RuGrad.eu

26 мая, 10:37
четверг
$65,89
-1,15
73,46
-1,58
16,60
-0,24
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Сельское хозяйство Калининградской области: вчера, сегодня, завтра: Специальный проект RUGRAD.EU

Фото bildarchiv-Ostpreussen.de

«Единственное средство удержать государство в состоянии независимости от кого-либо - это сельское хозяйство. Обладай вы хоть всеми богатствами мира, если вам нечем питаться – вы зависите от других... Торговля создаёт богатство, но сельское хозяйство обеспечивает свободу».

   Жан Жак Руссо


В новом проекте RUGRAD.EU расскажет об актуальном состоянии сельского хозяйства Калининградской области. Проблемы и успехи, планы и провалы, растениеводство и животноводство, мелиорация и ирригация - всё это по состоянию на сегодня станет предметом описания и последующей дискуссии. Вместе с компетентными в сельскохозяйственном производстве собеседниками мы попытаемся понять, почему до трети сельхозземель в регионе не обрабатывается, кто получает субсидии на развитие производства и почему, сколько людей может прокормить Калининградская область, а сколько кормит на самом деле, что лучше выращивать, а что дешевле привозить.

Кто плюёт в прошлое, не имеет будущего, гласит известная поговорка. С чего начиналось сельскохозяйственное производство в Восточной Пруссии? Почему немцы предпочитали пшенице рожь? С этих страниц сельскохозяйственной истории нашего края мы начнём наш проект.


Сельское хозяйство Восточной Пруссии*

О корове «Налим», дававшей 14 708 кг молока в год, закалённых животных, о том, сколько людей реально кормили местные нивы и стада в немецкое время, и почему здесь не выращивали персики


В 1939 году в сельском хозяйстве, животноводстве, садоводстве, лесном и охотничьем хозяйствах, рыболовстве было занято порядка 48% населения Восточной Пруссии. Иногда тот период считается чуть ли не образцом для нынешнего времени: кисельные реки, молочные берега. Восточная Пруссия, кормящая всю Германию - такая легенда владеет умами калининградцев. Так ли это было на самом деле?

Сами немцы считали, что как раз для занятия сельским хозяйством Восточная Пруссия – далеко не самое лучшее место в стране. В центральной части Германии насчитывалось в среднем на 20 морозных дней меньше, а в западной Германии - так и вообще, на 40 морозных дней меньше, чем в окрестностях Кёнигсберга. «Только, начиная с 1935 года, усиливающаяся моторизация полевых работ в существенной степени стала сглаживать эти недостатки», - пишет в обзорном труде «Сельское хозяйство Восточной Пруссии» доктор Ханс Блёх*. Он же указывает и на географическое преимущество востока страны. Из-за более северного положения в Восточной Пруссии дни зимой были короче, зато летом длиннее, чем «в среднем по стране». Например, по сравнению с Рейнской областью в Восточной Пруссии было на 200 солнечных часов в год больше. Это ускоряло рост растений, так что сбор зерна и кормовых начинался примерно в то же время, что и в остальной Германии.

Зато более морозная зима и температурные разницы давали неожиданное преимущество сельскому хозяйству. В Восточной Пруссии выращивали более морозостойкие сорта зерна и породы животных. Это давало возможность продавать их гораздо большему количеству клиентов: закалённые животные не нуждались в акклиматизации.


Дренаж

Ещё одной особенностью Восточной Пруссии была меньшая площадь территории, занятой лесами: 19,13% (по состоянию на 1938 год) по сравнению с 27,67% в тогдашней Германии. Однако для обработки земли требовалось больше подготовительных усилий. Почвы требовали регулирования водного баланса. Поэтому реки и ручьи, выходившие из берегов весной, нуждались в постоянной регулировке. Для этого постоянно закладывались мелиоративные канавы, чтобы вода могла уходить. Но одних канав было мало. И примерно с 1850 года начались работы по прокладке дренажа. В основном использовались глиняные трубки. Стоимость дренажа составляла часто от трети до половины стоимости самих земельных участков. Иногда и больше. Восточно-прусские крестьяне инвестировали в дренаж из поколения в поколение. Но и выгода от дренажа была гигантской. Почвы быстрее сохли по весне, что позволяло раньше перейти к их вспашке, растения оставались здоровыми. Один только дренаж добавлял от 7 до 14 дней в пересчёте на вегетативный период сельхозкультур. Для создания дренажа образовывались товарищества – в одиночку такое было никому не под силу. Товариществам предоставлялись кредиты с выгодной процентной ставкой. Работы по устройству дренажа на всей обрабатываемой территории в Восточной Пруссии были практически полностью закончены к 30-м годам XX века. Сеть мелиоративных каналов и канав составляла ок. 20 500 километров. Протяженность дренажных трубок была в несколько раз больше.

Другой отличительной чертой, позволившей сельскому хозяйству быстро принять индустриальные масштабы, была транспортная инфраструктура. В 1937 году она насчитывала 12 579 километров автомобильных дорог, 3277 км железных дорог с широкой колеёй и 908 км узкоколейки. Помимо этого постоянно велись работы по укладке твёрдого покрытия от дорог к населённым пунктам и дворам, местами даже и по самим полям. Собственной брусчатки не хватало. Камень везли из Силезии.

Практически все сёла и дворы были электрифицированы, местами наличествовали собственные электростанции. Телефонная сеть была достаточно плотной, а по радио, которое имелось у большинства, передавали прогнозы погоды и информацию о ситуации на рынке сельхозпродукции . Сельхозпроизводители были объединены в товарищества, которые давали возможность совместной закупки и совместного сбыта большими партиями, создавая конкурентные преимущества.


Сельхозугодья

В 1700 году Восточную Пруссию населяли примерно 600 000 тысяч жителей. От чумы 1708-1710 годов умерло около 40%. Целые районы обезлюдели. Но уже в 1740 году население снова вышло на уровень 600 тысяч. При первой переписи в Пруссии в 1816 году здесь насчитали 886 000 жителей. В 1871 г. это число выросло до 1,8 миллиона, в 1919 г. – 2,2 млн человек, 1939 г. – 2,49 млн. человек. Надо учитывать, что Восточная Пруссия включала в себя и нынешние территории Польши к югу от Калининградской области.

Земля могла прокормить такое большое количество населения. Но надо также и помнить, что по сравнению с остальной частью Германии Восточная Пруссия считалась малонаселённой. С 1871 года примерно 870 000 человек покинули прусские пенаты, чтобы найти работу в промышленности – в Германии как раз набирала обороты индустриализации. В 1939 году на 100 гектаров используемых сельхозугодий в Восточной Пруссии приходилось 99 жителей (в остальной Германии – 230). Для сравнения в ФРГ в 1977 году – 465.

Сельское хозяйство велось настолько интенсивно, что наилучшее представление об этом даёт процент используемой территории от общей территории районов.


таблица 1.png



























Из таблицы можно сделать вывод, что в Восточной Пруссии процент сельхозплощадей был существенно выше, чем в целом по Германии.

А вот как распределялась территория, используемая для сельского и лесного хозяйства по структуре собственности.


таблица 2.png


Сельхозпредприятия по площади используемой земли

таблица 3.png

Сельхозплощади по типам использования (1938 г.)


таблица 4.png


Растениеводство

Посевные площади по типам сельхозкультур (по состоянию на 1938 год)


таблица 5.png


Среди зерновых в Восточной Пруссии превалировала рожь. Причём озимая, которая занимала 23,8% площадей (1938 г.) и давала 18,6 центнера с гектара. Площади под яровой рожью занимали всего 0,15%. Но и между районами были существенные различия по отводимым под рожь площадям и урожайности.


Таблица 6.png


В целом пшеница была более распространена в Германии (10,9% площадей), в то время как в Восточной Пруссии ей отводилась более скромная роль - 4,2% площадей. В 1938 году ещё не было достаточного количества урожайных и одновременно морозостойких сортов пшеницы, как не было и сортов пшеницы, которые бы давали приличные результаты за короткий вегетационный период. Впрочем, в районе Кёнигсберга доля посевов пшеницы была выше - 7,6%, как, например, и под Инстербургом (8,1%).

Стоит отметить, что районы Фишхаузен (Приморск) и Кёнигсберг по своей урожайности (24,6 и 24,5 ц/га, соответственно) существенно превышали среднюю урожайность по Германии.

Яровые культуры занимали в Восточной Пруссии в 1938 году 27,6% площадей пашни при урожайности 20 ц/га (в Германии: 24,4% и 23,3 ц/га). Упор на яровые объяснялся тем, что разгар работ приходился на осень, когда надо было убирать урожай, но из-за использования всё ещё лошадиной тягловой силы крестьяне просто не успевали посеять озимые. При нынешней технической оснащённости эти проблемы не какажутся такими непреодолимыми.

Площади под яровые культуры в 1938 г.


таблица 7.png


Корнеплодам уделялось в Восточной Пруссии меньше внимания, чем в Германии в целом. Площади под ними занимали 15,2% (в Германии - 23,4%). Потребность в картофеле из-за более низкой плотности населения была меньше. Кроме того, не хватало и рабочих рук для работ на больших площадях.

Картофель, 1938 г.


таблица 8.png


Больше всего картофелем засаживались площади в регионе Лабиау (Полесск) - 12,8%. Картофель большей частью шёл на пропитание в самой провинции, или перегонялся на спирт, для корма свиньям, и только совсем небольшая часть вывозилась как здоровый семенной материал или как продукт питания на экспорт. Для поддержания картофеля в здоровом состоянии в Восточной Пруссии действовал запрет на посадку персиков, поскольку листовая тля персикового дерева могла стать причиной вирусных заболеваний картофеля. По статистике, в Восточной Пруссии только 3,7% картофеля считалось поражённым заболеваниями, в Германии в целом - 4,7%.

В составе картофеля 5,6% было ранних сортов, и 94,4% - поздние сорта.

На больших торфяных почвах в районе Лабиау было устроен специальный регион для возделывания картофеля. Чёрные почвы быстро прогревались и рано давали абсолютно чистый картофель великолепного качества. Перевозка в Кёнигсберг осуществлялась по воде через канал и реки Дейма и Прегель. Чем лучше почвы, тем больше была урожайность картофеля. Фишхаузен (Приморск) и Гумбиннен (Гусев) - 191 ц/га, Лабиау (Полесск) - 187 ц/га.

А вот провинцией-садом - вопреки распространённой легенде - Восточная Пруссия не была. В 1929/30 годах случилась морозная зима, сильно повредившая садам. Старые сорта местной селекции выдержали низкие температуры, а завозные из Шлезвиг-Гольштейна вымерзли. Немцы с пиететом смотрели на Россию, где сорта яблонь Антоновка и Титовка выдерживали и ещё более низкие температуры. Уже вскоре после той суровой зимы они появились на рынке в Кёнигсберге.

Если сравнить Восточную Пруссию с Германией в целом, то на 100 гектаров сельхозплошадей тут приходилось 44 яблони (200 - в Германии, далее в скобках данных в целом по Германии), 14 груш (84), 5 черешен (26), 34 вишни (29), 18 слив (114). Плотность населения была меньше, чем в Германии в целом, и этого количества вполне хватало для собственных нужд.


Животноводство

Поголовье скота в Восточной Пруссии в 1831 - 1939 года (после 1920 года, с учётом новых границ)


таблица 9.png


До начала 1-й Мировой войны поголовье лошадей, коров и свиней постоянно росло - чему причиной было улучшение кормовой базы в провинции. Битвы на восточно-прусской земле и частичные угоны скота, сопровождаемые также эпидемиями, привели к тому, что поголовье крупного рогатого скота только к 1935 году вышло на прежний уровень.

Поголовье лошадей перестало расти с началом моторизации на селе. Свиное поголовье росло в соответствии с возможностями сбыта в остальной Германии. Своим путём развивалось поголовье овец. Сначала оно сильно росло. Но под давлением на цену шерсти со стороны заморских конкурентов поголовье овец уменьшилось до 1/10 от точки высшего расцвета.

В 1938 году в Восточной Пруссии содержалось 478 453 лошадей. 19,02 лошади на 100 га сельхозугодий. На треть больше, чем в целом по Германии (12,07). При этом доля молодых животных (до 3 лет) из них составляла 5,8 (в Германии: 2,5).

В 1938 году в Восточной Пруссии поголовье коров насчитывало в среднем 53,9 голов на 100 га сельхозугодий. В целом в Германии этот показатель был выше (69,9 голов на 100 га). Половина восточно-прусского поголовья давала надои 3096 кг молока в год, в Германии этот показатель был меньше - 2492 кг/год. Лучше, чем в Восточной Пруссии коровы доились только в районе Ганновера (3205 кг/год на голову). Стратегической целью молочного животноводства в провинции было - получить большие надои меньшим количеством голов. Кстати, спустя 40 лет надои в среднем по Германии выросли до 4313 кг/год.

В Восточной Пруссии 30-х годов над такими надоями коровы-чемпионы только бы посмеялись. Здесь было основано специальное племенное стадо - элита молочного животноводства. История рассказывает про реестр из 1076 восточно-прусских коров со средними надоями 8 468 кг молока в год при жирности 3,77%. При этом абсолютной чемпионкой была бурёнка по кличке «Кваппе» («Налим»), давшая 14 708 кг молока за год с жирностью 3,92%. У неё было несколько соратниц с надоями за отметкой 10 000 кг в год. С такими показателями коровы из восточной провинции расходились на аукционах влёт. Только в военном 1941 году было продано 9496 коров и 6464 быков. Из них 1034 быков и 6647 коров было вывезено за пределы Восточной Пруссии. Никаких ограничений на экспорт не было. Так восточно-прусских коров закупали на развод покупатели из Тюрингии и Саксонии.

Легенда о великой сельхозпровинции не так уж и необоснованна, если взять, например, мясное животноводство. Несмотря на большие транспортные расходы и потери при транспортировке свиное поголовье активно вывозилось в остальную часть Германии. Так в 1936 и 1937 годах доля восточно-прусских хрюшек на мясных аукционах Мюнхена составляла 34%, Лейпцига - 15%, Кёльна - 22%, Франкфурта-на-Майне - 8%. Секрет был в том, что собственные потребности в свинине Восточная Пруссия покрывала с лихвой. А кормов производила так много, что их вывоз был бы дороже, чем полученная от них прибыль. Выгодней было выкармливать свиней и вывозить уже их.

Преуспевала Восточная Пруссии и ещё в некоторых сферах сельхозпроизводства. Например, в разведении индюшек. На 100 га сельхозугодий их приходилось 6,4 головы (в Германии в целом - 2,3). Медовых ульев было 9,7 на 100 га (Германия - 9).

В чём ещё преуспели восточно-прусские крестьяне, так это в молокопереработке. Тильзитский сыр приобрёл мировую известность и стал брендом сам по себе. Кому-нибудь известен город Советск? А Тильзит? Десятки миллионов упаковок сыра в год по всему миру носят на себе это название. В среднем каждый молокозавод перерабатывал 2254 тонн молока в год (в Германии в целом - 1934 тонны), по состоянию на 1938 год.

Вот что говорит статистика экспорта из Восточной Пруссии (1934/1939 годы, в среднем за год):

316 000 тонн зерна, 190 000 тонн картофеля, 17 000 тонн масла, 31 000 тонн сыра, 23 000 лошади, 252 000 крупного рогатого скота, 25 000 овец, 740 000 - 880 000 свиней и поросят. В целом получается, что Восточная Пруссия кормила помимо своих 2,4 миллиона населения ещё почти столько же (2,3 миллиона человек) за своими пределами.


Рыболовство

Рыбной промышленности в её современном понимании в Восточной Прусии не было вообще. Правила рыбной ловли в письменном виде впервые установил Немецкий (Тевтонский) орден. До этого регулированием занимались языческие священники: указывая на то, когда и где можно ловить рыбу, и кто может этим заниматься. Рыболовством вплоть до новейшего времени занимались как правило пруссы, литовцы, мазуры. Пришедшие с запада немцы в этой сфере не блистали.

Открытое море было слишком опасным для рыбной ловли. Поэтому удили и расставляли сети почти исключительно в заливах. Морская ловля в начале XX века в Восточной Пруссии только-только начинались.

В середине 30-х годов статистика насчитывала 1000 профессиональных рыбаков на Куршском заливе. У них было ещё около 300 помощников. В сезоны к ним добавлялось ещё около двух сотен человек. В Вислинском (Калининградском) заливе рыбаков было больше: 1500 + 500 помощников. Примерно 400 человек прибавлялось в зависимости от сезона, включая и рыбаков, случайно попавших на эту профессиональную стезю. Ловили с парусных лодок.

Вероника Чернышева указывает, что «к 1898 г. в районе Пиллау рыбачили уже 110 парусных ботов. К началу ХХ века наряду с парусными появляются моторные боты. Так, в 1907 г. в Пиллау и окрестностях таких ботов было уже 14, (...) а к 1928 г. в Восточной Пруссии насчитывалось 98 моторных ботов».

«К 1928 г. в Восточной Пруссии на Балтийском море использовалось: 400 сетей для ловли салаки, 1 200 - камбалы, 2 000 сетей - для лосося, 4 500 так называемых «удочек» для лосося, 400 000 их же для трески, а также другие виды сетей и орудий лова» (В. Чернышева).

Использовать моторные лодки для ловли рыбы в заливах в немецкое время было и вовсе запрещено.


Текст: Алексей Шабунин


* Источники статистических данных:

1. Д-р Ханс Блёх, «Сельское хозяйство Восточной Пруссии», 1978, издательство Герхарда Раутенберга.

2. Ханс Вёде, «Рыбаки и рыболовство в Восточной Пруссии».

3. Вероника Чернышева. «Рыбный промысел в Восточной Пруссии».


Комментарии

Восточно-Прусский тип ведения сельского хозяйства А.П. Столыпин заложил в основу своей аграрной реформы...
Было 1,4 млн коров, 0,5 млн лошадей, 1, 8 млн. свиней.
А сейчас 0,05 млн. коров, 0, 01 млн лошадей, 0,15 млн свиней.
СпасибоПартииЗаЭто!
[mataxari]
26.11.2013 07:01
цитировать
Не забывайте, что Восточная Пруссия это не только Калининградская область. Это только одна треть.
А две трети это Ольштынское и Эльблонгское воеводство.
[mataxari] пишет:
Не забывайте, что Восточная Пруссия это не только Калининградская область. Это только одна треть.
А две трети это Ольштынское и Эльблонгское воеводство.

да помним мы об этом. даже, если поделить исходные цифры на три и то получим недостижимый результат...
Для того чтобы оставить свой комментарий — пожалуйста авторизуйтесь