RuGrad.eu

27 марта, 22:27
понедельник
$57,42
+ 0,00
61,86
+ 0,00
14,52
+ 0,00
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

«Немецко-русский дом» после ликвидации

Какое иностранное финансирование нашел Минюст у известной калининградской общественной организации.


Самоликвидация ассоциации «Немецко-русский дом» стала, пожалуй, самой резонансной новостью зимы 2017 года в общественной жизни Калининграда. Неопределенность и непубличность процесса реорганизации организации вызывала множество вопросов и домыслов. История сопровождалась негативным информационным фоном в некоторых государственных средствах массовой информации. Журналистам RUGRAD.EU удалось встретиться с экс-президентом «Немецко-русского дома», учредителем организации, владеющей непосредственно зданием НРД, и узнать, что происходит с культурно-образовательным центром после закрытия юридического лица.


Смена таблички

«Я чувствую себя, униженным и раздавленным. Мне обидно. Мой отец когда-то, в 1930-е, был в лагерях, и, когда мне инкриминируют чуть ли не предательство и работу на какую-то разведку, у меня захватывает дух. Мой родной дядя как боец Красной армии погиб на этой земле в 1944 году. Мы 15 лет искали его могилу, еле нашли. Фашисты для меня — непридуманная история: моя семья пострадала от этого. Когда на суде я слушал, что мне инкриминировалось, думал, что это сон. Всё сон какой-то. Судья читала, опустив голову. Думаю, она всё понимала», — рассказывает президент «Немецко-русского дома» Виктор Гофман. Назвать его «бывшим президентом» тяжело, хотя де-факто это так: с декабря 2016 года некоммерческое партнёрство «Немецко-русский дом» ликвидировано. Зимой 2017 года проблемы с надзорными органами начались и у учредителей организации. В конце февраля лично Виктор Гофман как учредитель «Общества немецкой культуры и российских немцев «Айнтрахт-Согласие» привлечен к административной ответственности по статье «Нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента». Ему грозит штраф 100 тыс. руб., самой организации — в размере 300 тыс. Постановление о назначении административного наказания вынесено, но решение в законную силу пока не вступило.


С Виктором Гофманом мы встречаемся в его кабинете. На стене в рамках — грамоты и благодарности от органов власти, портрет Владимира Путина, фотографии с разнообразных встреч. Для беседы с журналистами учредитель НРД приглашает и других людей. Среди них — Вальтер Лейтнер, председатель Региональной культурной автономии немцев Калининградской области. В ближайшее время вывеска этой организации появится на здании на Ялтинской, 2а. Автономия готова взять на себя работу по проведению мероприятий на площадке Немецко-русского дома.

Двое других просят не раскрывать их личности. Один из них передаёт в распоряжение редакции акты проверки Министерства юстиции, составленные после работы с документами «Айнтрахт-Согласия» и «Немецко-русского дома». Другой говорит, что активно принимает участие в делах организации в последние годы, постоянно перебивает Виктора Гофмана, добавляет к его повествованию детали и высказывает удивительную гипотезу о возможных заказчиках «травли» в отношении организации немецко-российской дружбы. По его словам, никак не подтвержденным, главную выгоду от дискредитации «Айнтрахт-Согласия» и Виктора Гофмана должна получить Федеральная национально-культурная автономия российских немцев.



Два года проверок и вмешательство Лаврова

Суд над Виктором Гофманом прошел 27 февраля, организацию «Айнтрахт-Согласие» судили 28 февраля. Основанием для привлечения к ответственности стали материалы проверки управления Министерства юстиции. Она проходила в декабре 2016 – январе 2017 года и касалась шести последних лет работы общества. Все эти годы «Айнтрахт» было учредителем «Немецко-русского дома», собственником домика на ул. Ялтинской, 2а и юридическим арендатором земельного участка, на котором расположено скромное одноэтажное здание в престижном районе города. В акте проверки специалистам Минюста удалось обозначить 4 факта, которые, по версии чиновников, подтверждают, что «Айнтрахт-Согласие», с одной стороны, получало иностранное финансирование (два факта), с другой — вело политическую деятельность (еще два факта). Поскольку заранее о намерении действовать в качестве иностранного агента организация не заявляла, проверяющие пришли к выводу, что в её деятельности есть нарушения закона «Об общественных объединениях».

«Я никаких актов не подписывал и при проверке не присутствовал. Просто, когда они позвонили, привёз им большой ящик документов на ул. Сергеева. Когда в назначенное время из Минюста не поступил сигнал, что проверка завершена, позвонил им сам», — рассказывает Виктор Гофман. 31 января он узнал, что организация признана иностранным агентом. К этому времени, как следует из данных электронной картотеки, в Ленинградский районный суд уже были переданы материалы о правонарушении организации.

Если для признания «Айнтрахт-Согласия» иностранным агентом Министерству юстиции потребовалась одна проверка и чуть более месяца, то для «разоблачения» непосредственно «Немецко-русского дома» было проведено три проверки. Две из них — внеплановые. Первая имела место в ноябре 2014 года: тогда заместитель начальника управления Минюста Морозов, начальник отдела по делам некоммерческих организаций Зинченко и его заместитель по фамилии Зырянов нашли в деятельности некоммерческого партнёрства несколько нарушений. Они не касались работы в качестве иностранного агента. Речь шла о том, что организация не получила разрешение на использование производных от наименования «Россия» или «Российская Федерация». Официальное название юридического лица — Некоммерческое партнёрство по развитию российско-германского сотрудничества в культурной, социальной и экономической областях с учетом проживающих в Калининградской области российских граждан немецкой национальности «Немецко-русский дом». Кроме того, проверяющие нашли нарушения в одном из протоколов общего собрания организации. По словам Гофмана, эти замечания были оперативно устранены.


Вторая проверка была назначена уже в декабре 2014 года. Она также не показала никаких нарушений в деятельности некоммерческого партнёрства. Третья стартовала 18 июня 2015 года. На этот раз к упоминавшимся сотрудникам Минюста по делам НКО Зырянову и Зинченко присоединились два специалиста-эксперта того же отдела Ивченко и Сажко.

«Первые две проверки “Немецко-русского дома” мы прошли: одну, “по сигналу” — чисто, вторую — через две недели — опять никаких результатов. Потом сразу “наезжает” третья проверка. Причем пришли как? С автоматами! Ко мне в кабинет тогда принесли немецкий журнал “Ост-Вест Панорама”. Там были публикации, которые можно было истолковать как связь с высказываниями Лисснера. Но журнал был без нашей печати и вообще уже закрыт к тому времени в Германии за пророссийскую позицию», — вспоминает Виктор Гофман.

В акте этой проверки госорганы «припомнили» Немецко-русскому дому всё: и наличие в составе учредителей до конца 2013 года двух немецких организаций (фонда «Штиффтунг Кёнигсберг» и Германского общества технического сотрудничества), и получение средств от московской организации «Международный центр немецкой культуры», которая, в свою очередь, среди прочих получала средства и от немецких правопреемников экс-учредителей НРД.


«В 2013 году организацией от МСНК получено 9 323 496 руб., а в 2014 — 9 103 769 руб.», — говорится в июльском акте проверки. Виктор Гофман не отрицает, что Немецко-русский дом получал средства на целевые траты. Он не согласен с тем, что эти поступления можно расценивать как иностранное финансирование, связанное с политической деятельностью. Напомним, два базовых признака, которыми по закону должна обладать организация, чтобы государство могло счесть её иностранным агентом, — наличие и иностранного финансирования, и политической деятельности.

«Представьте себе, на территории постсоветского пространства находится около 70 домов. В России центров встреч российских немцев около 50. Наш — единственный, отдельно стоящий, ни от кого не зависящий. Везде эти центры в муниципальной или областной собственности. После принятия закона об иностранных агентах (лето 2012 года. — Прим. ред.) было решено, что «крыша» будет одна, что все деньги будут идти через Москву. Это было сделано, чтобы подстраховать себя. В законе четко написано: если в программах участвует государство, то участники не могут быть иностранными агентами, а здесь — Россия и Германия. Официальный договор, межправительственная комиссия действует с 1992 года. Казалось бы, какая еще может быть защита? Но нет, это не рассматривается!» — рассказывает Гофман.

В качестве подтверждения политической деятельности Немецко-русского дома, направленной на формирование общественного мнения «в целях воздействия на государственные органы» проверяющие указали 4 факта. Среди них — организация вечера скорби российских немцев. Траурное мероприятие «запомнилось» выступлением экс-атташе по культуре генерального консульства Германии Даниэля Лисснера. Дипломат недипломатично «высказал критические оценки внутренней и внешней политики Российской Федерации». Непосредственно в 2014 году это выступление обернулось предупреждением в адрес организации со стороны Минюста. Вспомнили в этом акте и то, что Виктор Гофман является активистом Общероссийского народного фронта, и то, что он в этом качестве участвовал в антифашистском митинге. Проверяющие также отнесли это к политической деятельности всей организации. Номер журнала за 2014 год, который «обнаружили» сотрудники минюста в читальном зале Немецко-русского дома, также упомянут в июльском акте проверки. Составители документа обращают внимание на то, что в издании содержалась критика «деятельности высших органов государственной власти Российской Федерации по вопросам, также связанным с переходом Крыма Севастополя под юрисдикцию Российской Федерации (в том числе с неоднократным использованием термина «аннексия») и конфликтом на юго-востоке Украины. Также в одной из статей указывается на то, что «при этом возвращать чужие земли, например часть Восточной Пруссии (Калининградскую область), в России никто не думает». Какие-либо объяснения со стороны представителей общественной организации в акте отсутствуют.


В качестве финального свидетельства политической деятельности «Немецко-русского дома» проверяющие из Минюста указывают участие организации в установке на острове Канта (в акте проверки он назван «Центральным») в 2012 году макета основных зданий Кёнигсберга. Среди прочих на этом макете упомянуто имя поэтессы Агнес Мигель. Кроме того, в 2012 году общественная организация помогла школе № 33 Калининграда организовать вечер памяти Мигель. «При этом, с учетом биографии А. Мигель» проверяющие сделали вывод о том, что «указанные мероприятия могли послужить условием популяризации нацистской идеологии, являющейся формой экстремизма». Закавыченные цитаты - это формулировки из акта проверки Минюста.

«Сколько шла борьба с Немецко-русским домом, все попытки признать его иностранным агентом — всё, что нам было предъявлено, — настолько ничтожно, слабо и надуманно... Начиная со случая с Лисснером. Мы же извинились. Мы на следующий день обратились в МИД Германии и России и еще через день получили ответ, и дипломат был отозван из России. Не мог же я во время вечера отобрать у него микрофон или предвидеть, что он будет об этом говорить, и заранее ехать в Минюст, говорить: смотрите, мы собрались заняться политической деятельностью», — оценивает произошедшее президент Немецко-русского дома.

Как рассказывает Гофман, после этой проверки помощь Немецко-русскому дому стал оказывать Общероссийский народный фронт.

«Дошло до Лаврова, и давление как будто стало спадать. Но мы же пошли в суд, оспаривали законность этой проверки. Были уже в апелляции, в областном суде. Нам намекали: заберите документы, мы всё уладим», — вспоминает Гофман. В конечном счете и Минюст не стал включать общественную организацию в список иностранных агентов, и организация не оспорила сам факт проверки. Летом 2016 года дом запустил самоликвидацию как юридического лица. За несколько дней до её окончания, проверки пришли и за организацией «Айнтрахт-Согласие».


Иностранная крыша и детский утренник

В январском акте проверки «Айнтрахт-Согласию» предъявляются нарушения, отчасти совпадающие с теми, что нашлись ранее в работе «Немецко-русского дома». Появляются и два новых факта: выступление активистов группировки «БАРС» на мероприятии, посвященном Дню памяти жертв политических репрессий 30 октября 2016 года и проводившемся на территории рядом с Немецко-русским домом.


Проверяющие опросили экс-директора Андрея Портнягина, который сообщил, что предупреждал председателя организации о том, что на встрече будут «непростые ребята». В акте фигурируют показания исполнительного директора Совета национально-культурных сообщества Сурена Манукяна. Он подтвердил, что День памяти жертв политрепрессий ежегодно отмечался на территории, принадлежащей «Айнтрахт-Согласию». Организация является арендатором земельного участка и владеет самим зданием на Ялтинской, 2а. Упоминают проверяющие и то, что один из гостей памятного мероприятия непосредственно перед его началом сообщил организаторам, что наблюдает представителей «БАРС», которая придерживается националистических взглядов.

Из этих фактов проверяющие сделали вывод о том, что «организация была организатором и инициатором проведения 30 октября 2016 года мероприятия, посвященного жертвам политических репрессий на территории, ей принадлежащей, при этом организация в лице председателя была проинформирована о присутствии на нем представителей националистической организации «БАРС». Как должны были повести себя в такой ситуации организаторы и было ли у них физически время до начала мероприятия сообщить, что на их территории могут быть сделаны «политические» заявления, и куда они должны были сообщить, в акте проверки не указано.

Подтверждения иностранного финансирования «Айнтрахт-Согласия» подобраны по такому же принципу, что и в случае с «Немецко-русским домом». Речь идёт о получении порядка 1,4 млн руб. от Немецкого общества по международному сотрудничеству. А также о получении денег от канцелярии консульства Латвии — по 6,5 тыс. руб. в декабре 2015 и 2016 года.


«У нас есть межправительственная комиссия России и Германии. В 2015 году на уровне этой комиссии решили, что надо Немецко-русскому дому оказать помощь и отремонтировать крышу. Это был целевой перевод, не на деятельность, а на ремонт крыши. Вторая история — латышские дети. Тут есть латышское консульство. Оно организовало рождественский утренник. Мы им продали услугу. Они были здесь два с половиной часа, хотя кто-то пишет, что весь день. Не это важно. Важно, что они арендовали помещение на коммерческой основе. Было 25 семей. Это сочли как поступление иностранных денег, хотя канцелярия зарегистрирована здесь и перечисление также было в рублях. В протоколе не написано, на что пошли эти деньги, Минюст указывает только размер траншей, подтверждающие платёжки», — объясняет Вальтер Лейтнер.

«Нам инкриминируют, что деньги поступили со счетов Германии. Но в том году на программу деньги перечисляла и российская, и германская сторона. 9,5 млн евро перечислила германская сторона, 78 млн руб. — российские деньги. Их сложили в одну кучу. И мы не смогли доказать, что не получали иностранных денег», — сокрушается Виктор Гофман. Он собирается оспорить решения Ленинградского районного суда о штрафах и выводы проверки Минюста сами по себе. Жалобы однако пока не поданы.

«Самое удивительное, чисто по-человечески. Каждый год, когда мы работали, мы привлекали из Европы в среднем 15 млн в рублях. Плюс гранты. Выигрывали сами, участвовали в программах. Сумма была где-то до 20 миллионов. Мы занимались социальной работой, дом выполнял функцию дома дружбы. Мы привлекали, если на то пошло, иностранные деньги и использовали их на культуру и на социальные нужды. Мы оттуда забрали деньги, причем не украли, привлекли, отдали здесь — и мы иностранные агенты. А толстосумы, которые деньги из России выводят и живут за границей, не агенты», — комментирует Виктор Гофман. Он никого не обвиняет, но говорит, что несколько лет подряд Немецко-русский дом добивался независимости от общей программы финансирования через московскую организацию. Источником средств к существованию дома могли быть не только личные взносы российских немцев, но и работа хостела. Разговоры о его строительстве велись с 2013 года, были найдены европейские партнёры. Но точку в диалоге поставила «международная обстановка».


В разговоре с Виктором Гофманом сложно удержаться от того, чтобы не назвать его историю и историю с ликвидацией «Немецко-русского дома» «гофманианой». Сюжет вроде бы прост, но запутан и из-за того кажется абсурдным и мрачно гротескным. Задаём ему прямой вопрос: почему вы не бросаете заниматься Немецко-русским домом?

«За нами стоит восемь тысяч российских немцев, и появился бы случай — я бы извинился перед всеми российскими немцами, сказал бы, что всё это, [что было сказано и опубликовано в прессе в разгар кампании против НРД], неправда. Я на суде говорил: «Убили лучшее предприятие, которое существовало, российские немцы делились своими средствами. Не потому, что мы хотели заработать баллы, а потому что по-другому здесь работать нельзя», — заключает Виктор Гофман.

История «Айнтрахт-Согласия» пока не завершена. Если выводы проверки не будут оспорены, контролирующие органы могут обратиться в суд с требованием о приостановке деятельности организации или о её ликвидации. Такая схема была реализована, к примеру, при ликвидации общества «Зеленоградск – Пиннеберг». Правда, эту организацию иностранным агентом не признавали. Как будет осуществляться управление недвижимостью на Ялтинской, в престижном районе города в случае такого развития событий — вопрос открытый.


Текст: Мария Пустовая
Фото: Юлия Власова


(Голосов: 5, Рейтинг: 3.68)

Комментарии

RuGrad.EU [rugrad]
Цитата
«Немецко-русский дом» после ликвидации

Какое иностранное финансирование нашел Минюст у известной калининградской общественной организации.
Читать материал полностью

Сообщение создано автоматически
Александр Валентинович [samarkin]
«Мы привлекали, если на то пошло, иностранные деньги и использовали их на культуру и на социальные нужды. Мы оттуда забрали деньги, причем не украли, привлекли, отдали здесь — и мы иностранные агенты. А толстосумы, которые деньги из России выводят и живут за границей, не агенты», — комментирует Виктор Гофман».
Ключевая фраза статьи. Для размышления: Кто важнее – тот, кто деньги из страны бесконтрольно выкачивает или тот, кто пытается какие-то крохи под контроль ввезти?
AVOV56 AVOV56 [AVOV56AVOV56]
Те кто очистные сооружения у нас на деньги ЕС строили -мурыжили,они ведь тоже не "агенты",а "патриоты"?
Владимир [tiret]
Местным барыгам участок приглянулся для строительства очередного многоквартирного
уёбища ! Вот все направление работы Минюста по "иностранному агенту".
Kilo Irisok
Цитата
Владимир [tiret] написал:
Местным барыгам участок приглянулся для строительства очередного многоквартирного
уёбища ! Вот все направление работы Минюста по "иностранному агенту".
есть такое мнение...
походу, самое верное...
[nash]
Может я чего-то не понял, но критично для организации выполнить следующее:
Для таких организаций вводится обязанность:
- подавать заявления о включении их в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента;
- сопровождать издаваемые ими, а также распространяемые (в том числе через СМИ или Интернет) материалы указанием на то, что эти материалы изданы или распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента;
- ежегодно представлять в уполномоченный орган финансовую отчетность с аудиторским заключением, раз в полгода - отчет о своей деятельности и о персональном составе руководящих органов, ежеквартально - документы о целях расходования денежных средств и использовании иного имущества;
- один раз в полгода размещать сведения о своей деятельности в Интернете.