«Если сидят на чемодане, то синагогу не строят»

8 Ноября 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

8 ноября в Калининграде на ул. Октябрьской открыли синагогу. Первый камень заложили еще в 2011 году, а сама церемония открытия была приурочена к трагическим событиям 80-летней давности. В 1938 году здание Кёнигсбергской синагоги было разрушено нацистами. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как прошла церемония открытия и почему в новой синагоге видят лакмусовую бумажку, по которой можно измерять уровень терпимости в обществе.


Проезд с Московского проспекта в сторону «Рыбной деревни» перекрыли грузовыми машинами. Власти всегда поступают таким образом, когда в городе происходит что-то значимое. Так делают на День города для обозначения пешеходной зоны, так поступают ради больших спортивных праздников. В этот раз самосвалы прогнали через Деревянный мост ради открытия синагоги. Мужчина, одетый как ортодоксальный иудей (длинная черная накидка, широкополая шляпа такого же цвета и борода), размахивая руками, что-то объяснял сотруднику полиции.

Бизнесмен и учредитель Фонда строительства синагоги в Калининграде Владимир Кацман выглядел за несколько минут до начала церемонии открытия смертельно уставшим. Человек, благодаря деньгам и воле которого объект был построен, скромно стоял на углу улицы и ждал главного раввина России Берла Лазара.



Причину усталости Кацмана можно было легко объяснить. Пока толпа зевак собиралась перед главным фасадом, украшенным звездами Давида, внутри здания что-то клеили, драпировали и мыли. Владимир Кацман на пресс-конференции даже назвал всё происходившее со зданием «реальным строительным подвигом». «Здесь была просто бетонная коробка. За 3 месяца строители сделали строительный подвиг… Смешно, когда я позавчера, понимая, что надо заканчивать и готовиться к приему, начал тормозить стройку. А строители были нацелены на окончание. И тут вдруг я начинаю говорить: "Всё, прекратите стройку!" И они говорят: «Первый раз видим главного заказчика, который требует прекратить стройку». Они весь процесс не понимают, что надо еще мыть, чистить… Еще делать фуршет для вас, банкет», — рассказывал на пресс-конференции меценат. В результате бизнесмену пришлось бегать за рабочими и отбирать у них мастерки. 

Владимир Кацман признавал, что всё еще требует «лакировки», но большая часть работ уже выполнена. На дверях лифтовых шахт, словно в подтверждение слов мецената, висели записки «Таки лифт пока не работает».



Гости, впрочем, были довольны объектом. Главный раввин РФ, поглаживая бороду, аккуратно парировал вопросы журналистов о том, является ли строительство новой синагоги «исправлением» мрачных событий 80-летней давности. «К сожалению, мы не можем вернуть назад потери, которые были тогда, и не можем вернуть то, что было сделано», — заявил Берл Лазар.

Раввин отметил, что если все-таки было принято решение построить религиозный объект, то, «значит, это нужно людям». А значит, члены еврейской общины верят в свое будущее в России, а антисемитизма в стране практически нет. Берл Лазар явно хотел объяснить, что строительство синагоги — это не только некий символический акт — попытка исправить самые мрачные страницы в истории Кёнигсберга – Калининграда, — но и вполне себе реальное событие, которое происходит с реальными людьми здесь и сейчас.

«Если раньше было 5 синагог, то сегодня есть одна. Это уже хорошо», — перефразировал он на свой лад русскую пословицу про журавля и синицу.



В Европе, как считает Берл Лазар, дела обстоят значительно хуже. В этом главный раввин не сильно отличается от Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. «То, что сегодня происходит в России, — это знак для Европы. В Европе общины чувствуют себя неуверенно. Они не знают, что будет завтра. Многие говорят о том, что нужно уезжать из Европы. Строить новые синагоги никто в Европе не планирует. Здесь, в России, мы видим, как жизнь развивается», — рассказывал раввин.

Чтобы подчеркнуть разницу между Россией и Европой, Берл Лазар еще раз попытался разжевать свой тезис о том, что строительство новой синагоги — это знак, что еврейская община чувствует себя уверенно. «Никто не строит синагоги, если он сидит на чемодане и хочет куда-то уезжать», — отрезал раввин тоном человека, уверенного в своей правоте на 100 %.

Впрочем, синагога — это не только знак того, что еврейская община чувствует себя уверенной в завтрашнем дне, но и некая лакмусовая бумажка, по которой можно замерять уровень терпимости в обществе. По версии раввина, это практически некий сигнал тем людям, которые до этого «скрывали свое еврейство», но «будут снова объявлять об этом».

На церемонии открытия синагоги действительно было много известных личностей, чиновников, политиков, деятелей культуры и простых калининградцев: вице-премьер регионального правительства Гарри Гольдман и председатель горсовета Андрей Кропоткин; главы администраций муниципалитетов Алексей Заливатский и Сергей Мельников; управляющий калининградским филиалом Сбербанка Сергей Шамков, бизнесмены Михаил Майстер и Михаил Друтман; архитектор Артур Сарниц и заместитель главного врача областной клинической больницы Игорь Вайсбейн (на церемонии был также его бывший начальник  Константин Поляков). В этой суматохе людей, перебегающих с этажа на этаж, легко было не заметить одетого во всё черное шоумена Леонида Якубовича, грустно усмехающегося в молочного цвета усы.




Кто из этих людей пришел на открытие по зову сердца, кто появился, потому что ему предписано по должностным инструкциям появляться на подобных мероприятиях, а кто по совету Берла Лазара «перестал скрывать собственное еврейство», догадаться было сложно. Но стоит отметить, что именно Гарри Гольдман был в собственной кипе — голубой головной убор, украшенный вышитой звездой Давида золотого цвета. Остальные пришедшие довольствовались простыми черными шапочками с эмблемой Федерации еврейских общин России.

Вопреки словам Берла Лазара об отсутствии в России антисемитизма, в толпе легко было вычислить охранников: рослые мужчины в пуховиках поверх строгих костюмов и с потайными наушниками. Через какое-то время на их головах появятся черные кипы.

Владимир Кацман, которому строительство объекта обошлось в сумму около 6 млн евро, хочет, чтобы новая синагога была не только местом, где еврейская община будет осуществлять религиозные обряды, но и попытается встроить ее в культурный контекст города. У него есть бизнес-планы на близлежащую территорию: новая синагога должна стать составной частью большого проекта регионального министерства культуры — «Музейный квартал». В самой синагоге должны разместиться школа, детский сад и благотворительная кошерная столовая. «Это я беру на себя как ресторатор», — пообещал Кацман.




Бизнесмен, видимо, понимает, что если новая синагога превратится в этакую «вещь в себе», то ничего хорошего из этого не получится. Поэтому настаивает на том, что в здание будут иметь доступ люди любых национальностей и конфессий. Для этого синагога будет совмещать в себе и музейные функции. Ничего плохого в этом не видят даже ортодоксы. «У человека есть материальные потребности, есть духовные. Всё, что мы называем «кошерным», имеет место в синагоге», — рассуждал Берл Лазар, давая понять, что ничего против столовой и образовательных программ в здании храма он не имеет.

Кацман любит рассказывать про мультикультурный состав строителей здания, который, в его версии, больше напоминает ветхозаветную притчу о строительстве Вавилонской башни, где были сербы, кавказцы, украинцы, представители православной конфессии и другие. «Я не увидел буддистов, но только потому, что, наверное, невнимательно смотрел», — шутил меценат.

«Знаю, что в Калининграде межнациональные и межконфессиональные отношения прекрасны. Уверен, что здесь синагога станет местом не только для евреев», — подтверждал его слова Берл Лазар.



На открытие синагоги пригласили представителей практически всех религиозных общин города: можно было различить воротники католических пасторов, рясу и крест православного священника, тюрбаны представителей мусульманской общины. У последних судьба с религиозными сооружениями складывалась не так благополучно, как у еврейской общины: калининградским мусульманам не разрешили построить мечеть в парке «Южный», но городу придется выплачивать общине солидную компенсацию за сорванное строительство.

Впрочем, если начать расспрашивать представителей еврейской общины про их историю с синагогой, то она наверняка обрастет какими-то незаметными постороннему взгляду сложностями и трагедиями.

«Это было непросто. Сложнейший проект. Все помнят, как здесь раньше стоял цирк. Нужно было найти для них место. И строительный процесс был непростой», — вспоминал главный раввин.




Сама церемония открытия синагоги мало отличалась от десятков и сотен подобных мероприятий, когда чиновники перерезают красные ленточки, и им кажется, что они делают в этот момент что-то очень важное. Разве что вместо обычного приветствия тут говорили: «Шалом!»

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов отсутствовал. Самым важным в чиновничьей иерархии в результате оказался заместитель полномочного представителя президента в СЗФО Роман Балашов, который зачитывал из полуоткрытой папки текст про символичность происходящего и то, к чему приводит «политика шовинизма и ксенофобии». В конце выяснилось, что чиновник зачитывал слова руководителя Администрации президента РФ Антона Вайно.

Берл Лазар все-таки решил согласиться с тем, что строительство «такого центра» позволит «забыть о трагических событиях прошлого и смотреть в будущее с оптимизмом».

Гарри Гольдман всё в той же в голубой кипе заявил, что «мы все ждали этого дня более 20 лет». «Больше 20 лет мы смотрели на этот пустырь. Конечно, великие дела не делаются просто. Мы прошли большой путь», — заявил вице-премьер областного правительства, добавив, что хочется «пожелать нашему городу как можно больше таких великих проектов».



Ленточку перерезали, и толпа собравшихся потекла внутрь. Кто-то громко предупреждал, что места всем не хватит. «Если вам некомфортно — ничего страшного. Вы сможете увидеть это на экране», — предупреждал чей-то голос.

Снаружи здания остался драматург Евгений Гришковец. То ли он был один из тех, кому не хватило места, то ли решил даже не пытаться пробиться.



Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова



Комментарии