Будущее ушло на забастовку

28 Января 2018
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Как в Калининграде прошла забастовка избирателей, которую объявил не допущенный до президентских выборов Алексей Навальный. 


«Кто важнее, Путин или Конституция?!» — с неприкрытой яростью в голосе кричал на полицейских в зимних шапках какой-то бойкий старичок. Кажется, это один из «ветеранов» митингового движения Калининграда, который когда-то ходил еще на акции так называемого Комитета общественной самозащиты (КОС). Спорить с ним никто не хотел, из-за чего пожилой человек еще больше входил в раж и кричать еще громче. Полицейских вообще никто не интересовал из тех человек 150-200, которые пришли к ДКМ поддержать забастовку избирателей. Самих стражей порядка было человек 8-10. 

Кто-то из зевак снимал все происходящее с эстакадного моста, выжидая, чем все кончится, и не спеша спускаться. Но на крыльце здания бывшей Кёнигсбергской биржи вообще ничего не происходило: старичок кричал, полиция ходила с хмурыми лицами, горожане, готовые поддержать забастовку избирателей, потихоньку стягивались к назначенному месту.

первая.JPG

Только когда по периметру заметался с громкоговорителем руководитель местного штаба Алексея Навального Егор Чернюк, стражи порядка решили, что пора начинать работать, и взяли его в плотное кольцо. Цели, впрочем, у них были мирные: Чернюк должен был подписать документы о том, что его предупредили, что нельзя нарушать закон. «Копия этого документа вам, копия документа у нас», — уговаривал его один из полицейских, словно карточный шулер уговаривает сыграть новичка. Но привыкший за последние месяцы к популярности молодой человек решил, что троллинг — это лучшая стратегия, и потребовал от полицейских удостоверения. «Это ж непонятно! Давайте другой документ. Какая-то карточка желтая. Вы что, охранник? Что это такое?» — суетился он. «Мы вас предупреждаем, что это запрещено. Шествие незаконно», — сохраняя внешнее спокойствие, чеканил полицейский. «А вы Конституцию нарушаете. Что важнее: Конституция или ваш федеральный закон?» — быстро нашелся Чернюк.

«Ярошука не предупредили!» — торжественно завопил откуда-то из-за спин полицейских «косовский» старичок. «Если что-то случится — говорим, что милиция виновата!» — пришла на помощь какая-то пожилая женщина, тоже, кажется, из КОСа. «Это предупреждение, чтобы не нарушили. Тут очень много... 4 листа... Смысл читать?» - терпеливо уговаривали его полицейские. Но начальник штаба твердо решил прочитать все, что ему суют полицейские. «Нате, читайте», - капитулировал сотрудник правоохранительных органов. 

«Россия будет свободной!» — неожиданно закричал женский голос откуда-то из-под моста. «Россия будет свободной!» — поддержал ее хор стоящих на крыльце активистов. «Полиция с народом! Не служи уродам!» — решил кто-то продолжить эти игры в региональную версию «болотного» протестного движения. Следующие минут 5-10 полицейские молча слушали, как собравшиеся кричат им чуть ли не на ухо оппозиционные кричалки, но ничего не предпринимали и ждали, когда Чернюк наконец-то решит поставить свою подпись. «Жулики и воры — 5 минут на сборы!» — кричали на них с крыльца. «Егора уже записывают!» — жалобно вереща, подскочили к крыльцу две школьницы. «Россия будет свободной!» — продолжал хрипеть какой-то мужчина на крыльце. «Россия — страна Путина! Вы не понимаете, что ли? Что вы пришли здесь и говорите? Читайте историю!» — отчаянно вопил ему в ответ какой-то мужчина в нахлобученном на голову капюшоне и маленьким «триколором» в руках: то ли провокатор, то ли просто изрядно разочаровавшийся в протестном движении человек. С этого момента он постоянно будет пытаться сбить собравшихся с толку своими криками. «Ребя-я-я-я-т, это ж наша страна! Вы чего молчите?! У нас воруют страну! Вы чего молчите?» — жалобно зазвенел голос Чернюка из полицейского кольца.

«Вот что вы делаете?» — не унимался мужчина с «триколором». «А ты что делаешь?»   — попытались заткнуть его.

Руководитель штаба Навального тем временем мастерски водил полицию за нос: прочитав копию документа, он потребовал себе оригинал. В этот день стражи порядка, которые, видимо, сразу настраивались на тяжелую работу, стерпели даже такой совсем откровенный троллинг. «Егор, кавалерия прибыла!» — подскочил к окруженному начальнику штаба какой-то человек в черном пальто, шапке и кожаных перчатках с обрезанными пальцами.



«Россия против Путина», — продолжала кричать толпа. Полицейский из кольца вокруг Чернюка обеспокоенно замахал видеокамерой, видимо, надеясь, что сможет захватить в объектив всех крикунов. «Неправильно! Полиция за Путина! Он наш лидер! Он наш кормилец! Россия за Путина! Кто не согласен — всех на нары!» — вновь закричал мужик в капюшоне (но, кажется, он все-таки иронизировал). Ему начали улюлюкать в ответ.

«Уважаемые граждане, данное мероприятие не согласовано с мэрией города Калининграда...», — наконец-то взял мегафон один из стражей порядка. С таким же успехом он, впрочем, мог сказать, что мероприятие не согласовано с президентом США Дональдом Трампом или лидером Северной Кореи. Вся толпа одновременно зашикала и закричала на подавшего голос полицейского. «Вы нарушаете... Будете привлечены к административной ответственности... », — но люди даже не услышали номер закона, который им хотел объявить сотрудник правоохранительных органов. Все его слова тонули в дружном реве: «Позор!»

«Повторяю, ваши действия не согласованы... Ваши действия образуют состав административного правонарушения...», — еще раз честно попытался исполнить свой долг полицейский. Но его снова заглушили крики. «Нарушаете закон вы!» — кричал на ухо ему старичок из КОСа. 




Наконец, толпа начала строиться в колонну, чтобы пройти до Дома искусств. Людей стало изрядно больше: теперь тут человек 250-300. Во главе колонны Чернюк и несколько школьников и школьниц. В руках у них большая растяжка с надписью «Забастовка». Из-за плеча начальника штаба выглядывал мужчина с плакатом, на котором была нарисована голова Владимира Путина и надпись «Голосуй — не голосуй, все равно получишь один и тот же результат». Где-то в задних рядах шли «ветераны» митингов и просто люди постарше. Полиция равнодушно смотрела, как хаотично рассеянная толпа начинала строиться. Никто и пальцем не пошевельнул, чтобы помешать протестующим. Только перед первым переходом дороги один из полицейских попытался предупредить, что мешать автомобильному движению «категорически запрещено». «Воровать тоже запрещено», — парировали ему. Полиция, впрочем, давно уже отработала модель поведения на таких акциях: чем винтить всех без разбору, а потом читать в соцсетях «про палачей», гораздо выгоднее поддерживать порядок на акции, а потом уже возбуждать административные дела против тех, кого считают организаторами.



Колонна добралась до точки назначения без происшествий. Начинающий уже хрипеть от постоянного крика Егор Чернюк бросал какой-нибудь лозунг, после чего его подхватывал «боевой актив». «Эти выборы — фарс!», «Россия будет свободной!», «Это наш город», «Мы будем наблюдать» — и все в таком духе. Лучше всех получалось у рыжеволосой школьницы-студентки, уверенно горланящей в первых рядах.

Попадавшиеся по дороге старушки испуганно шарахались, другие снимали на телефоны, а цветочницы на Ленинском проспекте, греясь на морозе сигаретами, смотрели на вопящую толпу с таким равнодушным видом, будто бы перед ними каждый день марширует колонна сторонников бойкота выборов. Мужчина с «триколором» и в капюшоне, тот самый, который кричал «Россия за Путина», что-то пытался втолковать полицейскому. Тот равнодушно отмахивался. «Не болтать, а работать... Нормальный человек идет и занимается своими делами», — громко заявил он в ответ осаждавшему его мужчине, кивнув в сторону противоположной стороны улицы, где горожане бежали куда-то по своим делам, не обращая внимание на то, что через дорогу от них якобы «решается судьба страны». 



Полицейские держались рядом: кто-то снимал на камеру, кто-то записывал лозунги, кто-то следил за тем, чтобы молодежь переходила дорогу на зеленый свет (с этим, впрочем, протестующие и сами справлялись, послушно тормозя на каждом светофоре). Дорогу у бизнес-центра «Панорама» вообще переходили дисциплинированно, в несколько партий. Здесь же протестующие выстроились со своей растяжкой напротив дороги, чтобы их было лучше видно из проезжающих автомобилей. Каждый сигнал они воспринимали как поддержку. Но загорелся зеленый свет, и они двинулись через дорогу к Дому искусств. Из-за горизонта, широко улыбаясь, на толпу смотрел полковник Лаврентьев — человек, хорошо известный каждому активисту, кто хоть однажды принимал участие в протестных акциях.

Поскольку у Дома искусств стоял всего один полицейский УАЗ, быстро стало понятно, что даже если протестующие сейчас устроят у Дома искусств полноценный митинг, никто не будет проводить массовые задержания. «На ступеньки нельзя!» — истерично вопил на своих сторонников Егор Чернюк. Для Михаила Чесалина, организатора митинга в поддержку Игоря Рудникова, тот факт, что толпа полезла на ступеньки, обернулся неприятностями. В результате сторонники бойкота заняли место там же, где стояли люди, поддерживавшие Рудникова: то есть у афиш Дома культуры.

«Уважаемые граждане... Требую прекратить...», — полицейский вяло попытался пресечь начинающийся митинг. Но он, кажется, не сильно верил в успех этого предприятия. «Сын, не митингуй! Я с тобой сидеть не буду!» - строго выговаривала женщина со светлыми волосами школьнику, таращившемуся ошарашенными глазами на толпу своих ровесников. 

Спонтанный митинг был посвящен одной теме: эти выборы — фарс, «цирк с конями», и ходить на них нельзя (даже портить бюллетени). Егор Чернюк использовал точно такую же метафору, как и Ксения Собчак неделей ранее: про игру с наперсточником, которого все равно невозможно победить. Только Собчак убеждала, что на выборы идти надо, а Чернюк — наоборот. «Мы будем проигрывать на их же выборах. Вы понимаете?» — дрожал его голос от возбуждения. По его логике получалось так: если очень много людей не придет на выборы, то власть возьмет и задумается.




«Все кричат: "Путин помоги!" А он что? Показывает фигу!» — негодовала старушка со значком «Свободу Игорю Рудникову!» и на всякий случай скорчила кукиш. «Мы покажем Алиханову Антону Андреевичу, что то, что он делает, — это неактуально. Покажем, что население области не принимает то, что сейчас происходит. Мы покажем, что голосует очень мало людей, что это неинтересно, и они задумаются. Поймут, что нужно что-то менять», — продолжал Чернюк.

Если сторонники Алексея Навального не пойдут на выборы в качестве избирателей, то никто не запрещает им быть наблюдателями, чтобы следить за законностью процесса (к чему активно и призывал Чернюк). К микрофону подпустили женщину, которая представилась работницей избирательной комиссии (в каком именно УИКе она работает, не сказала). Выступающая начала рассказывать о вбросах в областных муниципалитетах, на которые полиция «закрывает глаза».

Требовали свободы задержанному накануне заместителю Чернюка Олега Алексеева (которому, как рассказывали, полицейский «влетел» в шею при задержании) и вообще для всех политзаключенных. Громко и много кричали, что «Россия будет свободной» и «Мы здесь власть».

«Мы изменим Россию», — громко пообещал Егор Чернюк. По курткам протестующих начал стучать дождь. «Вот бы по новостям еще про это сказали...», — пробурчал кто-то из задних рядов, имея в виду информацию про бойкот выборов.



«Я хочу сказать, чтобы городская администрация поняла, что сколько бы раз нас не задерживали, сколько бы раз не запрещали, мы все равно будем приходить! Мы ждем перемен! На самом деле я не совсем верно сказала. Мы не ждем перемен. Переменами будем мы!» — внезапно обозначила себя в качестве одного из лидеров та самая рыжеволосая из первых рядов шествия. «Переменами будем мы!» — тут же подхватила толпа.

Уже выучившаяся азам протестной активности молодежь взяла Чернюка в кольцо, чтобы его не отбила полиция, и повела куда-то через автобусные остановки. Полиция плелась в хвосте, выжидая свой час. 


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии