Дешевле ждать

8 Августа 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";


За последние пять лет калининградский областной Музей янтаря потратил только на охрану аварийного здания на пересечении ул. Портовой и Серпуховской 1,5 млн руб. Эти деньги музей получил не из бюджета области, а заработал сам на продаже билетов. Полтора миллиона — это менее чем сотая часть того, что требуется для организации и проведения неотложных работ по реконструкции Кёнигсбергской янтарной мануфактуры.

Но, по странной логике десятка нормативных актов и регламентов, музей не может вкладывать в восстановление вверенного имущества на Портовой даже те небольшие суммы, которые зарабатываются на билетах. Чтобы начать работы, требуется иметь «сразу всё» финансирование. Когда появятся большие деньги на мануфактуру, затрудняется сказать даже министр культуры региона Андрей Ермак. 


История с белыми пятнами

Янтарная мануфактура была основана в конце XIX века. Кто был автором проекта промышленно-административного здания в кёнигсберском Форштадте, исследователям из Музея янтаря пока не удается.

«В ходе историко-архивного исследования нам удалось доказать, что здание имеет более древнюю историю, нежели предполагалось раньше. Считалось, что его судьба связана с периодом 1926–1945 годов. Сама фирма «Штантин и Беккер с 1858 года располагалась в Мемеле, а в 80-е обосновалась в Кёнигсберге. Именно этот адрес стоял на отправлении крупных партий янтаря во все уголки земного шара. Здесь знали 250 сортов камня, на этой территории проходила сортировка и прессование янтаря. Но раньше каждый кусочек янтаря обкалывали и обтесывали вручную, и места в мануфактуре не хватало, отчего предприятие нанимало работниц для надомного труда. Весь форштадтский квартал был снят, чтобы надомницы получали янтарь и шли домой обрабатывать, а потом возвращали уже обработанные кусочки», — рассказывает научный сотрудник Музея янтаря Виктория Резчикова. Она же готовит к изданию монографию по истории Янтарной мануфактуры Кёнигсберга.

«Штантин и Беккер» в Восточной Пруссии конца XIX века можно сравнить с современным Янтарным комбинатом. Именно эта компания обладала монополией на добычу минерала на Самбийском полуострове. В здании, которое сейчас находится в оперативном управлении Музея янтаря, располагалось несколько цехов.


Отчасти это назначение мануфактуре на Портовой хотят вернуть после реконструкции. Как рассказывает директор Музея янтаря Татьяна Суворова, на первом этаже планируется обустроить пространство для экспериментальных проектов в области декоративно-прикладного искусства.


Аварийная современность

Однако пока что состояние здания на Портовой, 3 можно охарактеризовать одним словом — заброшенность. В послевоенные годы, с 1945 по 2009-й, корпуса бывшей Янтарной мануфактуры принадлежали Министерству обороны. Здесь размещалось общежитие офицеров флота. Особенности хозяйствования «флотских» привели к тому, что, когда общежитие было расселено, памятник довоенной архитектуры уже находился в глубоком упадке. Затем последовали четыре года бесхозного существования, когда внутрь помещений безнаказанно проникали все кому не лень. В 2011 году последовала передача строения, в котором произошел пожар, в региональную собственность, а в 2013 году здание закрепили за Музеем янтаря.


Ознакомиться с ним в минувший понедельник, 6 августа, решил глава областного министерства культуры и туризма Андрей Ермак. Из соображений безопасности осмотр объекта на месте ограничили пространством двора и подъемом вверх на один этаж по исторической винтовой лестнице. Даже этот подъем выглядит ненадежным, деревянные лестницы в остальных частях здания являются откровенно аварийными.

Какова сохранность здания в процентах, Татьяна Суворова в разговоре с RUGRAD.EU навскидку сказать не может. Рассказывает, что все расчеты были сделаны компанией «АК-Проект» в 2015 году. Тогда за счет областных средств была разработана проектная и рабочая документация на реконструкцию и техническое переоснащение объекта культурного наследия, включая сметы и технические условия на присоединения здания к коммунальным сетям. После прохождения государственной экспертизы проекта одобренная стоимость реконструкции Янтарной мануфактуры под музейные нужды сократилась с 600 до 300 млн руб.


В 2013 году деньги были «заложены» в Федеральную целевую программу развития Калининградской области. Однако до области они так и не дошли.

По этой причине никаких кардинальных перемен к лучшему в состоянии мануфактуры за последние 10 лет не произошло.

Министр Андрей Ермак рассказывает, что еще до своего прихода в правительство бывал во дворе дома на Портовой, 3. Но, видя его удручающее состояние, тогда и подумать не мог, что это объект культурного наследия, тем более потенциальный филиал Музея янтаря.

Строение, которое числится в реестре объектов культурного наследия как здание Янтарной мануфактуры, состоит из двух корпусов. Литерой А будет заниматься Музей янтаря, литерой Б — Музей Мирового океана. У каждого из учреждений есть план по ревитализации своей части памятника. По литере А даже есть специальный проект реконструкции. Он был разработан три года назад и теперь с каждым месяцем только устаревает. Как отмечают сотрудники музея в беседе с представителями минкульта, особенно остро ситуация обстоит с техническими условиями на присоединение к коммунальным сетям.



«Мы приняли решение отказаться от котельной, которая работала для нужд общежития. Наиболее безопасный вариант для произведений искусства, для сотрудников и посетителей — центральное отопление. Бывшие помещения теплоузла мы тоже планируем задействовать. Дело в том, что внутри этого здания стены не являются объектом культурного наследия, поэтому всеми помещениями мы можем распоряжаться по своему усмотрению за исключением исторических лестниц. В здании мануфактуры должны разместиться экспозиции, залы, конференц-залы, кабинеты для музейной педагогики. У нас же сейчас занятия с детьми проходят в зале, где работает выставка «Янтарный дом». Те посетители, у кого есть дети, относятся с пониманием, а бывают и те, кто, посетив музей, оставляет жалобу на то, что детский смех испортил впечатление от визита», — рассказывает директор музея Татьяна Суворова.

Суворова также говорит, что, несмотря на отсутствие за пять лет конкретного решения вопроса с финансированием восстановительных работ, мануфактура остается для нее «зданием надежды». Музей связывает множество ожиданий с созданием на Портовой новой экспозиционной площадки. Сейчас, отмечают его сотрудники, учреждению физически не хватает площадей, чтобы презентовать богатую коллекцию современного искусства, артефакты, которые хранятся в фондах. Из-за тесноты практически отсутствует доступ к библиотеке и архиву музея. 




Три варианта будущего

Всё, что удалось сделать администрации Музея янтаря для сохранения мануфактуры за последние годы, — это поставить здание на пульт охраны и оснастить датчиками движения. Наружные окна были наглухо забиты, чтобы закрыть доступ в здание для асоциальных элементов. Минимальные противоаварийные работы свелись к тому, что на зимнее время здание укрывают пленкой, время от времени удаляют растительность со стен и карнизов. Даже если бы музей и решил расширить фронт работ, он не мог бы это сделать без отдельного проекта и больших торгов. Получается, что, по логике всех нормативных актов и регламентов, команде Татьяны Суворовой проще ждать, когда откроется финансирование на весь спектр работ по реконструкции.



Стоимость работ по восстановлению Янтарной мануфактуры оценивается в сумму свыше 185 млн руб. С точки зрения министра Ермака, для привлечения денег есть три равновероятных и в любом случае не быстрых сценария.

«В этом году проект Музея янтаря подан на получение гранта по программе сотрудничества России и Польши. Результаты первого этапа будут известны после 15 августа. В ноябре должен последовать второй этап отбора. Если и он будет пройден, это означает получение финансирования на 2019 год. Если мы по какой-то причине не выиграем в программе, то у нас два сценария: либо пользоваться средствами областного бюджета, либо обратиться в федеральный бюджет за поддержкой. Тогда в 2019 году нам нужно будет обратиться за обновлением технических условий на подключение к коммунальным сетям и за повторным прохождением проверки обоснования цены в Главгосэкспертизу. Если удастся это сделать за год, тогда у нас будет возможность обращаться за поддержкой в ФЦП «Культура России» с 2020 года», — комментирует Андрей Ермак.



Он добавляет, что губернатор области Антон Алиханов разговаривал о будущем Янтарной мануфактуры с министром культуры России Владимиром Мединским. Иные варианты, кроме реконструкции здания и сохранения его в составе областного Музея янтаря, по заверению Ермака, сейчас не рассматриваются. В первую очередь потому, что проект музея по приспособлению здания фактически готов к реализации. У всех остальных интересантов — а в их числе за последний год назывался и Государственный Эрмитаж, и областной Музей изобразительных искусств — только планы. Средств прямо сейчас нет ни у кого.


Текст: Мария Пустовая
Фото: Юлия Власова

Архивное фото и проект реконструкции предоставлены Музеем янтаря.






Комментарии