RuGrad.eu

21 июля, 19:49
пятница
$59,08
-0,16
68,00
-0,27
16,13
-0,10
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Газета "Дворник"
отзывы: 1
«Мы боимся, что будет, как со счетчиком»
Сергей Шерстюк
отзывы: 15
Чем хуже живём, тем выше тарифы!
Дмитрий Сабирин
отзывы: 3
За окнами старости: истории обмана в советском доме-интернате (дополнено)
Соломон Гинзбург
отзывы: 54
НЕДОЭЛИТА
Арсений Махлов
отзывы: 16
Мы не должны их потерять
Анна Пласичук
отзывы: 4
Попасть на остров. Любой ценой
Александр Адерихин
отзывы: 0
Космос наш
Мария Пустовая
отзывы: 1
Привычка к убогости
Сергей Козлов
отзывы: 8
Народ и кладовщики...
Василий Британ
отзывы: 2
"Хочешь быть "лошарой" - будь им!"
Никита Кузьмин
отзывы: 2
Потайной янтарь
Дулов Владимир
отзывы: 0
Госзакупки для СМП и СОНКО - легко! С чего начать - расскажу бесплатно.

Ardeurs ( 74 ) + 1
RomanYhnovec ( 327 )
GazetaDvornik ( 97 )
pirobalt ( 852 )
O.E. ( 82 )
aandry39 ( 0 )
dontausam ( 217 )
sabirin ( 6 )
Alex_kld ( 55 )
annargu ( 8 )
administrator ( 7 )
Victor_Mars ( 173 )
SergeyKozlov ( 12 )
Avtor_Bloga ( 2 )
vladzaharchuk ( 1 )
ernest_mirov ( 23 )
Y_R ( 47 )
Victor.Koshelev ( 25 )

Тевтонский орден как фактор

Тевтонский орден как фактор

Тевтонский орден как фактор становления Московского государства.

А.П. Бахтин. 12 октября 1998г. - Часть 1 ( окончание )


Конец 13 в. и практически весь 14 в. были временем фактического союза Тевтонского (Немецкого)i ордена с Русью, а позднее и с Московским княжеством. Этот «союз» сыграл значительную роль в становлении Московского государства, объединившего Русь, на базе которой была создана Российская империя.

В Российской же истории Тевтонский орден традиционно был представлен основным (главным) врагом, который якобы  стремился к порабощению русского народа с целью навязать ему духовное рабство католичество. При всей сложности положения на границах Пскова и Новгорода с Ливониейii  объективный анализ исторических фактов говорит, что Тевтонский орден чаще выступал союзником, нежели врагом Руси. Если отбросить православную идеологию (которая навязала этот образ врага) и исторические штампы, сложившиеся на этой основе, использовавшиеся на протяжении веков, то мы найдём в исследованиях даже российских и советских историков немало подтверждений сотрудничества Ордена и Руси.

Рыцарский  «Орден Госпиталя Святой Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме», называемый так же Тевтонским, был  основан в 1190 г. при осаде  Аккона как госпиталь и только летом 1198 г. стал  военным орденом. Орденские рыцари носили белый плащ, (подаренный им тамплиерами)iii с простым чёрным крестом.

В 1225 г. Орден был приглашён польским князем Конрадом Мазовецким для защиты его владений от  усиливающихся набегов прусских язычников. После длительных и трудных переговоров орденского руководства с Конрадом, князь, в конце концов, в Крушвицком договоре 1230г. документально зафиксировал  дарение Кульмской земли ордену. Сразу вслед за этим, было принято решение о начале вторжения в Пруссию. Назначенный ландмайстеромiv Пруссии Герман фон Бальк в 1231 г. с отрядом орденских рыцарей и примкнувшим к ним крестоносцев выступил в поход против пруссов. К 1237 г. орденские отряды захватили прусские земли Помезании, Погезании и частично Вармии.

Положение в Ливонии.

Во второй половине XII века Дания стала осваивать побережье Эстляндии (север современной Эстонии), куда в 1167 г. с христианской миссией был направлен епископ цистерцианец Фульк. Усилиями датчан была захвачена северная часть Эстляндии.

В конце этого века в устье Двины появляются и другие европейские миссионеры, пытающиеся окрестить балтийские племена ливов, земгалов, латгалов и др. Оказанное этими племенами сопротивление не позволило клерикальным миссионерам справится с этой задачей мирными средствамиv. Епископы Майнхард (1189-1196) и Бертхольд (1196-1198)vi, назначенные Бременским Архиепископом, были вынуждены, с помощью немецкого и шведского рыцарства, организовать крестовые походыvii. Но и они не дали нужного результата.

Избранный в епископы бременский каноник Альберт Буксхёфден (1199-1229) стал собственно основателем церкви и колонии в нижнем течении Даугавы (Западной Двины) при этом он как дипломат и проповедник крестовых походов постоянно проводил в Германии компании по привлечению материальной и персональной помощи. Из стратегических соображений он перевёл епископскую резиденцию из Юкскюле в нижнее течение  Западной Двины, куда могли подойти морские суда. Здесь при поддержке любекских купцов в 1201 году возник город Рига. Ближайший помощник Альберта, цистерцианец Теодорих во время  отсутствия епископа, но с его разрешения  создаёт в 1202 г.viii рыцарский орден «Братьев рыцарей Христа» по своему гербу  известные как Меченосцы. В отличие от крестоносцев, прибывающих на ограниченное время, орденские рыцари действовали в Ливонии на постоянной основе. На начальном этапе они выполняли роль ударной силы Рижского епископа. Затем Альберт приглашает на эти территории немецких дворян, выделяя им земли на условиях вассальной зависимости. Теодорих был первым аббатом основанного в 1205-08 гг. цистерцианского монастыря в Дюнамюнде, а в 1211 г. стал епископом вновь созданного Эстляндского епископства, попавшего под датское влияние. Во времена Альберта Буксхёфдена возникло епископство южнее Зап. Двины, в Земгалии. Эстляндское епископство после смерти Теодориха было переведено в Дорпат (Тарту). Кроме того, были созданы епископства Саарема-Викское и в датском Ревеле (Таллинн). Папская курия  совершенно не была заинтересована в возникновении в Ливонии сильного объединённого государства, имеющего вполне ощутимую власть, так что новые епископы поначалу не были подчинены епископу Рижскомуix.

В завоевании Ливонии конкурировали епископы, орден Меченосцев и город Рига. Поначалу это выглядело так, словно город хочет наряду с церковниками получить треть уже завоёванных земель, но в итоге ему досталось только относительно большая городская территория. Деятельность ордена не была  межрегиональнойx,  он должен был присягать епископу Рижскому.

Продвигаясь по землям  язычников, ливонцыxi вышли к границам территориальных притязаний Пскова. В 1216 г. началась борьба между русскими и ливонцами за   сферы влияния над балтийскими племенами. Эти столкновения закончились в 1224 г., когда определилась постоянная граница между  владениями епископа, ордена Меченосцев и датчанами с одной стороны, и землями Пскова  и Новгородом  с другой.

В тоже время обострились территориальные претензии   между Ливонией и Данией, вылившиеся в 1226 г. в войну, где меченосцы играли ведущую роль.  Попытка епископа добиться помощи против русских и Датского короля у императора Фридриха II успеха не имела. Император посоветовал ему жить в дружбе с датчанами и русскимиxii.

В самой  Ливонии первый раздел   земель между владениями епископа и ордена произошёл ещё 1207. Руководство меченосцев этим разделом было крайне недовольно, ему досталась только третья часть. В связи с этим был написан протест папеxiii.  В будущих завоеваниях орден Меченосцев пытался увеличить свою долю, для этого они выпросили у императора  охранные привилегии. Орден Меченосцев играл ведущую роль при покорении Эстляндии, по крайней мере, после коллапса датской власти после битвы  под Борхёфедом в 1227 г. Наибольшей властью рыцари-меченосцы обладали после 1233 г., когда они владели не только узкой полосой у ливонской (Трейденской) реки Аа, но и почти всей Эстляндией, за исключением Эзель-Вик, а так же островов, югом Курляндии, и являлись соправителями Земгалии. Но меченосцы сильно тяготились зависимостью от Рижского епископа и пытались проводить собственную политику.

После смерти епископа Альберта  17 января 1229 г. у магистра меченосцев Фолквина (Volquin) появилась надежда освободиться от епископской зависимости путём объединения с Немецким орденом. В 1231 г. к Германну фон Зальца в Италию была направлена многочисленная делегация. После долгих размышлений великий магистр понял, как будет сложно избежать зависимых условий в которых находится орден меченосцевxiv. В результате делегация так и не дождавшись ответа отбыла в Ливонию.

С этой целью магистр Фолквин через папу Григория IX в 1234 г. вновь предложил Великому магистру Тевтонского ордена Германну фон Зальца объединиться. Фон Зальц  был против этого объединенияxv и что бы иметь повод к отказу в 1235 г. отправил в Ливонию  делегацию во главе с Эренфридом фон Ноенбург комтуром Негельстандским.  После ознакомления с порядками  в ордене меченосцев, в Марбурге (Германния) был собран капитул, который возглавил ландмейстер Германии Людвиг фон Оттинген. Меченосцы прибывшие на этот капитул были тщательно опрошены, об их уставе, образе жизни, владениях и притязаниях. Затем была опрошена делегация побывавшая в Ливонии. Глава делегации фон Ноенбург представил отчет, в котором в очень негативном свете  описал поведение братьев меченосцев, назвав их людьми упрямыми и конфликтными, которые в своей деятельности нарушают орденские уставы, которые больше уделяют внимания личному за счёт общественного блага. «А эти прибавил он, указывая пальцем на присутствующих меченосцев, да ещё четверо мне известных, хуже всех там»xvi. Формальный повод к отказу в объединении был найден.

Во время внутренних неурядиц в Новгороде в 1232 г. между князем Ярославом, сыном Владимира Псковского приглашённым в Новгород на правление и выступившей против него оппозицией, князь был вынужден искать спасения в Ливонии. Вместе с ним из Новгорода бежали и его сторонники.

Новгородские изгнанники с Ярославом, втянули в свои политические интриги и ливонцев, которые решили их поддержать.  Объединённые силы выступили против Пскова и захватили крепость Изборск. Дальше своё наступление они развить не смогли,  и псковичи  вскоре отбили  Изборск обратноxvii. В 1234 г. новгородцы совершают набег на епископские земли и осадили Дорпат (Тарту). Взять замок не смогли и, разграбив  его окрестности, отступилиxviii.

В самом начале своей деятельности в Прибалтике у западноевропейских миссионеров - колонизаторов не было единства между собой. Часто за помощью они обращались к русским. На юге орденские территории граничили с  агрессивной Литвой, неоднократно совершавшей в Ливонию крупные походы. В ответ меченосцы в союзе, с Псковом, земли которого так же подвергались литовским набегам, во второй половине лета (или в начале осени) 1236 г. организовали поход против Литвы.  Это предприятие завершилось для союзников тяжёлым поражением при Сауле (Зауле).

Меченосцев это поражение поставило на грань  краха. Восстала Семигалия, к ней   присоединились курши, эзельцы тоже взялись за оружие. Тогда орденские рыцари вновь обратились к Тевтонскому ордену с просьбой о помощи и объединении. Герман фон Зальца в резкой форме им отказал, указывая на беспорядки в ордене и отсутствие строгой дисциплины. Но это объяснение было только формальность, по сути, Тевтонский орден не желал влезать в проблемы,  созданные меченосцами в своей внутренней и внешней политике. Прежде всего, это касалось запутанных взаимоотношений ордена с рижским епископом.

Этот отказ вынудил меченосцев обратиться напрямую, к римскому папе. К нему был отправлен рыцарь  Герлах фон Ротт с просьбой помочь объединится остаткам  меченосцев с Тевтонским орденом. Епископы Рижский, Дерптский и Эзельский (Сааремаа-Викский) под впечатлением страшного разгрома при Сауле  эту просьбу поддержали xix.

Только под сильнейшим давлением папы Григория  IX (практически это был приказ)xx 13 мая в 1237 г. в Витербо была подписана булла о совершившимся слиянии орденов. С этого времени орден меченосцев становился Ливонской ветвью Немецкого ордена. Для него, это объединение было лишней головной болью. Дело в том, что орден меченосцев находился в вассальной зависимости от епископа Рижского, который считался сюзереном предоставленной ордену одной трети завоеванных земель, и магистр обязан, был давать ему присягу. По своим земельным владениям на территории Эстонии орден находился в вассальной зависимости от дорпатского и саарема-викского епископов. Все эти взаимоотношения были очень запутаны.

Немецкий орден, формально находясь под покровительством папы, претендовал на полный суверенитет и верховную власть и практически сумел этого добиться. Когда папский легат епископ Вильгельм фон Модена в 1243 г. создал и в Пруссии четыре епископства, создаваемые постепенно по мере завоевания Пруссии. Орден ограничил их суверенитет, три епископства были практически инкорпорированы, в состав ордена и только в Эрмланде это не удалось. Этим епископствам было выделено  треть территории.  Орден же брал на себя военное обеспечение безопасности внешних границ, так что рядом с ним не могла сформироваться никакая другая властная сила.

В Ливонии Немецкий орден  столкнулся с тремя духовными земельными властями – епископствами Рижским, Дорпатским (Тарту) и Эзельский. Кроме того, существовал имеющий собственную территорию торговый город Рига.  После ликвидации меченосцев Немецкий  орден должен был унаследовать не только все его права и владения, но так же и подчинение местным епископам. Магистр Ливонии был вынужден, как это делали братья ордена Меченосцев,  принести епископу Рижскому  присягу (клятву - Obödienzeid). Сюда добавились внешние политические проблемы оставленные меченосцами, которые вопреки воле епископа Альберта вторглись в Эстонию и нарушили права и притязания датчан.  Так же продвижением на восток  к Пскову и на юг  в сторону Полоцка обострили положение с русскими. В обоих случаях были нарушены торговые интересы Риги.

Прибывший из Пруссии  с 60 (40) рыцарями ландмейстер Герман фон Бальк, прежде всего, навёл порядок во внешней политике. В Стенсби 7 июля 1238 г. был заключён мир с Датским королём Вальдемаром II. Он вернул датчанам спорные территории в северной Эстонии, оставив за орденом южную часть. Орден в Ливонии, фон Бальк рассматривал в качестве  активного противодействия набирающей силу языческой Литвы,  неоднократно совершавшей крупные походы в Ливонию. Уже зимой 1238-39 гг. фон Бальк отбывает в Германиюxxi, оставив в Ливонии за себя вице-магистром Дитриха фон Грёнинген (1239-1240 гг.).

Во внутренней политике его усилия были направлены на стабилизацию ситуации и усиления роли Ордена в Ливонии. Эта попытка тут же натолкнулась на противодействие Рижского епископа Николауса. Часто эти противоречия выливались в прямые столкновения. Это постоянно дестабилизировало ситуацию внутри Ливонии. Решение этих проблем требовало много времени и энергии, что не позволяло активно решать вопросы внешней политики.

К этому времени Русь подверглась двум  сильным татаро-монгольским набегам в 1237 и в 1239 гг.   Последствиями татарского нападения на Русь явились 12 пострадавших от этого городов. Относительно остальных 11 городов стоявших на пути татаро-монголов никаких свидетельств их разрушения нет. Но если допустить, что и эти города были разрушены, то при более чем 253 городах имевшихся на Руси к 1239 г. xxii, это будет около 10% .  В очень короткие сроки всё  вернулось в свою колею. Например, в Рязани князь Ингвар Ингварович очень быстро …«И обнови землю Резаньскую, и церкви постави и монастыри согради и пришельца утеши и люди собра». Советский археолог и историк Рязани А.Л. Монгайт подтверждает, что Рязань была быстро восстановлена  и это княжество, вскоре вернулось к нормальной жизни xxiii. Похожая картина восстановления и подъёма происходила и в других районах Руси. Уже в 1239 г. князь Ярослав наносит поражение литовцам, вторгшимся в Смоленские земли. Итак, мы имеем картину Руси испытавшей сильный удар степняков. Но Русь  вовсе не была такой сокрушённой, разорённой и деморализованной какой её пытались изобразить.

В первой половине 13 века между Новгородом и Швецией  обострились отношения   за влияния в Финляндии и Карелии, начались открытые пограничные столкновения. В первой половине июля 1240 года шведский отряд появился в устье Ижоры на Неве, с намерением идти в Ладогу. Узнав об этом, князь Александр Ярославич, который   в это время был приглашён на княжение в Новгород, срочно выступает со своей дружиной и небольшим ополчением. Он неожиданно нападает на шведский лагерь. В результате этого боя Александр теряет до 20 человек и отступает. Шведы, похоронив павших в бою воинов, отплывают обратно. О том, что это не было крупным сражением, говорят потери новгородцев, а так же отсутствие сообщений об этом в летописях Суздальской земли (Лаврентьевская) и в шведских источниках.  За этот бой Александр  спустя много лет после своей смерти, с подачи митрополита Кирилла получает прозвище «Невский».

Князь Ярослав Владимирович по-прежнему находящийся в изгнании в Ливонии, продолжал интриговать против Новгорода и его союзника Пскова.  В Пскове  у него были свои сторонники, во главе с Твердило Ивановичем,xxiv который и предложил ему выступить совместно с немцами. Ярославу удалось уговорить епископа Дорпатского  Германа фон Бекесховедена воспользоваться удобным случаем и выступить на его стороне. Предложение тем более было удачным т.к. в это время земли епископства подвергались постоянным нападениям со стороны русских. Епископ Герман призвал на помощь нового ландмейстера  Ливонии Андреаса фон Вельфен (1240-1241).

Вопреки оставленным распоряжениям Германа фон Балька, Андреас фон Фельфен совместно с отрядами епископа Дорпатского и князя Ярослава в 1240 г. выступил против Псковаxxv. Неожиданным ударом, был взят стоявший на их пути Изборск. Вышедших навстречу  псковичей разбили и осадили Псков.  Пронемецкая партия (если такая была), в городе поддерживающая Ярослава Владимировича уговорила жителей не воевать с немцами и выдать заложников. К руководству в городе пришёл  Твердило Иванович, возглавлявший пронемецкую партию. Орден оставил в Пскове двух братьев рыцарей и небольшой отряд. Ободрённые успехом, ливонцы вторглись в новгородские земли. Целью было  посадить на место отсутствующего князя своего протеже, имевшего в Новгороде   своих сторонников.    Захватив городок Тесов, немцы  построили крепость в Копорье.

Новгород, боровшийся против Ярослава, призвал князя Александра. Князь прибыл в Новгород в 1241 г. и, навёл порядок в самом городе, казнив «многих крамольников». Вслед за этим с войском   осадил Копорье.  Взяв крепость, он перевешал помогавших немцам  эстонцев и вожан, отпустив при этом рыцарей.

Ландмейстер Ордена в Пруссии Хайнрих фон Вида,   узнав о начавшихся военных действиях против русских, что в корне противоречило орденской политике,  весной 1241 г. отстранил ландмейстера Андреаса фон Вельфенxxvi, оставив его до прибытия нового ландмейстера в чине вице – магистра.  Зимой 1242 г. Александр со своим братом Андреем  без особых усилий захватили Псков, после чего военные действия переместились на земли  Дорпатского епископства. Епископ, зная о малочисленности орденских рыцарей (половина которых  в это время вместе с новым ландмейстером Дитрихом фон Грёнингеном  воевала с куршами) собрал своих вассалов и соединился с орденским отрядом.  На марше русский авангард   был уничтожен в бою. Узнав об этом, князь Александр отступил к Чудскому озеру, стянул туда свои силы и занял оборонительное положение.

Объединённые отряды орденских рыцарей и епископских вассалов с пехотой набранной из эстонских племён, 5 апреля атаковали русских. Орденский отряд, около 30 рыцарей  прорвался в глубь боевых порядков, но был разгромлен. Епископские войска тоже понесли большие потери и бежали. После победы Александр отошёл к Пскову, где жестоко навёл порядок, разгромив оппозицию.

Ландмейстер Ливонии Дитрих фон Грёнинген в этом же году освободил все русские земли, которые Орден к тому времени занимал, обменялся пленными и заключил мир. В результате этого мира и дальнейших переговоров Александра с папой Инокентием IV , Александр разрешил построить католическую церковь в Псковеxxvii.

Дальнейшие столкновения на Ливонско-Русской границе ни как не сказались на внешней политике как Псковско-Новгородской, так и Ливонской.

По неизвестной причине, епископ Дорпатский нарушил договор от 1242 г. (возможно этот договор был подписан только Немецким орденом) и в 1253 г. осадил Псковxxviii.  Был сожжён посад, но, узнав, что на помощь  идут новгородцы, немцы сняли осаду  и отступили. Новгородцы решили, что раз собраны войска,  надо воспользоваться случаем и напасть на датчан. Цель была одна  пограбить.    И хотя те были вовсе не причём, опустошили большую территорию  в районе реки Нарва. Псковичи, со своей стороны не захотели остаться в долгу, вторглись  в Ливонию, разбив вышедший им навстречу отряд. После чего был заключён мирxxix.

Через 10 лет в конце 1261 г.  литовский князь Миндовг заключил союз с русскими князьями,  для совместного нападения на  Ливонию. У русских не было особых политических причин для  конфликта с не угрожавшей  им Ливонией. К тому же Орден был сильно ослаблен поражениями, нанесёнными  ему литовцами  при Дурбене 13 июля 1260 г.  и 3 февраля 1261 г. при Ленневардене. В связи с этим  представилась возможность набрать лёгкой добычи. Литовцы в начале 1262 г. вторглись в Ливонию, и дошли до резиденции орденского ландмайстера  замка Венден (Цесис). Не дождавшись там русских, (князь Александр в это время срочно выехал в Орду к хану Берке) опустошили местность и ушли.  Ближе к осени, появились русские и осадили епископский Дерпт, сожгли город, но   замок взять не смогли и, набрав пленных и добычи, ушли назад. Немецкий летописец говорит, что русские отступили, узнав о подходе  ландмайстера Вернера фон Брайтхаузена, который вторгся в русское  пограничье  и опустошил его.

Как правило, пограничные стычки если и переходили в крупные бои, то были спровоцированы русской стороной. Как пример: «В 1268 г. новгородцы собрались было опять на Литву, но по дороге раздумали и пошли за Нарову к Раковору (эст. Раквере нем. Везенберг), много земли попустошили, но города не взяли и, потерявши 7 человек, возвратились домой…»xxxi.  Нападение это было совершено на датские территории. Неожиданность выбора для нанесения удара говорит,   что новгородцы совершенно не боялись ответной реакции, зная слабость своих соседей. Это подтверждается дальнейшими действиями обеих сторон.

Лёгкость и безответность этого нападения  спровоцировало новгородцев  в этом же году опять напасть на датчан. В этот поход  пригласили и русских князей, в числе которых был и  Довмонт с псковичами. Были собраны крупные силы, для взятия городов, располагавшими наиболее ценной добычей,   подготовили стенобитные машины.

Узнав об этих сборах, рижане, жители Феллина и Дорпата отправили послов в Новгород с просьбой о мире, заявив о своём нейтралитете по отношению к датчанам Ревеля (Таллин) и Раковора.  Новгородцы этим не удовлетворились, отправив своих посланцев в Ливонию,  потребовав   нейтралитета от  Рижского Архиепископа Альбертаxxxii, «божьих дворян»- орденских рыцарей и епископов. Представители этой стороны так же обещали не оказывать помощь датчанамxxxiii.  Орден вынужден был пойти на это, т.к. большая часть братьев-рыцарей с ландмейстером Отто фон Лютенбергом   находилась в Пруссии xxxiv.

Обезопасив себя со стороны Ливонии, русские в январе вторглись в датские владения, «…и начали опустошать её по обычаю».  Обнаружив в одной огромной пещере спрятавшихся от русских множество чуди (эстонцев) они затопили её водой и когда, люди спасаясь,  покинули своё убежище, всех  перебилиxxxv. Наступление продолжилось на Раковор.

К тому времени ливонцы одумались, понимая, что после датчан следующей жертвой русских могут быть они и выступили на помощь датчанам. Замещающий отсутствующего ландмейстера Конрад фон Мандерен возглавил небольшой орденский отряд числом около 34 рыцарей с ополчением из местных жителей.

18 февраля у реки Кеголы (эст. Кунда) русские столкнулись с объединёнными силами датчан и ливонцев. В завязавшемся ожесточённом сражении русские и их противники понесли большие потери, сражение закончилось только к вечеру. Обе стороны приписали  победу себе, прорвали, фланг и преследовали отступающую часть войск до самого Раковора. Оставшаяся часть объединённых войск  со свежими силами нанесла удар по русским, и, прорвав оборону, пробились к новгородским обозам. К вечеру сражение закончилось. Войска остановились друг против друга. Русские князья решили продолжить сражение утром, но ночью ливонцы отступили.    Эта победа дорого обошлась и русской стороне. Три дня они простояли на месте, а затем начали отходить. «Но Довмонд с псковичами воспользовавшись победой, опустошили датскую  территорию до самого моря, и, возвратились, наполнив землю свою множеством полона»xxxvi.

Только в следующем году собрав силы, ландмайстер Ливонии осадил Псков, но, узнав, что на помощь идут новгородцы, снял осаду и отступил.

Всё говорит о том,  что даже объединённые силы ливонцев и датчан были слишком слабы, что бы противостоять  силам псковичей и новгородцев.

Для Ливонии наиболее сложным было  выстроить единую политику. Взаимоотношения между высшими ливонскими структурами были очень запутанными. В церковно-правовом отношении высшим должностным лицом был Рижский архиепископ, которому в вопросах религии и церковного права почти вся Ливония, а также  Пруссия. Только Таллинский епископ был подчинён Лундскому архиепископу.  Как светские правители, епископы были совершенно независимы и придерживались самостоятельной внутренней и внешней политики.

Особенно сложными были отношения между Рижским архиепископом и Орденом. Эти отношения в начале 14 в. едва не привели к ликвидации Ордена в Ливонии.

В военном отношении Орден оказался сильнее всех ливонских епископств. Опираясь на экономическое и военное превосходство своих территорий, а в дальнейшем на ресурсы Немецкого ордена в Пруссии,   ордену в Ливонии удалось добиться если не формальной, то, по крайней мере, фактической независимости от епископов. Дальнейшая попытка усиления роли ордена натолкнулась на противодействие со стороны архиепископа. Эти противоречия часто выливались в прямые столкновения. Всё это постоянно дестабилизировало ситуацию внутри Ливонии и на решение этих проблем требовалось много времени и энергии, что не позволяло активно решать вопросы внешней политики.

Главным внешним  врагом  Ордена  в Ливонии   была   языческая Литва, постоянно совершавшая крупные набеги. С 1210 по 1268 годы Литвой было совершено 29 походовxxxvii.  Псков и Новгород в этом раскладе оставались  на заднем плане, которых старались не провоцировать и поддерживать с ними мирные отношения.

Так за весь XIII в. Тевтонский орден в Ливонии принимал участие в нападениях на русские территории не более 4 раз, из них 3 похода были спровоцированы русскими. За это же время русские ходили в походы на Ливонию и датчан 11 раз.  Литовцы за это же время, только псковско-новгородские земли подвергли нападениям более 8 раз. Александр (Невский) уже в 1239 г. вынужден был отдать распоряжение строить укрепления на реке Шелони против литовских набеговxxxviii.


Литовская экспансия на восток.

К 1285 году Немецкий орден закончил завоевание Пруссии и вышел на границу с Литвой.  Литовское государство, к этому времени проводило жесткую завоевательную  политику по отношению к своим соседям.  Уже в начале  13 века зафиксированы частые нападения литовцев на земли Новгорода. Эти разорительные набеги следуют один за другим, охватывая  всё более широкий район Новгородской землиxxxix, а с 20-х годов  так же Полоцка и Смоленска. Особенно эта политика усилилась по отношению к раздробленной Руси, подвергшейся двум татарским набегам. Если в советской истории  обвинялся Тевтонский орден, который якобы воспользовался татарским нашествием  и напал на обессиленную Русь, что ни в коей мере не факт, то Литва поступила именно таким образом что видно на протяжении всей истории 13-14 веков и далее.

Если в начале двадцатых годов литовские нападения на Русь выливались в набеги с целью захвата пленных и разграбления деревень, то с 1238 года,  когда правителем стал Миндовг (Миндаугас) началась настоящая экспансия. Миндовг представлял для Александра (Невского) большую угрозу, чем немцы на севере. Начавшаяся война с Литвой закончилась в начале 50-годов поражением Александра и потерей Чёрной Русиxl. Политикой Миндовга становится постепенное проникновение на соседние территории. Еще до подхода Немецкого ордена к литовским границам, со стороны Пруссии, Литвой в начале 50-х  годов 13 века были захвачены остатки Полоцкого княжества, западная часть бывшего Туро-Пинского княжества в верховьях Припяти и северный треугольник Волынской земли с Брестом.

Продолжить активные территориальные завоевания на Руси Литве помешал Немецкий орден, который с окончанием завоевания Пруссии, начал  военные действия против языческой Литвы. Только за первые пять лет (1290-94) было совершено восемь крупных походовxli.   В ответ на это Литва перенесла свои усилия на запад. Это послужило перерывом в литовском натиске на восток. С 1269 по 1306 годы Литвой  было совершено 16 походов на Ливонию, 9 походов в Пруссию и только 5 на Русьxlii.

Воспользовавшись начавшейся политической борьбой между Т.О. и Польшей за Поморье, которое вскоре переросло в войну (1327-1343), Литва опять главный удар направила на восток. С 1316 по 1341 князем Гедимином (Гедиминасом) были захвачены Минск, Пинск (1318), Брест (1319), Могилев, Туров, Витебск (1330), Орша, Мозырь.  В самом начале его правления в русских Летописях упоминаются  столкновения литовцев с князьями Галицкими, Волынскими и другими. Есть сведения, что эти князья хотели совместно с Тевтонским орденом выступить против Литвыxliii. В 1320 году  Гедимин совершил поход на юг и захватил  Волыньxliv, передав это княжество  своему сыну. Потом  был захвачен Луцк.  В 1321 году Гедимин двинулся на Киев. На реке Ирмени он разбил объединённые войска русских князей. После этой победы он занял Белгород и осадил Киев, который, продержавшись два месяца, сдался. Многие русские города последовали примеру Киева. Гедимин в этих городах поставил своих наместников  и литовские гарнизоныxlv. Вскоре в 1323 г. подверглись нападению новгородские территории по реке Ловати.

За время правления Гедиминаса, Тевтонским орденом  параллельно с войной с Польшей, было организовано более 50 походов и набегов против Литвы. Литовцам пришлось постоянно  организовать ответные акции, которые вылились в более, чем 20 военных походов на Пруссию. Всё это отвлекало военные усилия Литвы и являлось  сдерживающим фактором против наступления на восток.

После смерти Гедимина  его политику продолжил сын Ольгерд с братом Кейстутом (Кейстутисом). Но если главный удар Гедиминаса был направлен против Юго-Западной Руси, то Ольгерд свою завоевательскую политику нацелил против Северо-восточной Руси. Вскоре к Литве отошло Витебское княжество, затем был нанесён удар по Можайску. В 1346 году Ольгерд  вторгается в Новгородские земли. В 1349 он нападает на псковские территории, Псков отвечает ему тем же. Затем Литовцы захватывают Ржев (1356), который вскоре был отбит обратно (1358). Но в 1360  захвачен опять Ольгердом.

В 1356 году Брянское княжество после 110 лет самостоятельности прекратило свое существование, перейдя под власть Литвыxlvi. В то время как русские князья пресмыкались перед  татарами, Ольгерд  в  1362-(63?) году нанес татарам поражение при Синих Водах. Результатом этой победы явился захват Подолии.


Часть 1 ( продолжение )
Страницы: 1  2  
0
Сергиус
16.03.2012 10:17:24
 Типичный западнический подход к истории России. Вам бы, сударь, в Англии историю России преподавать. Или в Йельском университете. Будущим президентам США (Специальных Шпионов Ада). Там такая концепция "неполноценности этих русских" оч-чень востребована.
Думаю, что цивилизаторы XIII века - немцы да шведы, которыми вы так восхищаетесь, - ничем не отличались от сторонников г-на Шикльгрубера. Да и позиция западников внутри России по отношению к "этой стране" и к "этому Православию" весьма характерна и изобличительна. Вы не одиноки в таком отношении. У нас в Москве есть еще такая "историчка" - Ирина Карацуба. Действует по тому же принципу: "любое лыко в строку, только чтобы показать, какие эти русские варвары, были и остаются, особенно по сравнению с западными защитниками демократии". Но мы все видели, как эти цивилизаторы-"защитники демократии" вели себя в Сербии, вЛивии, в Тунисе, как сейчас они себя ведут в Сирии.
Уж позвольте мне обращаться к классикам русской исторической науки - Сергею Михайловичу Соловьеву, Василию Осиповичу Ключевскому, Николаю Михайловичу Карамзину, церковным историкам Евграфу Смирнову и Николаю Тальбергу. По крайней мере, их труды не пропитаны животной русофобией и ненавистью к Православию.
Теперь о субъективном. Ощущение после прочтения статьи - как будто в дерьме вымазался. Да лучше исторические романы Василия Яна и Михаила Каратеева, возвышающие душу и русское самосознание, читать, чем такие вот, прости Господи, "исследования", спонсируемые из вашингтонского обкома и йельского райкома. Особенно блистают стилем такие вот перлы: "В то время как русские князья пресмыкались перед татарами..." А вы перед кем пресмыкаетесь, неуважаемый? Перед дядями и тетями из США, Соединного Королевства и Прибалтики? Думаете, они вас за такие труды наградят? Ну-ну...
Ответить Ссылка 0
0
MarioMub
28.04.2017 08:54:53
Вкуснейший экзотический плод - мангустин, стал настоящим открытием в диетологии!
Он содержит РЕКОРДНОЕ количество полезных веществ, стимулирующих активное жиросжигание и снижающих вес!
Сироп мангустина растопит до 10 кг жира за 2 недели!
Спаситесь от ожирения и сократите риск инфаркта, диабета и гипертонии на 89%.
Перейти на сайт:  
Ответить Ссылка 0
0
Walterger
15.05.2017 19:56:41
АЛКОВЕРИН АКТИВИРУЕТ РЕЖИМ АЛКОГОЛЬНОГО ОТТОРЖЕНИЯ
С ALCOVIRIN выпить ПРОСТО НЕ УДАСТСЯ!

Это первый биогенный растительный комплекс, способствующий выработке непереносимости алкоголя при совместном приеме капель и спиртных напитков, вызывая тошноту и его полное отторжение организмом!

Кроме того, он оказывает мощное оздоровительное действие, устраняя алкогольную интоксикацию и способствуя восстановлению правильной работы органов и систем.

Официальный сайт:  
Ответить Ссылка 0
0
LeroyDoots
21.05.2017 04:38:23



















Ответить Ссылка 0
0
Мебель
21.05.2017 08:48:28
Мебель каталог

----------
Ответить Ссылка 0
0
Robertquews
29.05.2017 22:44:15














Ответить Ссылка 0
0
Jamesgon
04.06.2017 01:00:21
АлкоБарьер – эффективное средство, которое выводит токсины из организма и устраняет тягу к спиртному. Янтарная кислота и фибрегам в составе АлкоБарьера выводят токсины из организма после приема алкогольных напитков и оказывают общеукпрепляющее действие. Уникальный растительный компонент - экстракт артишока – снимает психологическую зависимость от алкоголя.
Официальный сайт:  





Ответить Ссылка 0
0
Jamesgon
04.06.2017 04:24:17
АлкоБарьер – эффективное средство, которое выводит токсины из организма и устраняет тягу к спиртному. Янтарная кислота и фибрегам в составе АлкоБарьера выводят токсины из организма после приема алкогольных напитков и оказывают общеукпрепляющее действие. Уникальный растительный компонент - экстракт артишока – снимает психологическую зависимость от алкоголя.
Официальный сайт:  





Ответить Ссылка 0

Страницы: 1  2  

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!