«Эти барыги платят налоги»

26 Апреля 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";
26 апреля предприниматели с Центрального рынка объявили, что после обеда закроют свои торговые объекты. Бизнес решился на такие действия, так как посчитал, что проект, в рамках которого ведется реконструкция ул. Баранова, поставит его на грань разорения. Простое собрание быстро переросло в формат стихийной протестной акции, и предприниматели чуть ли не строем отправились к ТЦ «Эпицентр» ловить вице-премьера Гарри Гольдмана (некоторые видели именно в нем источник своих бед). Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как порой отсутствие банальной парковки становится катализатором стихийного протеста и почему в этот раз хватило умения и такта, чтобы отложить развязку. 


«Мы торгаши, прошедшие огонь и воду 90-х»

Председатель правления Союза предпринимателей рынков Павел Черных за несколько часов до начала просит не называть их акцию митингом и не «подводить под статью». «Это внутреннее собрание», — деликатно настаивает он, добавляя, что на митингах обязательно есть политические требования, а у них «хозяйственный спор». Сейчас сложно поверить, но вся эта история с протестующими торговцами вспыхнула из-за банальной автомобильной парковки. Сейчас началась реконструкция ул. Баранова, из-за которой бизнес лишается близлежащих парковочных мест. Еще во времена Александра Ярошука торговцам показали план, как будет выглядеть благоустройство района. Тогда всех всё устраивало. Как вспоминает Черных, там был прописан въезд на Баранова со стороны ул. Горького, а также большое количество парковочных мест. «И тут в одночасье достается план, согласованный КБ «Стрелка», который не проходил никаких слушаний и согласований», — злится председатель правления Союза. Отличия между двумя документами, по мнению Черных, радикальные. В первую очередь предприниматели боятся даже не за то, что процесс отгрузки и разгрузки товаров усложнится, а за то, что если улица станет исключительно пешеходной, то у них сильно упадет трафик клиентов.




«Мы, назовем нас так, «торгаши», — люди изворотливые, прошедшие и огонь и воду в 90-е... Основная проблема — это парковки для посетителей. Сейчас настолько экономическая ситуация просела, несмотря на то что мы торгуем товарами первой необходимости (на которых люди не могут экономить). Но мы чувствуем, что экономика просела очень сильно, а покупательная способность падает. А без парковочных мест для посетителей, если человеку придется обходить несколько кварталов... Это будет совсем плохо», — рассуждает Павел Черных.

До реконструкции Центральный рынок посещали примерно 25-30 тыс. человек в день. По подсчетам предпринимателей, большинство из них приезжали на личном транспорте. Но бизнес считает, что катастрофической окажется потеря даже трети от этого трафика. Черных заявляет, что в таком случае начнется цепная реакция: покупатели, не сумев припарковаться, не приедут второй раз — трафик упадет — продавцы начнут закупаться у поставщиков в меньших объемах и дальше по ниспадающей. «Нам минимум требуется 400 парковочных мест на близлежащих территориях!» — входит он в раж, рассуждая о перспективах. 

Бизнес, в принципе, готов на компромиссы: предпринимателей устроили бы временные парковки на тот период, пока на месте промтоварного рынка строится торговый центр (там будет 400 парковочных мест, что должно решить проблему). При этом по другую сторону баррикад также считают, что требования бизнеса выполнимы. Но к компромиссу стороны не пришли, все обещания, которые им давали, якобы были только устные, а предпринимателям для понимания, что власти потом не переиграют всё в одностороннем порядке, нужны документы. Поэтому «массовое собрание предпринимателей» даже несмотря на то, что Гарри Гольдман встречался с торговцами за день до этого, решили не отменять. Тем более опыт подсказывал этим людям, пережившим 90-е, что, чем больше шума и внимания общественности к проблеме, тем больше гарантий, что власть пойдет на диалог. 



При этом Черных считает, что день простоя рынка должен обойтись владельцам бизнеса в солидные деньги. «Любое торговое место — это предприниматель. На этом рабочем месте работают 2 продавца. У предпринимателя есть какой-то логист, поставщики и так далее. Это одно торговое место. А если это помножить на общее количество, то получаются колоссальные деньги», — отмечает председатель правления союза предпринимателей. Другие бизнесмены утверждают, что один день простоя обойдется им как минимум в 5 тыс. руб. (это если не считать расходы на заработную плату продавцов). Черных, впрочем, уверен, что если бизнес пойдет на поводу у властей и бюро «Стрелка», то потеряет гораздо больше. 

«Я хорошо знаком с деятельностью данной организации. Да, эти ребята достаточно креативны и компетентны. Действительно красивые проекты делают. Но они у нас не жизнеспособны. Понимаете, вы не будете жить в красивой дизайнерской квартире, где не будет унитаза», — рассуждает Павел Черных.



В кои-то веки представители бизнеса и администрации Центрального рынка, которую правительство сейчас заставляет делать благоустройство на месте снесенных павильонов промтоварной части, оказались по одну сторону баррикад. Павел Черных говорит, что администрация их поддерживает, но «хотелось бы помощнее». «Сначала администрация заняла нейтрально-пассивную позицию и только после того, когда мы провели внутреннее собрание, вызвали генерального директора, его заместителя и достаточно в жесткой форме объяснили, что их невмешательство — оно, в своем роде, невыполнение договорных отношений. Хоть это и не от них зависит, всё равно они должны лоббировать наши интересы», — рассказывает председатель Союза. Он, правда, отмечает, что участие администрации Центрального рынка ограничивается «консультативно-юридическим характером». 


Кажется, бунт начинается

Попасть на территорию продовольственного рынка в четверг, 26 апреля, не так-то просто. В районе ул. Баранова всё перерыто. Любой неправильный поворот — и ты утыкаешься в металлический забор. Бизнес начал нести первые потери по количеству покупателей еще на стадии начала реконструкции. Все эти заборы и работы теоретически должны бить по трафику. Около 26 лет в доме быта «Каблучок» работала парикмахерская. Как рассказывает ее директор Анжела Богданова, у нее работают 19 человек, половина из них — матери-одиночки. Но, когда начались работы по реконструкции, проход к парикмахерской оказался перекрыт строительной решеткой. В тот день, как вспоминает Богданова, пробираться до рабочего места сотрудникам пришлось чуть ли не партизанскими методами. День пошел насмарку. Ей никто толком не объяснил, что происходит и, главное, насколько это затянется. Когда на следующий день женщина увидела, что ситуация повторяется, она подумала, что рынку пришел конец. Впрочем, часа через два рабочие сделали проход к ее парикмахерской (она называет его «дорогой жизни»). «Почему этого нельзя было сделать сразу, чтобы не нервировать людей?! Я не понимаю, что за выгода от этого городской администрации? Им что, аккуратные налогоплательщики не нужны?» — возмущается теперь Богданова.



Охрана Центрального рынка в этот день выпускает всех, но пропускает только тех, кто спешит на собрание. Торговцы поспешно собирают с прилавков фрукты и овощи: даже если бы кто-то в этот день решил остаться в стороне и не поддержать эту условную «забастовку», то толку бы в этом особого не было. 

Где-то посередине торговых рядов толпятся в кругу предприниматели. То, что Черных назвал  «внутренним собранием», кажется, начинается. Хотя, если бы это мероприятие увидел со стороны неподготовленный человек, то ему наверняка бы показалось, что здесь происходит какая-то политическая история. Есть микрофонная стойка. Каждый, кто подходит к стойке, произносит небольшую речь (желательно обличительную по отношению к областным властям). Их называют «сладкоголосыми фениксами», которые «обманывают» и «красиво говорят», «обещают много всего», но никаких документов не дают». Общий итог всех выступлений: рынок уничтожают, а это социально-значимый объект, благодаря которому в городе создаются рабочие места, а предприниматели платят в бюджет налоги. За голосящей толпой внимательно наблюдает директор управляющей компании Центрального рынка Сергей Званок в дорогом пальто. 



«Поднялась из продавцов, вырастила на рынке детей, но вчера у меня всего было 3 покупателя», — надрывается одна из выступающих, добавляя, что пропали покупатели, которые приезжали на машинах. «Рынок для меня — это кусок хлеба, и меня его лишили!» — заканчивает она короткую речь. 

«Как нас только в СМИ не обзывают: и «барановцами», и торгашами, и барыгами. Но вот эти «барановцы» и барыги кормят людей и платят налоги», — жалуется следующая. 

Рецептов борьбы с несправедливостью у бизнесменов немного. Пока один из инструментов, которые они взяли на вооружение, — это письмо Владимиру Путину. В толпе шушукаются, что почти все они голосовали за действующего президента на последних выборах, а значит, он должен помочь. Бизнес намерен ждать до окончания майских праздников. Если ситуация с места не сдвинется, то письмо будет направлено.


Между протестом и дисциплиной

Если бы у этого движения предпринимателей была какая-то структура, то его руководителем, безусловно, стал бы Павел Черных — крепкий мужчина с бритой головой и громким голосом. В отличие от других предпринимателей, которые готовы лишь кричать и жаловаться, он умеет формулировать и не лишен ораторского дара и харизмы. Такие лидеры обязательно появляются в тех местах, где образуется стихийный протест и если власть вычисляет их вовремя и находит способы договориться, то всё обычно заканчивается не начавшись. «Полный игнор», — повторяет он несколько раз, говоря о том, как чиновники готовы слышать людей. И рубит ладонью воздух.



Именно Черных будет говорить со всеми чиновниками от имени предпринимательского сообщества. И именно он будет стараться понижать градус накала, чтобы разгоряченная толпа не вошла в раж и не перешла за флажки, когда «внутреннее собрание» перестанет быть просто «собранием» и отправится к «Эпицентру» искать вице-премьера Гарри Гольдмана.

Произойдет это достаточно спонтанно. Толпа узнает, что Гольдман, проигнорировавший их собрание, сославшись на занятость, собирается сегодня вместе с КБ «Стрелка» инспектировать окрестности ул. Баранова. В каком-то смысле это «подарок»: все те люди, которых предприниматели с Центрального рынка считают источником своих несчастий, сами собираются в одном месте. «Я бы вас призвал сходить к нему и спросить, не хочет ли он нам ответить на некоторые вопросы...», — раздается громкий мужской голос. Дважды приглашать толпу не надо. Все эти 300-350 человек, которые еще полчаса назад жаловались на жизнь в микрофон, внезапно превращаются в силу, с которой придется считаться. Женщины в каких-то шерстяных жилетках и намотанных на головы платках, мужчины в пуховиках уверенно идут в сторону входа на ул. Горького. Группа школьников ошарашенными глазами изучает весь этот поток рассерженных горожан, выползающих из-под приспущенной на входе решетки. «Не думали, что мы вас словим!» — ехидно хохочет какая-то старушка, словно сошедшая с кадров фильмов Алексея Балабанова.

Толпа рассасывается по небольшой площадке возле закрытого ТЦ и ждет, когда появятся чиновники. Пока все наперебой посылают в адрес властей всех уровней проклятья (единственное цензурное — это «враги народа»), директор управляющей компании Центрального рынка Сергей Званок пытается объяснить журналистам, какова роль администрации рынка во всех этих событиях. Интересы владельцев в этот раз совпадают с интересами предпринимателей. И тех, и тех должна беспокоить падающая из-за строительных работ посещаемость Центрального рынка. По подсчетам, она снизилась где-то на 75 %. В данной ситуации и бизнес, и владельцы рынка оказались в одной лодке.



Но Званок старательно дает понять, что то, во что переросло собрание, а именно вот эта вот «массовая засада» на Гольдмана, — это уже «неправильный способ» (хотя тут же подчеркивает, что людей «довели»). Позиция администрации рынка очень осторожная: да, реконструкцию улицы надо делать. Но подходить к этому вопросу надо было аккуратнее и учитывать интересы всех групп горожан. 

Сам директор управляющей компании уверен, что ситуация разрешится. Нужно только, чтобы чиновники, которым Гарри Гольдман дал поручения, их отработали. В этом случае можно будет организовать платные паркинги. «Понимания [по поводу парковочных мест] на участке от ул.Горького до Партизанской нет до сих пор. Год назад при принятии генплана и проекта планировки этой улицы были проведены публичные слушания. Это был компромиссный вариант: проект планировки, который был утвержден главой города, закрепил все компромиссные варианты. Целый год предприниматели ждали реконструкцию этой улицы. Поверьте, они больше, чем кто-либо, хотят благоустроить эту территорию», — рассказывает он. Но потом появился проект «Стрелки» и всё резко поменялось. Но предпринимателям никто ничего не объяснял. 

Самый тяжелый период начнется, когда ул. Баранова откроется после реконструкции. Тогда, как считает Званок, уже не останется возможностей для компромиссных вариантов. Сегодня еще есть вариант всё решить, сделав парковочные места на участке от Партизанской до Горького и от Горького до Пролетарской. Но после реконструкции, если парковочные места не заложат, переделывать эту улицу уже никто не будет. 



«Улица останется здесь навсегда. «Стрелка» уедет. Министры поменяются. А люди останутся здесь жить и говорить «спасибо» или все-таки вспоминать другими словами тех, кто это сделал», — отмечает директор управляющей компании. 

Сам Сергей Званок отрицает, что администрация рынка как-то пыталась спровоцировать это стихийное шествие, которое устроили торговцы. «Мы никаким образом не участвуем. Но помогаем, чтобы эта акция прошла дисциплинированно. И не вышла за рамки закона. Потому что люди, доведенные до отчаяния, могут и другие вещи совершить», — объясняет он, добавляя, что сегодня полиция не составит ни одного протокола об административных правонарушениях, потому что люди закон не нарушат. Примерно в этот момент в толпе начинают мелькать полицейские мундиры.


Гольдман тушит пожар

Гольдман тем временем задерживается. Люди явно устают ждать у забора, и Павел Черных начинает терять контроль над толпой, которой нужно хоть какое-то действие. Сначала в строительную будку загнали заместителя главы Калининграда Артура Крупина. Он не вовремя появился на площадке у «Эпицентра» и какое-то время отсиживался там. Постучав некоторое время по забору-сетке, который отгораживает строительную бытовку от торгового центра, несколько человек все-таки решают выкурить чиновника из его убежища (несчастного заместителя главы постоянно сравнивают с загнанной в угол крысой). «Враги народа, враги народа!» — голосит женщина в шерстяной жилетке, пока отделившаяся от толпы группа людей идет к воротам вытаскивать Крупина. Немногочисленная охрана явно намеревается стоять насмерть и внутрь периметра никого не пускать. «Мы сейчас вилы возьмем!» — кричит какой-то мужчина и тут же замолкает, испугавшись собственной смелости. Оказавшийся рядом полицейский косится неодобрительным взглядом. «Вы ничего не слышали», — начинают жалобно уговаривать его собравшиеся. Женщина азиатской внешности раздраженно стучит по забору. 



Крупин все-таки решает выйти к толпе, но толку от этого немного. Черных буквально умоляет толпу держать себя в рамках. «Артур Леонидович — один из немногих людей, которые спокойно с нами всегда контактируют... Очень отзывчив к просьбам нашим... Просьба соблюдать приличия», — просит он. Но управление потеряно. «Хрен чего потом сделают!» — раздраженно выдыхает мужчина, глядя, как потерявший голос заместитель мэра пытается оправдываться. 

Самую верную стратегию, как потушить этот стихийный бунт, выбрал как раз Гарри Гольдман. На площадке он появится уже после того, как люди выместят свою злость на Крупине. И Гольдман прекрасно понимает, что разгоряченной толпе нужно что-то пообещать. Пока все будут гадать, стоит ли верить вице-премьеру или нет, эффект пройдет.

«Мы вам предложили 22 парковочных места. От ул. Партизанской до ул. Горького. Дождемся после праздничных дней... То, что мы обещали, мы выполним. Мы в постоянном диалоге, в ежедневном. Не надо самих себя накручивать», — пытается оттянуть время заместитель Антона Алиханова. Предприниматели смотрят на него и не понимают, что им делать с чиновником. Немного подумав, все потихоньку начинают расходиться. 



Все, почему-то забывают, что хотели требовать у правительства четких гарантий. Вице-премьеру достаточно было сказать про то, что парковочные места будут. А место разгрузки и выгрузки товара будет обеспечивать Центральный рынок. Предприниматели, настроенные до этого момента весьма решительно, почему-то потеряли интерес. Протест гаснет, не начавшись. «Вы ни на один вопрос не ответили!» — кричит на него какая-то женщина. «Я на все вопросы ответил абсолютно. На все», — говорит Гольдман с интонациями фокусника-гипнотизера в голосе. 

«Я вообще не должен был быть здесь, но это уже другой вопрос», — смеется Гольдман, когда всё заканчивается.

Толпа по инерции продолжает мучить вопросами забытого всеми Артура Крупина. Где-то в углу молча стоит Павел Черных. 


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова



Комментарии