«Кислотно-желтый Кёнигсберг»

9 июля 2020
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

В 2019 году правительство Калининградской области выдало разрешение на реконструкцию «Кройц-аптеки» (здание планировалось приспособить под административно-торговый комплекс с сохранением исторический фасад). Здание удалось продать в 2016 году, его выкупил Сергей Сухомлин, генеральный директор ООО «Калининградское». Работы на стройплощадке по-прежнему продолжаются, но объявления об аренде помещений в историческом здании уже появились.




«От памятника остается стена и арка», — предупреждал в 2019 году собственник «Кройц-аптеки» Сергей Сухомлин и, судя по всему, не обманул. За зеленой сеткой рабицей можно угадать контуры старого фасада (того, что осталось после частичного обрушения, произошедшего на стройплощадке около двух лет назад). Арка со старым немецким булыжником и кирпичными колоннадами никуда не исчезла с обратной стороны здания (кирпич, впрочем, почистили, и теперь издали его можно принять за клинкерную плитку). Руководитель региональной службы государственной охраны объектов культурного наследия Евгений Маслов рассказывал, что от «Кройц-аптеки» в финальной версии проекта останется 15–20 %.



В основу приспособления исторического здания под современное использование был взят проект калининградского архитектора Анны Бельской: автор называла его «чисто модерновым решением», подчеркивая, что речь идет о компиляции исторической манеры и современной архитектуры. За «современную архитектуру» и «чисто модерновые решения» в обновленной версии «Кройц-аптеки», по всей видимости, отвечают стеклянные панели с налепленными на них белыми декоративными треугольниками. «Историческая манера» пока скрыта под рабицей. Но за зеленоватой сеточкой вполне можно угадать очертания очередного архитектурного эпигона «Рыбной деревни» в едко-желтых домах. Балконы и лепнина с узорами, зеленая черепица и прочие признаки заигрывания с «игрушечным Кёнигсбергом» — впрочем, власти сами «благословили» этот архитектурный тренд, работая именно в такой стилистике при ревитализации Железнодорожного.



Архитектор Олег Ли, комментируя ситуацию «Комсомольской правде», отметил, что нынешняя версия «Кройц-аптеки» действительно мало отличается от проекта Анны Бельской. «Считаю, что нужно дождаться полного снятия лесов, чтобы прийти к определенным выводам. Из важных отличий я успел заметить, что клинкерный кирпич на фасаде заменен на штукатурку, что значительно упростило и удешевило внешний вид. Также на историческом фасаде применили утеплитель. Пусть и тонкий слой, но без него явно можно было обойтись. Не очень нравится какой-то яркий цыплячий цвет, в который выкрасили фасад. Мне кажется, что вполне можно было подобрать что-то более благородное», — отметил он.



Сергей Сухомлин сомневался, что ему удастся окупить проект реконструкции исторического памятника под административно-торговый комплекс. В качестве основной коммерческой функции планировалась сдача в аренду офисов. Также сообщалось об объектах общепита (отдельно выделяли ресторан) и аптеке. Помимо этого, в проект Бельской была «зашита» гостиница, но Сухомлин рассказывал, что вынужден был отказаться от этой функции из-за технических норм и регламентов (хотя скрытый под рабицей «кислотно-желтый Кёнигсберг» неплохо бы подошел для этих целей). На сайте проекта упоминания о гостинице в здании до сих пор не удалены.



Если выходящая на дорогу часть здания вполне себе будет вписываться в концепцию «открыточной старины», то с обратной стороной «Кройц-аптеки» решили не эстетствовать. Изгибающееся практически буквой «П» здание в серых тонах напоминает типовые советские госучреждения и, как кажется, никак не коррелирует ни с «чисто модерновыми» треугольниками на стекле, ни с заигрываниями с эстетикой «Рыбной деревни».



Проект планировали сдать еще в прошлом году. Но работы пока продолжаются, а официальных заявлений о новых сроках собственник не делал, однако объявления об аренде на самом здании и интернет-порталах уже появились. Так, на «Авито» риэлторы отмечают, что «реконструкция подходит к завершению. За 300 тыс. руб. в месяц можно, к примеру, получить в пользование помещение в 300 кв. м под размещение кафе. На сине-белом строительном заборе, который огораживает стройплощадку, объявлений об аренде замечено не было. Зато на нем есть надпись «Чума».


Фото: Юлия Власова




Комментарии