрощаться со своими избирателями, голосовавшими за него в сентябре прошлого года.

«Калининград — это моя родина, я по-прежнему люблю Калининградскую область и калининградцев. После назначения у меня чуть-чуть расширились задачи, нужно заниматься всеми регионами Северо-Запада. Это, может быть, не то, что я обещал калининградцам, но традиция преемственности в регионе развита. Я думаю, что новое правительство и новый губернатор будут помогать решать проблемы», — отговорился Николай Цуканов.

Через несколько минут он ещё раз объясняется в любви к Калининградской области. На этот раз — стоя посреди поля перед зрительской VIP-трибуной. В своей речи полпред не может не упомянуть, что историю важно знать, Калининградская область — исконно русская территория, а поляки боялись ехать на «Гумбинненское сражение» из-за недружественной риторики своего правительства.

После чиновничьего выступления начинается долгожданная баталия. Зрелищная — за счёт пиротехники и слаженого движения участников, доступная — за счет адекватного пояснения от «Ратоборцев», но короткая, не более получаса. По сценарию, действия начинают русские войска, которые продвигаются по территории противника. Их встречает разъезд германских уланов, а из ближайшего хутора по российским солдатам открывает огонь австрийский полк. При поддержке артиллерии российские войска последовательно преодолевают эти препятствия: сначала овладевают хутором, выбивают оттуда австрийцев и оказываются на расстоянии ружейного выстрела от линии германских войск. В мужественном рывке русские преодолевают оборону противника и поднимаются на холм, овладевают высотой и заставляют «михелей» сдаться. «Это очень страшно, когда на тебя русский на войне бежит», — расскажет потом польский реконструктор, «игравший» за Германскую империю.

Когда реконструкция завершается, публике разрешают посетить лагеря участников и посмотреть на них вблизи. Публика спешит с холма к реконструкторам, не обращая внимание на покидающих фестиваль чиновников. На главной сцене начинается концерт: девушка в чёрном платье поёт хиты русского неофолка. Но её уже никто не слушает.

Событием, связанным с военной реконструкцией, в Калининградской области уже никого не удивишь. Движение пустило в области столь прочные корни, что в Российском военно-историческом обществе шутят, что силами калининградских участников можно сделать немаленький фестиваль по реконструкции Второй мировой войны. Дважды в год у нас «штурмуют Кёнигсберг». Для воссоздания событий более давних, в частности эпохи Первой мировой войны, требуется поддержка из других регионов и стран. Благодаря этому, фестиваль «Гумбинненское сражение» имеет статус не только федерального, но и международного. Организаторы, пользующиеся масштабной государственной поддержкой, похоже, пытаются совместить развитие добрососедских отношений с патриотическим воспитанием. Нельзя сказать, что у них совсем не получается: просто общий «месседж» не очень ясен, в том числе его связь с реальной историей нашей страны. Может быть, дело в названии, задающем суровые исторические рамки? Явный выход за них всегда на виду и чреват критикой по главному параметру фестиваля — историчности. Даже непрозрачность финансирования и отсутствие адекватных оценок масштаба (данные правительства области о количестве посетителей фестиваля — 32 тысячи человек, крайне приблизительные) можно простить, если происходящее впечатляет уровнем достоверности, как это было, например, на реконструкции Фридландского сражения в 2007-м. Но Гумбиннен эту ошибку или проблему пока не перерос.


Текст: Мария Пустовая
Фото: Юлия Власова



Комментарии