RuGrad.eu

24 июня, 13:29
суббота
$59,66
-0,49
66,68
-0,47
15,77
-0,05
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Алиханов: «К нам едут люди небедные»

— 10 тысяч приезжих в Калининградскую область, о которых говорит Росстат, это ведь не только пожилые люди...

— Если не ошибаюсь, данные Пенсионного фонда дают нам такие цифры: 3,5 тысячи приезжих пенсионеров за 2015-2016 годы.

— Ради чего едут?

— Очень удобно оказаться в центре Европы, но в то же время оставаться в России, в российской культуре, в российской цивилизации. Не отрываться от корней, но при этом иметь возможность за несколько часов добраться до Польши, за 8 часов доехать на машине до Берлина. Плюс море, прекрасный климат. В принципе, здесь, в Калининградской области, очень удобно жить. Здесь практически нет зимы. У нас градусов на 5-6 теплее, чем в Москве. Поэтому многие люди от 40 и старше, например те, которые долго трудились на Севере и сумели заработать какие-то серьезные деньги, приезжают сюда. И дальше просто живут в комфортной среде.

— А как вам самому?

— Мне нравится. Здесь отлично. Моя жена говорит: как же в Калининграде классно, настолько спокойнее, чем в Москве. Нет этой изматывающей суеты, и за счет того, что все очень близко, не нужно никуда бежать сломя голову, торопиться. Очень комфортный город.

— А кто эти приезжие? Вы одну категорию пенсионеров назвали — те, кто отработал на Севере. Но, кроме того, известно, что в Калининграде всегда было много военных пенсионеров.

— Действительно, у нас в области довольно большое количество генералов и адмиралов на душу населения. Если посчитать, то значительная доля населения — это люди, так или иначе связанные с армией и флотом. Это и члены их семей, и те, кто работают на предприятиях, связанных с флотом, судоремонтными заводами.

К нам приезжают жить люди не бедные. И зачастую в трудоспособном возрасте. Что такое человек в 50-60 лет? Он еще может работать. Поэтому наша задача каким-то образом интегрировать наших пенсионеров в экономику.

— Получается?

— Получается. Потому что, я честно скажу, это люди дисциплинированные, они умеют работать. Их много, например, на предприятиях того же "Автотора".

— Но не любят же брать пенсионеров на работу...

— А если нет возможности взять молодых?

— А что, молодежь уезжает?

— Нет, просто молодежь выбирает зачастую более модные профессиональные направления. Те, кто постарше, идут в традиционную экономику, а молодые — в айти, в разработку софта...

— И откуда народ к вам едет?

— Из России, конечно. Русские из Украины, Казахстана, Узбекистана, Средней Азии — у нас же есть программа по переселению соотечественников.

— Какие места выбирают — сам Калининград или курортную прибрежную зону?

— По-разному. В основном, конечно, это Калининград и прибрежная зона. В Светлогорске, например, очень много жилья, которое купили петербуржцы и москвичи.

— Все-таки для человека в возрасте переехать на другой край страны — это непростая задача. Продать старую квартиру, самому здесь выбрать что-то новое, потом ремонт...

— Наши пенсионеры с этим справляются. При этом, кстати, квартиру не обязательно продавать. Ее можно сдать. У меня и министры, и их замы сдают квартиры в Москве и снимают здесь. В Москве они сдают дороже, разница в цене на "двушку" может составлять до 20 тысяч рублей. Один мой подчиненный снимает квартиру в центре города за 30 тысяч рублей, у него там все — от чайной ложки до плазменной панели.

Или представим другую историю: мне, условно, 55 лет. Я приезжаю из Мурманска, где работал на флоте. У меня там "севера" и все остальные надбавки, соответственно, пенсия примерно 35-40 тысяч рублей. Есть какие-то сбережения. А может, даже есть "двушка" в Москве. Что я делаю в этой ситуации? Сдаю квартиру, другую беру в ипотеку в Светлогорске — хорошую квартиру на берегу моря.

— И люди так делают?

— Конечно. Ходят на променады, наслаждаются жизнью, ездят по области, путешествуют по Польше, Германии и Литве. Таких пенсионеров у нас очень много.

У нас непрекращающийся строительный бум. Мы по итогам 15-го года прогнозировали провал. А в итоге — миллион 200 квадратов построено. 16-й год показал примерно ту же цифру. А вообще в 2016 году мы оказались на 1-м месте в России по вводу жилья на одного человека.

— У вас же глубоко дотационный регион...

— Нет, не совсем так. У нас особая экономическая зона. Я недавно беседовал с Натальей Зубаревич, она, как вы знаете, наш крупнейший эксперт в области социально-экономического развития регионов. Она говорит: "Смотрите, как у вас выросли субсидии в 16-м году!" Но 66 млрд рублей — это так называемые субсидии на поддержку рынка труда, они же — замена компенсаций таможенных пошлин. Раньше у нас не надо было платить таможенные пошлины при вывозе. А сейчас они платятся, а потом предприятия могут получить компенсации в 100-процентном объеме. Поэтому мы не так уж и дотационны. Среднячки, скажем так.

— А люди, которые покупают жилье в Калининградской области, они вкладываются или живут в этих квартирах?

— У нас можно наблюдать и ту и другую стратегию. Но не только. Мы же пока говорили только об одном типе пенсионеров. Но есть и другие. К нам ведь на пенсию едут и по-настоящему состоятельные люди. Знаете, иногда Калининградскую область называют местом отдыха утомленных москвичей. Среди них и бывший московский мэр. Только если на него посмотреть, то он совсем не утомлен. У него в Озерском районе образцово-показательное хозяйство. Сеет гречку, занимается животноводством, держит лошадей. Недавно мы у него в усадьбе ели вешенки.

— Но он же один такой...

— Есть и другие, просто они не такие медийные люди, как Лужков. Среди них и бывшие члены правительства, которые занимаются здесь в том числе сельским хозяйством, вкладывают серьезные объемы денег.

Но есть и еще одна категория людей в возрасте, которым Калининградская область могла бы быть интересна, но совсем по другой причине. Посмотрите на соседнюю Литву — страна специализируется на пенсионерах. Там сейчас очень много домов престарелых, где живут английские, шведские, норвежские старики. Это целая индустрия. Мы думаем: почему бы нам не попытаться вписаться в этот рынок? У нас на границе с Польшей в городе Железнодорожный пустует бывший детский интернат — по совместительству бывшая немецкая усадьба. Красивая, большая. Там где-то 6 тысяч квадратных метров плюс еще гостевой дом на шесть отдельных квартир. Вот мы сейчас думаем о том, чтобы из этого сделать хороший дом престарелых. А таких усадеб у нас очень много.

— И тут мы вступаем на очень зыбкую почву. Ведь в России, в отличие от западных стран, совсем другая традиция старения. Для нас отдать родителей в дом престарелых — это расписаться в своей человеческой неполноценности...

— Я не соглашусь. В последнее время довольно много состоятельных людей (не назову, правда, точные цифры или проценты) переезжают жить в такие дома. У каждого, по сути, отдельная квартира, туда можно переехать одному или с женой. Там есть необходимая медицинская и социальная помощь, создается совершенно дружеская атмосфера. У нас в Калининграде есть такие структуры, например наш дом ветеранов.

А дети могут быть заняты. Если пожилому человеку нужна медицинская помощь, сопровождение, то тогда, по сути, надо оставить все свои дела и заниматься только им. Когда семья большая, есть возможности заботиться о стариках. А если человек остается один на один со своим стареющим родственником? Можем ли мы ставить ему в вину, что он не может целый день ухаживать так, как надо?

— Но большое количество пожилых людей — это повышенная нагрузка на социальную сферу, особенно на медицину. Вы к этому готовы?

— Да, с медиками проблема. У нас, к сожалению, не хватает порядка 730 специалистов — это только врачей, не говоря о среднем звене. Отсюда и очереди, и колоссальная нагрузка на работающих специалистов. Мы сейчас готовим специальные меры поддержки для того, чтобы переселять сюда врачей и здесь закреплять их. И первая — это возможность приватизировать служебное жилье. В прошлом году у нас 17 врачей получили служебное жилье. Сейчас оно не переходит в собственность. А мы бы хотели разработать программу, по которой врач, отработав 7-10 лет, это жилье получал бы в собственность. Вторая — это гарантия трудоустройства для мужа или жены доктора, который к нам приезжает. Потому что супруг или супруга тоже должны как-то встраиваться в экономику. Третья — проблема с устройством детей в детские сады, школы. И четвертая — это возможность для медиков работать на хорошем оборудовании, повышать квалификацию. Всем этим мы сейчас занимаемся.

— Когда вы встречаетесь с калининградскими пенсионерами, на что они жалуются?

— Да, честно говоря, каких-то жалоб именно на свою жизнь у них нет. Переживают за своих детей, внуков. Жалуются на ЖКХ. Много проблем с управляющими компаниями, которые просто не слышат людей. Есть проблемы с пересчетами тарифов, где-то отчасти не совсем справедливые скачки в ценах. И второе — это, конечно, здравоохранение, отсутствие достаточного количества квалифицированных врачей.

— Вы — самый молодой губернатор в России. Как считаете, в каком возрасте начинается старость?

— Я честно скажу, у меня есть знакомые, которым уже хорошо за 70, может быть, даже за 75, но я даже не воспринимаю их как пожилых людей. Такой оптимизм от них исходит. Мне кажется, что до 70 — это не старость, а очень работоспособный и бодрый период жизни. К тому же современная медицина и здоровый образ жизни позволяют неплохо себя чувствовать и в 70, и позже.

— Если есть такой выраженный тренд — приехать "попенсионерить" в Калининград, то как местные жители к этому относятся? Не говорят — "понаехали"?

— Знаете, здесь очень быстро становишься калининградцем. Потом здесь все, собственно говоря, в определенном смысле слова понаехавшие. У нас половина родившихся здесь и половина приехавших сюда. Помните, как писал Алексей Иванов в "Сердце Пармы" о том, как сделать землю своей? Рождаться, любить, умирать, проливать кровь. Ну и, конечно, созидать, оставлять какие-то следы своего пребывания на этой земле. Наверное, самое главное — жить так, чтобы хотелось, чтобы твои дети наследовали эту землю.

(Голосов: 6, Рейтинг: 3.33)