Чума не приходит одна

29 Марта 2020
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

С 28 марта власти в очередной раз ужесточили режим работы объектов торговли и развлекательной инфраструктуры в регионе. Практически все, кроме аптек и продовольственных магазинов и точек продаж товаров первой необходимости, должны прекратить работу до 5 апреля. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как бизнес приспосабливается к новой реальности.




В субботу, 28 марта, Калининград меньше всего походил на город, которому предстоит пережить эпидемию. У светофоров в очередь послушно выстраиваются автомобили, автоматические двери ТЦ «Сити» на Московском проспекте разъезжаются в сторону, впуская и выпуская людей. На обновленной при помощи московского КБ «Стрелка» улице Баранова — которая должна была стать для города чем-то вроде бюджетного аналога столичного Арбата — можно встретить горожан на самокатах и велосипедах. Но признаки новой реальности пробиваются сквозь привычный калининградский пейзаж: человеческий трафик, лишенный главных магнитов — общепита и торгово-развлекательных центров — заметно снижается, а в гардероб горожан медленно, но верно входят медицинские маски. Кто-то готов перейти к более радикальным вариантам самозащиты. Вместо масок — простенькие куски ткани, худо-бедно закрывающие нижнюю часть лица, — некоторые горожане выбирают респираторы, напоминающие по своему внешнему виду гибрид защитного шлема и противогаза. Пока таких людей на улице немного, но ассоциации с постапокалиптической фантастикой (пусть и в ее самой грубой и банальной форме) возникают вполне устойчивые.




«А-а-а, приходи и покупай», — как ни в чем не бывало орет на мотив песни из фильма «Про Красную Шапочку» аудиореклама на Центральном рынке. Мужчина вытаскивает стулья из ювелирного магазина, тащит их к припаркованному неподалеку минивэну. За зарешеченными стеклами выстроены в ряд пластмассовые головы манекенов в париках с вылупленными пластмассовыми глазами. Там, где раньше были промтоварные ряды, — теперь тишина и запустение. Небольшие торговые центры, попадающиеся вдоль ул. Баранова, закрыты наглухо. Кто-то не поленился распечатать полностью постановление правительства и прилепить себе на стекло, чтобы у потенциальных посетителей не было вопросов. Вывески с рекламой одежды, обуви и туристических услуг за один день стали бесполезными на неопределенный срок. На площадке у торгового павильона «Миллион друзей» одинокий мужчина пытается продать прохожим саженцы и семена. На строительной площадке нового торгового центра, которым занимаются собственники рынка, всего 1 рабочий. Фигурка в оранжевой робе, засев на одном из ярусов, долбит молотком по чему-то железному.



Введенный правительством «торговый карантин» заставляет бизнес подстраиваться под новые правила игры. Делается это порой на грани и даже за гранью фола. Если одни предприниматели закрываются, выполняя требования властей, другие, напротив, организуют стихийную торговлю, пользуясь отсутствием конкурентов. Так, у входа на Баранова появляется столик с бытовой химией и духами. «Это парфюм!» — чуть ли не жестами пытается объяснить продавщица группе смуглолицых выходцев из Средней Азии в кожаных куртках, что она продает. За совершающейся сделкой внимательно наблюдает мужчина с холщовой сумкой. Из-под ткани торчат пластмассовые бутылки с моющими средствами. 

Покупка цветов в районе рынка теперь превращается в квест, напоминающий о временах «сухого закона». На зеленых павильонах возле остановки у Центрального рынка висят объявления, что никакой торговли больше нет. Но двери у некоторых открыты. «Быстро, быстро», — торопит продавщица каждого, кто оказывается внутри.



Но у предпринимателей есть и легальные возможности перестроиться под новые реалии и продолжить коммерческую деятельность. Пекарни сети Konigsbacker теперь работают в «режиме магазина» без мест посадки для клиентов. На выдачу пытается работать и небольшая точка с китайской лапшой, собирая вокруг себя очередь. Сеть Tasty Lab также сохранила свои точки, отказавшись от посадочных мест и перейдя в формат продуктовой розницы (28 марта точка на Ленинском проспекте была закрыта, но точки в Центральном районе работали). Губернатор Калининградской области Антон Алиханов на брифинге 28 марта подтвердил, что у общепита есть возможность перестроить бизнес-деятельность таким образом. Хотя глава региона считает, что подобные заведения могли бы зайти еще дальше в плане обеспечения безопасности: не пускать людей внутрь помещений, а прием заказов организовать на улице.



Продовольственные секции Центрального рынка свою работу продолжают. Хотя это потенциально и грозит большим скоплением людей в одном месте. «Масок нигде нет. Это теперь с одной маской месяц ходить на физиономии?» — перебрасываются фразами две торговки. Но кому-то разжиться дефицитным товаром удается: за сваленными на прилавках грудами овощей семенят продавцы с кусками ткани, закрывающими нижнюю часть лица. Судя по ассортименту товарных рядов, голодная смерть городу, где уже официально было подтверждено 11 случаев заболевания коронавирусом, пока не грозит. На прилавках — фрукты, овощи, колбасы, бакалея и распотрошенные куриные тушки. Сами торговцы признаются, что трафик в последнее время снизился. Сами они не сильно боятся недельного карантина при условии, что им дадут время распродать скоропортящуюся продукцию.



В отличие от малого бизнеса, у торговых центров практически нет пространства для маневра. ТЦ «Акрополь» возвышается над автобусной остановкой безжизненной пирамидой с темными матовыми стеклами. В «Эпицентре» открыт только магазин «Детский мир» и салон МТС на первом этаже. Зона фудкорта оцеплена красными лентами, за стеклянными витринами лежат леденцы и другие сладости, которые побросали ушедшие на недельный карантин продавцы. У закрытого до 5 апреля ТРЦ «Европа» мнется человек 7 курьеров из служб доставки еды в зеленых и желтых куртках. 

«Расстаемся ненадолго, чтобы больше не расставаться», — гласит надпись на стекле «Макдональдса». 

ТЦ «Маяк» после постановления правительства области потерял сразу 3 этажа с торговыми точками, но первый этаж, где располагается супермаркет сети Spar, аптека и пекарня Konigsbacker, продолжает работать.



Бизнес старается использовать любую возможность, чтобы продолжить работу в период карантина и минимизировать свои издержки из-за вынужденного простоя. В этом помогают различные онлайн-сервисы. Интернет-доставку заводят себе даже магазины пряжи. «Огромные скидки на всё. Честная распродажа», — гласит вывеска на витрине одного из них. Но даже несмотря на эти попытки, тяжело сохранить бизнес в трудные времена: ул. Черняховского — один из самых оживленных районов Калининграда в плане торговли — теперь выглядит безжизненной. Закрыты барбершопы, ночной клуб «Планета» и магазины интим-товаров. Внутрь одного из секс-шопов, правда, до сих пор можно попасть: дверь подпирает кирпич, но продавца внутри нет и активной торговли, судя по всему, здесь не ведется. Некоторому бизнесу удалось продолжить работу в карантин благодаря тому, что в их ассортименте присутствуют продукты питания (хоть и в самом минимальном объеме). В городе по-прежнему функционируют сети розничной продажи алкогольных напитков.



Несмотря на то, что областные власти ждут ухудшения ситуации с количеством заболевших, у калининградцев по-прежнему остается возможность покупать продукты премиум-сегмента. В закрытом ТЦ «Океан» по-прежнему работает магазин «Икорный дом». Удалось сохранить коммерческую деятельность в карантин и магазину «Деликатесы» неподалеку от здания областного правительства. В кризис здесь предлагают черную икру в районе 3 тыс. руб. за банку.



Под постановление областных властей попадают и парки. Соответствующее объявление на воротах Центрального парка культуры и отдыха висит, но транзитный проход через территорию открыт. Жизнь в общественном пространстве, несмотря на все запретительные меры, продолжается: на скамейках сидят пенсионеры в масках, дети бегают по площадкам. Над всем этим безжизненной стальной грудой возвышаются аттракционы: зона доступа к ним перекрыта. Тир и парковый общепит также закрыты. Работу продолжает только одна кофейня. Возле небольшой палатки стоят столики, за которыми рассаживаются посетители.



У областных властей не так много инструментов для санкций против бизнеса, который не подчиняется постановлению правительства. «Есть кодекс об административных правонарушениях. Ответственность будет усилена, думаю, уже на следующей неделе. Сейчас это максимум 20 тыс. руб. Будем штрафовать», — говорит Антон Алиханов. 

Глава региона при этом не исключает, что меры по ограничению работы объектов торговли, будут продлены и после 5 апреля. «Тот, кто относится к этому легкомысленно, лежит сейчас в "инфекционке" с воспалением легких с перспективой умереть», — отмечает он. 


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии