Бизнес перебрался в замок

14 Марта 2019
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Три-четыре года назад у замка «Вальдау» появились инвесторы. Как правило, бизнес видит историческое наследие как потенциальные объекты туристического показа: если восстановить полуразрушенные замки и кирхи, то вокруг можно попытаться вырастить общепит и сопутствующую инфраструктуру. Но проект по «Вальдау» отличается от этого шаблона. Афиша RUGRAD.EU рассказывает, какую судьбу готовят замку и при чем тут крупнейший мировой химический концерн.


Химия и религия

Будущие инвесторы (сами они просят называть себя «социальными предпринимателями») замка «Вальдау», бизнесмены-аграрии из Белгородской области Сергей и Надежда Сорокины впервые оказались в Калининградской области в 2012 году. Супруги были официальными дистрибьюторами химического концерна BASF и занимались оптовой торговлей кормовых добавок  для скота на территории России, Белоруссии и Казахстана. О рентабельности этого бизнеса Сорокина не говорит, ссылаясь на то, что ей не разрешено этого делать. Но дает понять, что этот проект занимал все их с супругом время. 

Сорокины приехали в область на деловые переговоры с конным заводом «Георгенбург». На обратной дороге они проезжали через поселок Низовье Гурьевского района. Там они впервые увидели тевтонский замок.



Первоначально в замке увидели что-то вроде пиар-проекта, который можно было бы использовать для рекламы продукции BASF. Один из крупнейших в мире химических концернов со штаб-квартирой в Германии заинтересован не только в сельскохозяйственном рынке. Их продукты используются в производстве электротехники и одежды, судостроении и автомобилестроении и других сферах деятельности. Их продукцию для очистки масла использует один из крупнейших калининградских налогоплательщиков - холдинг «Содружество - Соя».

«Все, что окружает вас, сделано из ингредиентов [которые производит BASF]. Из России в эту компанию идет нефть, а выходят, например, ваши кроссовки из материалов, которые делает компания BASF», - рассказывает Надежда Сорокина.

Среди интересов концерна есть и строительная сфера. BASF производит строительные смеси, которые можно использовать для осушения подвальных помещений. Его продукты используются в реставрационных работах. Если бы при помощи инноваций компании удалось бы восстановить хотя бы некоторые элементы замка, «Вальдау» превратился бы в идеальную рекламу продуктов концерна. А Сорокины, как официальные дистрибьюторы, были заинтересованы в рекламе всех продуктов своего поставщика. Впрочем, первоначальному плану так и не суждено было сбыться.



Все развивалось достаточно спонтанно. Хотя BASF теоретически должен был быть одним из главных интересантов этой истории, в Германии узнали о ней позже. Первоначальный импульс исходил от самих Сорокиных. А на выходцев из Белгородской области немецкая средневековая архитектура произвела слишком большое впечатление.

«Замок «Вальдау» - это 1264 год, это за 200 лет до рождения Леонардо да Винчи… Вы [к этому] привыкли. А мы из Белгородской области. У нас нет такой красоты», - рассказывает Надежда Сорокина.

В тот момент предприниматели ничего не знали ни про собственников здания, ни про те юридические сложности, которыми в перспективе грозила эта история. Замок в Низовье в 2010 году был передан Русской православной церкви. У последней достаточно жесткий и специфический набор требований к потенциальным инвесторам, желающим превратить историческое в бизнес-проект.

Около трех лет предприниматели обдумывали ввязываться ли им в этот проект и что делать с «Вальдау» дальше. Только подписание инвестиционного договора с РПЦ заняло около года: церковь внимательно изучала своих потенциальных партнеров.



«Быть официальным дистрибьютором BASF не легче. Вы должны иметь определенный статус, определенный оборот. Тоже самое и с Русской православной церковью», - отвечает Надежда Сорокина на предположения, что условия работы с религиозной организацией были тяжелыми.


Жизнь в XIX веке

В 2016 году все документы были подписаны. Условия инвестиционного договора с РПЦ предприниматели не раскрывают. Надежда Сорокина лишь уточняет, что речь идет о сроке в 25 лет.

В Калининградской епархии Русской православной церкви условия договора, заключенного с бизнесменами из Белгородской области, также не смогли прокомментировать. Руководитель отдела по имуществу епархии Виктор Васильев подтвердил, что у церкви действительно есть «партнеры», которые занимаются «Вальдау». Но заявил, что условия договора ему неизвестны, так как эти отношения регулируются не его отделом. «Я не уверен, что там договор аренды… А какие у нас с ними отношения: безвозмездные или возмездные - я это сейчас не могу сказать», - прокомментировал он. На письменный запрос RUGRAD.EU в Калининградской епархии на момент публикации статьи не ответили.

Первоначально, впрочем, белгородские аграрии планировали ограничиться «малой кровью» и «целевыми пожертвованиями». Это вполне укладывалось в концепцию задуманной рекламной кампании. Для пиара продукта вполне хватило бы осушить подвалы, а потом начать продвигать на рынке соответствующие наименования.



Но втянуть концерн в этот проект так, как это планировалось, не удалось. В компании достаточно позитивно отнеслись к презентации, но один из крупнейших химических концернов подвели в каком-то смысле собственные масштабы. Оперативно согласовать подобный пиар не удалось из-за внутренней бюрократии. В результате супругам пришлось тратить собственные деньги даже на ту продукцию, которую планировалось прорекламировать благодаря «Вальдау». От каких-то инноваций даже пришлось отказываться - они оказались слишком дорогими. В пресс-службе концерна на письменный запрос RUGRAD.EU о судьбе этого проекта на момент публикации статьи не ответили.

На данный момент семья Сорокиных вложила в замок уже порядка 8 млн руб. Полностью восстановлен хозяйственный блок, у которого, как вспоминает Надежда Сорокина, не было «ни стен, ни крыши». Теперь на первом этаже что-то вроде кухни, на втором - комната со светлыми стенами и картинами.

Технологии концерна BASF активно используются в антикварном бизнесе. Сорокина показывает на небольшой деревянный шкаф с барельефом в форме рыцарской головы. Барельеф создали при помощи технологий концерна и предприниматель не без гордости замечает, что обычный человек никогда не отличит эту технологию от дерева. Для картин использовалась эпоксидная смола, которую также производит концерн.



На первом этаже восстановленного блока обустроена кухня, которую, как поговаривают, приезжающие посмотреть замок туристы часто путают с кафе. После того, как предприниматели плотно занялись замком, Сорокины переехали из Белгорода в Калининградскую область и живут прямо в «Вальдау». Восстановленный блок отапливается печкой.

«Я уже не могу себя представить в отдельности от замка, хотя у нас в Белгороде все замечательно. Я там не мерзну и в верхней одежде не хожу», - признается Надежда Сорокина.

«Мы живем в 19 веке. О таком можно только мечтать об этом», - добавляет ее супруг Сергей Сорокин.

Впрочем, главной проблемой предприниматель называет отнюдь не коммунальные условия. Договор с Калининградской епархией был заключен с коммерческой компанией «Альфа», которая была учреждена Надеждой Сорокиной. Это накладывало определенные юридические ограничения. «Мы могли делать реставрационные работы только из чистой прибыли. Мне приходилось планировать: что я пущу на замок, а что на развитие своей компании», - рассказывает Сорокина.

Проблему удалось решить, зарегистрировав в прошлом году АНО по функционированию и охране памятника культуры замка «Вальдау» «Петр и Феврония».



«Я в некоммерческую организацию отправила сумму, и она свободна от налогов. У бизнеса получалось двойное или тройной налогооблажение. Если мы делали экспортные поставки, то приходилось и НДС возвращать и платить одновременно налог на прибыль», - объясняет как устроена эта схема Надежда Сорокина.

Появление автономной некоммерческой организации открыло для инвесторов «Вальдау» возможность  участвовать в грантовых программах и краудфандинговых проектах. Кроме того, у организации есть возможность принимать пожертвования.


Дикая спаржа

Проект по превращению средневекового замка в «рекламную открытку» химического концерна пока заморозился. Но история с «Вальдау» дала супругам возможность для расширения собственного сельскохозяйственного бизнеса.

До того как «Вальдау» был передан церкви, объект, так или иначе, был связан с аграрной сферой. В немецкие времена здесь размещалась сельскохозяйственная школа, в советские - СПТУ № 20. После здесь находился колледж мехатроники и пищевой индустрии.

В подвале «Вальдау» супругам попадались странные органические останки. Сельскохозяйственная экспертиза показала, что речь идет о сорте спаржи, выведенном примерно 100 лет назад. На сельскохозяйственных полях, прилегающих к замку, Сорокины нашли остатки одичавшей спаржи. Инвесторы заплатили за селекцию, в результате был выведен новый сорт. Его патентообладателем является ООО «Вальдау», которое Сергей Сорокин учредил в 2016 году.

Фактически с этого момента у предпринимателей открылось новое бизнес-направление. Сорокины взяли в аренду небольшой участок в окрестностях замка и посадили там спаржу. Основные площади посевов у аграриев в Белгородской области: там более подходящие для растения климатические условия.



Но взаимоотношения с местным ритейлом у Сорокиных так и не выстроились. Первую партию поставки одна из крупных торговых сетей просто «загубила», не разобравшись с условиями хранения. Партию в магазины поставили утром, а вечером товар был уже не годен.

Работать с калининградскими торговыми сетями предпринимателям не понравилось: после того как договор поставки был подписан, покупатели стали давить на аграриев, требуя снизить цену, ссылаясь на то, что в Польше «это стоит дешевле».

Несмотря на то, что издержки Сорокиных увеличивались из-за того, что для товара пришлось заказывать авиаперевозку из Белгорода, их компания все равно осталась в плюсе. Но прибыль от сделки оказалась не такая большая, как ожидалось: на полученную выручку планировалось обустроить на замке подсветку, но денег не хватило.

«Затрат [на проект по выращиванию спаржи], как таковых, вообще не было. Земли здесь настолько пустуют… Нам звонили из Зеленоградска: «Возьмите землю вообще бесплатно». Чтобы хоть кто-то что-нибудь с ней сделал. А мы уже прикидывали: доедем мы до Зеленоградска или нет», - рассказывает Надежда Сорокина.



Но брать новые площади в аренду предприниматели не спешат. После первого не слишком удачного опыта сотрудничества с калининградскими торговыми сетями белгородские аграрии решили пока новых партнеров на местном рынке не искать, а попробовать продвигать свой товар другими способом. Сейчас Сорокины планируют в июне организовать на «Вальдау» фестиваль спаржи. Это позволит просчитать насколько спаржа пользуется спросом у местного потребителя. Если затея с фестивалем сработает, это позволит продвигать продукт на рынке и превратить его в некий локальный бренд. Примерно так произошло в Калининграде с корюшкой: когда открывается сезон, практически все рестораны стараются, чтобы в их меню присутствовало блюдо из этой рыбы. Надежда Сорокина хочет, чтобы в перспективе нечто подобное произошло и со спаржей.


Неманские сыры и русская скаковая

Самый очевидный путь работы с историческим наследием для инвестора - это превратить замок или кирху в объект туристического показа. Против такого использования исторического наследия не возражает даже церковь. Но у инвесторов замка «Вальдау» иная бизнес-модель. За время разговора Надежда Сорокина несколько раз упоминает, что на базе замка должен появиться «сельскохозяйственный центр».

«У нас получается стык трех направлений: история, туризм и аграрное направление», - объясняет как будет устроен проект ее супруг.

На туристической функции семья Сорокиных пока не заработала ни копейки. Но отметать этот вид бизнеса полностью не собирается. Надежда Сорокина считает, что монетизировать это направление можно, но для этого нужно запастись терпением и «мыслить глобально», а не подсчитывать сколько денег можно отбить на единичной экскурсии. «Мы же не в Америке с вами находимся, где можно за 1 день продать какие-то акции и стать миллионером. Мы находимся в России. И должно быть понимание, что любое дело, которое ты делаешь, требует времени и терпения», - говорит она.



Сейчас Сорокины ведут переговоры с компанией «Гавриш». Последняя, согласно информации на официальном сайте, владеет сетью селекционных центров в России и Иордании. Сорокина считает, что аграрии могли бы разместить на прилегающей к замку территории свои питомники. И получить таким образом дополнительные возможности для демонстрации своей продукции.

Коллаборация с таким игроком на рынке дала бы инвесторам замка дополнительные возможности для привлечения туристов. В частности, Сорокины смогли бы проводить на территории «Вальдау» тематические ивенты. «Например, фестиваль тюльпанов. Вы же наверняка видели, когда [едут] машины, декорированные цветами», - отмечает Надежда Сорокина.

Но агрофирма «Гавриш» - не единственный игрок на сельскохозяйственном рынке, с кем инвесторы планируют выстраивать синергию. В разговоре Сорокина среди возможных союзников упоминает крупный американский холдинг, связанный с селекцией, концерн BASF, чьими дистрибьюторами до сих пор являются инвесторы «Вальдау», Ассоциацию ветеринаров РФ и производителей мяса индейки. Сорокина видит замок в перспективе площадкой для крупных холдингов и сельскохозяйственных компаний, где бизнес мог бы презентовать и рекламировать свою продукцию. «Можно было бы здесь готовить эту индейку и рассказывать о том, что она выращивается в Пензе», - рассказывает она.



Есть потенциальные партнеры и среди местных компаний. Инвесторы вели переговоры с Иваном Артюхом -  владельцем первой крафтовой в регионе сыроварни «Тильзит-Рагнит», которая открылась в Немане в 2016 году. И на запланированном фестивале спаржи могут быть так же представлены и сыры из Немана.

Иван Артюх подтвердил RUGRAD.EU, что соответствующий разговор у него был, и что он готов принять участие в подобном фестивале, если его позовут. Подобные мероприятия, как считает бизнесмен, формируют среди жителей области и туристов определенную потребительскую культуру.

«Чем больше в городе ресторанов и кафе - тем больше посещений этих заведений. Фестиваль будет создавать культуру посещений замков, рыцарских мероприятий, ярмарок», - считает Артюх.

Никаких проблем в том, как будут сочетаться между собой старые тевтонские замки и гастрономический туризм, сыродел не видит. «Когда есть желание - всегда можно соединить одно с другим. Когда желания нет - ничего не соединить», - смеется он.


«Мне бы хотелось, чтобы здесь было представлено не только растениеводство, но и крупный рогатый скот и конное направление. Под Воронежем есть селекционный центр русской скаковой лошади. Это один из крупнейших холдингов. Им бы было очень интересно поработать. У русской скаковой же тоже очень богатая история», - рассказывает предприниматель о будущем своего проекта. Конное направление открывает для сельскохозяйственного центра на «Вальдау» свои перспективы: неподалеку от Черняховска есть конный завод «Георгенбург», разведением лошадей в Озерском районе занимается бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Сорокина видит в перспективе возможность организовать конные соревнования между ними. Неподалеку от замка есть небольшой стадион. Инвесторам «Вальдау» он не принадлежит, но они уверены, что у администрации Гурьевска не будет по этому поводу возражений, когда они узнают о проекте. Тем более, что с с регистрацией АНО инвесторам стало легче выстраивать отношение с чиновниками: до появления «Петра и Февронии» последние воспринимали инвесторов просто как еще одних «бизнесменов».

Сорокины должны были оценить, разницу в отношении власти к коммерческим структурам и АНО. В 2015 году на сайте регионального правительства появилась новость, о том, что проект обустройства на замке сельскохозяйственного культурного комплекса может быть вынесен на инвестиционный совет при губернаторе. Власти планировали выделить из бюджета около 600 тыс. руб. на строительство подъезда к замку. Впрочем, информации о судьбе рассмотрения проекта на инвестсовете нет.

Инвесторы действительно встречались с бывшим главой региона Николаем Цукановым. Но предложенные документы не понравились предпринимателям: там было прописано слишком большой объем обязательств. И Сорокина беспокоилась, что времени на восстановление замка просто не хватит. 



Сейчас  «Петр и Феврония» находятся в списке претендентов на получение президентских грантов. АНО планирует получить около 500 тыс. руб. на работы по консервации и предотвращению дальнейшего разрушения памятника (еще 190 тыс. руб. на эти цели «Петр и Феврония» потратит самостоятельно в качестве софинансирования).

В грантовой заявке инвесторы прогнозируют целевую аудиторию своего проекта на уровне 10 тыс. человек в год и обещают дополнительные рабочие места для жителей Низовья.

«Конечно же я хочу, чтобы все было быстрее. Я не хочу, чтобы это все было через 25 лет. Я хочу, чтобы в следующем году было все уже было просто замечательно. Но иногда сам себя подталкиваешь и делаешь какие-то ошибки. Те же самые финансовые», - отвечает Надежда Сорокина на вопрос хватает ли доходов от других видов бизнеса на обустройство замка.


Фото: Юлия Власова, фото спаржи предоставлено Надеждой Сорокиной

Текст: Алексей Щеголев




Комментарии