RuGrad.eu

19 августа, 23:29
суббота
$59,36
+ 0,11
69,72
+ 0,07
16,28
-0,06
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Дмитрий Сабирин
отзывы: 30
Губернатор мажор
Мария Пустовая
отзывы: 0
О природе очередей в Храброво
Газета "Дворник"
отзывы: 0
Прокуратура признала сделку ничтожной
Сергей Шерстюк
отзывы: 19
Есть ли в области Хозяин?!
Соломон Гинзбург
отзывы: 132
«Мягкая сила» для Калининграда
Арсений Махлов
отзывы: 16
Мы не должны их потерять
Анна Пласичук
отзывы: 4
Попасть на остров. Любой ценой
Александр Адерихин
отзывы: 0
Космос наш
Сергей Козлов
отзывы: 8
Народ и кладовщики...
Василий Британ
отзывы: 2
"Хочешь быть "лошарой" - будь им!"
Никита Кузьмин
отзывы: 2
Потайной янтарь

dontausam ( 218 )
sabirin ( 7 )
GazetaDvornik ( 101 )
Ardeurs ( 68 )
RomanYhnovec ( 327 )
pirobalt ( 852 )
O.E. ( 82 )
aandry39 ( 0 )
Alex_kld ( 55 )
annargu ( 8 )
administrator ( 7 )
Victor_Mars ( 173 )
SergeyKozlov ( 12 )
Avtor_Bloga ( 2 )
vladzaharchuk ( 1 )
ernest_mirov ( 23 )
Y_R ( 47 )
Victor.Koshelev ( 25 )

Человеческая комедия

  • Архив

    «   Август 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      

Сербия. Приштина

Особенности российской агрессии все больше проявляются в нестабильном регионе. Существующие драки, как уже объяснялось - есть ширма, а основной рынок поделен между новыми людьми. Можно предположить, что в Калининграде создаются информационные бомбы, а цель сохраняется, чтобы отвлечь внимание горожан и граждан от социальных проблем, протестной повестки, обустройства калининградских домов, и в частности, распространяются в разных вариациях мифы об общественной палате, технократах, масонах и иже с ними. Так армия Асада распространяла сведения о Пальмире и ее какой-то особой роли. То есть происходит увод от региональных способов организации и снижения невиданных тарифов, снижение обеспеченности горожан на фоне нового банковского выбора. Теперь диск для людей с Diabolo стоит 1600 рублей, то есть можно определить фактор инфляции в регионе. Причем региональный новый банковский выбор акцентируется на другие фирмы. Это тоже способ антиинвестиций или недостачи ресурсов. Региональный парламент - облдума - не предпринимает ничего для снижения подобных соцрыночных условий, то есть это лишний выбор. Поэтому есть необходимость в национальной ассамблее, и не вымышленной, а как регионального института. Национальная ассамблея могла бы быть другой чашей весов для людей города, Гусева, Правдинска, но больше отвлекающих маневров. Наверное, так первоначально складывался исторический мотив Сербии.
Сербами становятся люди добросовестные. Горожане, местные жители областных городов. Появление псов и оборотней. Областные фигляры говорят о себестоимости и комплексной помощи производителям или другой пошлый бред. Между тем реальнее становится сюжет Сербии. Рассказывают, что разные ''новые люди'' в регионе уже строят горожан, инспектируют торговлю, составляют планировочный дивиденд. Российская агрессия чаще дает о себе знать. Проявляется зримо в разных частях города, среди перевозчиков, региональных скотов, в разных местах городских рынков. И какая недостатча, что остается этот генетический мусор, а Гейдар Джемаль словно ушел. Словно на время отошел. Качество и возможности качественной формы жизни в России начали становится после 2010 года, когда в регионе Калининградская область стали заметны следующие вещи. Нужные способы обеспечения и сохранения экономики были сменой направления, когда был построен дом Калининграднефтестрой, то есть при этой новой компании обеспечение и в частности продажа квартир в доме стали новым фактором. Калининграднефтестрой акцентировал практический курс вне социальных планов и губернаторских знаков, вне любых данных и спроса дольщиков, и ресурсы Калининграднефтестрой стали сохранной основой другого дележа и планировочного посреднического бюджета. То есть это - имитаторы. Двусмысл. Еще наместники в регионе становятся в худших традициях ''смотрящими'' или тоже имитируют. Символ - о революции света, то есть более ''общего характера''. Иной вариант - смысл застройки городских зон, удобных городских зон и это дичь. Есть и такой фактор, как дом - место вояжа Цуканова, с которого можно отследить маршруты группировок и банд. Но тоже ситуативно. Следовательно, опасности в нестабильном регионе не чей-то вымысел... Нужно формировать переходное правительство и немедленно утвердить. После уже ''гарантировать'' субсидии сельским или другим калининградцам. Снизить социальные риски для калининградцев, скажем, компьютеризацией и созданием настоящих парковых зон. Но главнее - устранить группировки и объединенный криминал.  

Вдали от лесов

Темным летом она встретилась мне на длинной аллее. Рядом с банком мне встретилась девушка, которая заметила, что её бывший муж владел полурестораном и выпивал самые разные спиртные напитки. Встреча происходила в саду, где вокруг ограждений беседки обвивалась сирень. И я рассказал ночью о потоке машин на запад от Шпандина и о сверхчеловеке. И вернее вдали загорались синие огни оставленности, и никто не знал, что раньше я был назначен к выбору космоса. Она сказала: В церковь я ходила давно и всегда туда приходили подруги. Иногда по воскресеньям играла музыка. Тогда я не стал спрашивать, что это была за музыка. Довелось объяснить, что я посетил летний санаторий и рядом с ним были кристалльные пруды, распахивались двери отпуска и вбегали гости. И именно тогда ей показалось, что она не пришла в достоверный край свободы, который бы дальше длился.Тогда я сказал ближним, что надо искать другую волю, которая не близка злу, а близка скорее свету, из которого после рождаются лучшие память и будущее. ‘Я не знаю, что я хочу’’ – сказала девушка под забытым мостом. Я ничего не ответил, немного обернувшись как на ненужный голос. По тому мосту ближе к ночи проносились маны и это было новым. Их след сам говорил за себя как за лишнее пришествие. Так немой расчет подобия людей начал искажать особенности и совместность в России близости духа и беспечных горожан. Возвратиться мне хотелось не к той спутнице, а словно по настилу безбрежного моста быть вынесенным к другой ночи. Мне вспомнилось, как однажды со знакомым в степи, выцветшей у леса, увидели черные врата.
3bfad8cdaaf873deaf1a909a5e7f94ca.jpg

США пытаются разыгрывать иранскую карту

Равиль Мустафин

Предпринимаемые президентом США Дональдом Трампом шаги на Ближнем Востоке напоминают действия не очень опытного, но чересчур самоуверенного игрока. Несмотря на то что его команда еще не до конца определилась со всеми пунктами ближневосточной повестки дня, Вашингтон тем не менее спешит начать свою игру. Ставки в ней выглядят высокими, а первой картой, которую решили разыграть, стала иранская.

О своем резко негативном отношении к Тегерану Трамп неоднократно заявлял еще в ходе предвыборной борьбы. Если Барак Обама в качестве главных врагов Америки наряду с Россией называл «Исламское государство» (ИГ) и «Аль-Каиду» (обе организации запрещены в РФ), то для Трампа основные противники – международный терроризм и Иран, между которыми он, по сути, ставит знак равенства. Тегеран уже объявлен виновным чуть ли не во всех ближневосточных бедах.
Стоило Ирану провести испытания своих ракет средней дальности, США сразу же ввели против него санкции якобы за нарушение условий ядерной сделки, хотя на самом деле никакого отношения одно к другому не имеет. Более того, и американские специалисты, и представители Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) еще до избрания Трампа говорили, что Иран строго выполняет взятые на себя обязательства и уже распродал за границу более 95% слабообогащенного урана, а две трети центрифуг передал под контроль МАГАТЭ. Тем не менее Иран с каждым днем становится объектом все более жесткой критики и часто несправедливых нападок со стороны США и ряда его союзников.

 86a7792a48291967e4505700696378f3.jpg

Орион

Судьба отделена от мифического в свете исторического освобождения. Одно из определений человека, согласно нижней звезде Ориона, - "аль-нитак", что означает "пояс", "матерчатый кушак". Здесь можно предположить, в чем это представление? В том, что человек склонен хранить заботу о ком-то, но скорее всего даже не о единственном. "Аль-Нитак" совершает прецессию и меняет свойства исторического времени. В чем состоит эта перемена? В том, что люди, разные, с разными оценками жизни, с желанием принять смысл, с особенным романтизмом вступают на путь к благословенному шаму. То есть они движутся к истоку, где течет вечная незримая река, но не греческая, а с которой наполняется время и меняется пространство. Если вы помните, раньше на праздники в Калининграде были зеленые длинные проспекты, и по ним ходили люди, не общность, а полная община. Поэты - внимающие небесному символизму, небесной символике, идут вслед за влиянием зеркальным звезды "аль-нитак". Чего-то раньше словно не было, но это было наше лето.

О юге

Вообще есть интегральная формула. Многое сейчас состоит в сложности отношений в 21-м веке. Людей разделяют большие расстояния, условия проживания, различные формы занятости. Но всё это не отменяет способностей взаимообмена и контактов, тем более ожидаемых встреч с теми, кто близок в нетипичном качестве. Но близость эта не столько отграничена и разъединена теми перечисленными условиями или разницей в возрасте, сколько соответствию основному типу мировоззрения. Есть предположение, что это могут быть приблизительно три типа. А есть самые различные лица всех возрастов на пространстве России и Средней Азии, стремящиеся к славе, к возможности быть тележурналистом, гостем телепередач или к иллюстратору любых взглядов. Мировоззрение состоит либо в знакомстве с той или иной культурой - например, Индии, которую населяли йогы и учителя, архитекторы и поэты, либо оно состоит в особенной системе психологических координат, учреждающей другую знаковую реальность. Быть может, иррациональную, хотя не важно, востребованная она или не востребованная. То или другое мировоззрение будет тем, что ближе к искусству. Определенность этого проявлена не как абстракция, а как предрасположенность согласно реальному виду того или иного искусства. Но здесь сразу встает стена, почти непреодолимая преграда – многое искусство в России представлено в далеко не лучшем виде, оно не обеспечено ни финансами, ни прогрессом расширения социальной эволюции и активности общественных сил. Те, кто близок к созданию музыкальных композиций, или к оформлению картины, или к другому варианту искусства, сталкиваются с заведомой косностью. Часто даже с активным противодействием. Но есть такой нюанс: Средняя Азия и Индия – то место, куда вообще смещен весь международный фокус, и именно в 20-м веке подобный глобальный отчетливый резонанс был меньшим.

Циклическое обоснование годовых перемен по временам года, два ближайших месяца, деление на космические циклы указывают на нелинейность времеощущения у жителей Индии. Если сравнить с северным климатическим циклом, то, очевидно, индийцы получали сведения о гораздо более удаленных от семи рек областях - как возникающий и исчезающий туман, появляющиеся и пропадающие лодки, прилив и отлив вод. Об этих особенностях есть записи на санскрите, которые принято объяснять как религиозные справочники, или непонятные обряды, но скорее это указывает на иносказательное знакомство индийцев с более северными широтами. В тех гимнах нашло своё отражение влияние циклического времени, которое сопоставимо со сменой теплого месяца на холодный, со следующим витком с лета на зиму. Можно также предположить, что если в примере повествования говорится об области, не связанной по геофизической картине с системой семи рек, то Индия не была привлеченной только в неё. Она протягивалась ещё и дальше, севернее, но вряд ли как продолжение самой себя. Она была соседней орбитой широт, откуда выше были перемещения к морю. Выше Инда совершались путешествия на судах, но в них было только эхо того, что оставили магические слова санскрита. Отсюда и начинается единство круга времени, размотка круга до следующей красочной сцены и до следующего странствия. Из заповеданной Индии. Но необходимо возвращаться. Цель должна кристаллизоваться в другой цивилизации. Именно здесь формируется Иран. Возможность цивилизации приближена в выборе с Ираном, да ведь он тоже омывается морем.

ФОТО ДНЯ: ДАР-АЛЬ-ФОНУН

Основанный в 1851 году, Дар-аль-Фонун стал первой в Иране политехнической школой. Школу основал Амир-Кабир, знаменитый визирь Насреддин-шаха Каджара, реформировавший Персию в духе времени. С первых лет здесь преподавали медицину, военное дело, инженерные науки и геологию. Именно на основе Дар-аль-Фонун позднее появилось главное высшее учебное заведение страны – Тегеранский университет.

Прежнее здание Дар-аль-Фонун на улице Насир-Хосроу, на юге Тегерана сохранено и превращено в музей. Сегодня он открыт для туристов.

http://sajjadi.livejournal.com/422577.html

ФОРМА РИМА И СОЦИАЛИЗМ

Исламский мир является четвертым, благодаря концепции правового общества, которая содержится в Кораническом Откровении и Сунне Пророка. Исламское право является продолжением монотеистической правовой традиции Авраама, которая уже две тысячи лет назад противостояла Римскому праву с одной стороны и племенному праву «варваров» — с другой. Таким образом, мы видим, что уже на заре письменной истории (начавшейся около 5 века до Рождества Христова) существовал тот же самый в основных чертах расклад противостояния, что и сегодня. Государственное — «левиафаническое» — язычество Рима (Pax Romana, имперский универсализм). Туземно-племенное язычество как некий человеческий субстрат, пережитки традиционалистской архаики, которые с точки зрения римского «открытого общества» были чистым варварством. Авраамическая традиция чистого монотеизма, опиравшаяся на цепь пророков, идущих от Исмаила и Исаака (сыновей Авраама) к Христу и Мухаммаду (А. С.). Отличие современности состоит в том, что к этим трем компонентам добавился еще один — мир социализма, представляющий собой синкретический феномен, в котором можно различить элементы трех других. Возможно, этой синкретичностью объясняется нестабильность «второго» мира, его возврат к трем изначальным перспективам. (Гейдар Джемаль)

Столкновение цивилизаций. Версии

Приходит незаметно новый номос земли, который уносит прочь от вех культуры и устанавливает нечто цельное. Но также выражает другие формы коллективного субъекта, с которыми смешивается народ Калининграда. Раньше было много сведений по поводу того, что вся Россия выбирает изоляцию и замкнутость. Скорее новый номос отдаляет от всего прежнего времени, от бывших мифологических единств. Но есть здесь такой момент, что случайно можно говорить о сочетании с ними внешними. Для такого пути нет цивилизационных параллелей и видимости иерархии. Эти параллели могут быть концептуализированы не по образу теоретического оформления - только если будет изменение любых сословий и представителей народа. В нем не будет связи с возможностью нового укрепления иерархии. Но в нем также не будет кодироваться будущее и прошлое, потому что они есть часть "ближнего", "бытия", "мира", а свободное и вечное есть наше море. Может быть, Адам был научен именам, чтобы открыть всё это. Играющий свет, это возвращение домой. Человек не химик или врач, это "Geschichte", вверенная судьба.

Могло показаться, что я объяснял про теологию. Но теологией называется вид сентенций про обоснование выраженных качеств религии, при ней идет речь о предопределении в зависимости от стремлений, о сочетании этих стремлений с ролью человека. У вечнозеленого дерева я встретил дочь Адама и объяснил про цивилизацию. Это не значит, что имело место обучение: например, когда упоминается плотник, который является зодчим и строит мост, говорится о стране, где числовая мера денег, их количественный эквивалент не нужны для повышения условий для миллионов людей на мировой окраине. Сентенция восходит к смыслу другому: что, например, при технологиях совсем другой цивилизации расцвет был гораздо большим. Но когда он был... Необходимо возвращаться, но не в административную вещь, а в другую. В векторно качественно иную. Необходимо установить, чтобы "доктрина общин" создала уже другой формат. К тому, чтобы эквивалент денег и их количественная мера не дали превратиться в мировую окраину. Но храм с фресками глобально отличает от Эр-Рамади, и возможно "новый собор" скорее взойдет над суннитской бездной.

По всей видимости, происходит великий уход от европейской культуры. Если точнее, от того, что связано с Веймаром, от европейской картины мира в ее близости к назначению. Идет мощный кризис в области, губернатор к слову: "контрактные переговоры относительно судьбы урожая". Вложение в тюрьму Тапиау: такие цели для нового дела. А ведь предполагалось совсем другое - одним из смыслов собор народный и церковь как символ спасения. Церковь не как отдельный приход, а как собор нового значения. Создано восемь мест областных министров. С 2007 года нормальные люди не могут найти стоящей работы, телевидение становится герметичным, закрытым. В свете неурядиц встает ряд вопросов: каким образом может действовать волеизъявление человека в Калининградской области? Очевидно, "общественная палата" не характеризуется согласно собственному названию. Русские остаются без рабочих мест: число их сокращается до неузнаваемости - найти нужную стезю, колею скорее становится выбором против безликой толпы. Наука и в частности медицина становятся несущественными. Поэтому нужно было создавать смысл для начала другой цивилизации: вместо капремонта интегрировать другую архитектуру, приводить космические технологии, модернизировать полностью университет на площади, поставить большой заслон на алкоголь. С приведением технологий для космоса, нужными программами можно было бы сам кризис изменить. Ведь около Алтая есть позиции работы в приоритете на орбитальную станцию. Также есть комплексные исследования. Но скорее проявляется уже другой кризис.  

Адепты пустоты

О Джефферсоне рассказывалось, что по сюжету на пыльных дорогах показался колесящий торговец подержанной мебелью. В городе проживает человек в кепке, который собирал компьютеры и раньше обретался в университете. Однажды словно унеслись вечерние часы, как в даль снов, и за ним закрылись огромные стальные решетки. Историку был неизвестен джефферсоновский бег в ночи. Полоцкий семьянин, взявший прозвище поэта, однажды бросил на стол восемь исписанных тетрадей. Человек в кепке находился в заточении. После общественница заявила, что должны быть приглашены ученики новой школы будущего для нормативов на тепло. В забытых темных домах народ пил наливку. Уже дальше, как в неземном пламени, сквозь врата грез, показались призрачные лица, в белоснежных одеждах. Они должны были прийти, когда край снова обретет цветущие сады, через которые пройдут рыбаки и историк как в унесенных часах вступит на тропу, где виднеются певчие птицы.

Ханаан и будущее

Есть какой-то фонд, какие-то журналисты ловят какие-то словечки, какие-то по Калининграду цифры мигрируют, какие-то ученые про ценности говорят и сбегают тенью мимо немецких домов. А я ни к одному фонду не отношусь, обьяснил про модерн, как была совсем не социальная, экономически стандартизированная, схематичная иллюзия и зависимость типичного обывателя. Все проблемы Калининграда и области связаны с тем, что они слишком огромны, а прогресса нет, ведь в модерне Германии была музыка и цветущие поля, и не существовало магазинов с дурацкой курицей в упаковке. Кто был в этом однажды, никогда не станет плыть к ''прогрессу'', потому что он вроде для Города, а может и не для совместного города. Такого, который становится не площадкой упований на нехватку электричества, а мотивом всего необходимого для названного как Ханаан. Не совсем известно, что представлял собой Ханаан. Но есть "sinister travelling companion" - зловещий путешествующий компаньон. В Калининграде число в проценте к населению, является во многом числом психопатов. Не гопников. Насчет торговли можно сказать, что торгуют и на золоте, и на серебре. Мы, калининградцы, путешествовали по Европе, есть и оттуда книги о современном искусстве. В Калининграде еще торгуют продуктами с химикатами, на рынке торгуют телефонами и есть ломбарды по "другой заботе". Это и есть ложные социальные и управленческие модели для города. В историко-художественном музее встреча - без ясности. "Представления" о Космопорте - тоже симптомы искривленных забот. Плохо то, что новые поколения приходят в город, где им не принадлежит ничего. А то, что характеризовалось временем модерна для Германии было совсем другой геометрией. Калининграду не нужны волны митингов, а львиная доля митингующих доминируют только в толчее отчуждения. Нужно то, что определяется словом "дин" - а это предполагает собрание. Без заклинаний, а для того, чтобы триада благочестия, возможностей и прошлого сплелась бы с модерном Германии. Но при этом должна быть особенность церкви, но не как одной часовни. Но это так - Ханаан... Другой вопрос, что это за Таунсенд? Давно благословенный "белый город". То есть из Ирака никто никуда не уходил.

Новая страница

Когда-то это был город-сад, город фонтанов, нивы и зеленые луга. Время Кёнигсберга, модерна исчезло для Оттокара и Гогенштауфена и для священной римской империи.Надо же, 1000 лет ведь прошло. Германия иногда называлась Allemagne, земля всех людей, повсюду простирались зеленые леса. И Гогенштауфен переплыл реку в Италию, когда Констанца встретила на дороге странствующих рыцарей. С тех пор леса изменились, Германия стала намного меньше, а письма перестали писать магической латынью. Надо же, столько времени прошло. Кенигсберг становится городом тоски, туманов, невидимых странников с озера Нижнее, которые стали искателями...

Нуменор

Нуменор Эленна-норэ (Elenna-nóre), Вестернесс (англ. Westernesse) — в легендариуме Дж. Р. Р. Толкина огромный остров (или континент), расположенный в море Белегаэр к западу от Средиземья, крупнейшее государство людей Арды. Однако прекращение служения жителей Нуменора Эру Илуватару и бунт против Валар привели к падению (затоплению) острова и гибели большей части его населения.
Легенда о Нуменоре была создана, вероятно, в конце 1920-х — начале 1930-х годов. Одним из источников вдохновения послужил ночной кошмар, преследовавший Толкина ещё с раннего детства и который он позже назовёт своим «синдромом Атлантиды»: «огромная волна вздымается к небу и неотвратимо надвигается, накрывая собой деревья и зеленые поля, стремясь поглотить его и все, что вокруг».

Автор хотел показать Нуменор как аллюзию на легендарную Атлантиду. Неоконченное сказание «Алдарион и Эрендис» происходит в Нуменоре во время его расцвета, а «Акаллабет» кратко излагает историю существования и падения Нуменора. Все прочие труды Толкина, касающиеся Нуменора, являются либо краткими заметками, либо неоконченными черновиками, к примеру, приложения к «Властелину колец» и несколько историй, опубликованных в «Неоконченных сказаниях» и серии «История Средиземья». Изначально задуманная как часть рассказа о путешествии во времени, история падения Нуменора некоторое время рассматривалась Толкином как заключение «Сильмариллиона» и «последняя история» о Древних днях. Однако позже, с появлением «Властелина колец», эта история стала выступать связующим звеном между двумя произведениями и стала одной из главнейших частей легендариума Толкина.
Название острова позаимствовано из квенья, языка Высоких эльфов, сконструированного Толкином.
 Нуменорцы использовали квенья в торжественных церемониях и для наименования географических объектов. Буквально, Нуменор (кв. Numenor), или, в более полной форме, Нуменорэ (кв. Numenore) означает «Западная земля» и «Западный народ». Оба этих названия часто переводились автором как «Вестернесс», «Западения» (англ. Westernesse). Это название встречается в среднеанглийском рыцарском романе «Король Горн» (англ. King Horn) и применяется там для обозначения неизведанной западной земли, куда добраться можно только морем. Также заявляется, что после разрушения Нуменор обычно называли «Аталантэ» (кв. Atalantë), «Падшая».

Среди названий на квенья также примечательны Андор, или «Подаренная страна» (что указывает на то, что Нуменор был подарен людям Владыками Запада), Мар-ну-Фалмар, или «Дом под волнами» (название, использовавшееся после падения Нуменора) и Эленна, «Направленная к звездам» (название, данное, поскольку люди изначально плыли к Нуменору, следуя за звездой Эарендила, и, кроме этого, сам остров имел форму пятиконечной звезды).
Название «Эленна» также было записано Толкином как «Эленна-норэ» (кв. Elenna-nóre), что обозначает «Звездная страна» или «Звездонаправленная страна».
   
Толкин также приводит несколько названий острова на адунайском языке, употреблявшемся самими нуменорцами: Анадунэ (Anadune) — перевод слова «Нуменор», Йозаян (Yozayan) — соответствует «Андор» и Акаллабет (Akallabêth) — перевод «Аталантэ». В других произведениях Толкина эльфийский король Гил-Галад называет Нуменор «Островом Королей», а живущие в Средиземье друэдайн упоминают о нём, как о «Великом острове».

(Википедия)

Дорога в королевство

Теперь постоянно опускаются туманы, а за эстакадным мостом есть черные псы. Так растет пропасть между сословием и сословием, между технократами, традиционалистами, либералами и другими людьми, как называют нацией. То есть приходит ''номос земли'', причем как при метеорите на Юкатан. Но что есть ''номос земли''? Это глобальный поворот от прежних традиционных моделей, многоликих благ и социальных моделей к реальной эре, которая охватывает страны Балтии. Как эра не то, что обьяснялось раньше, вчера, а что знаменовалось. В этой эре традиционализм перестаёт быть даже имиджевым уровнем и координатами, поэты не следуют традиции. И еще экономические разные стандарты исчезают, многое определяется как часть регионального конфликта. То есть ближе к странам Балтии приходит реальность, при которой любые группы оставляют всю прежнюю Европу. При ней оставляется прежняя эпоха, разный европейский и русский фольклор забывается, творится больше иллюзий. Иллюзии существуют, например, по знаменательным группам людей, каких-то броских общностей, о цвете процветания, о "судьбоносных решениях". Ближе к странам Балтии приходит эра, при которой иные в отдельности в том числе становятся ближе к броским верованиям. Но согласно им будет находиться коллосальный ледяной мост.
Странные реки с отсветом севера. Товарищи расстались с хозяином и за стеклами снова шёл дождь. В кабине они неслышно переговаривались. В ней было негромкое оживление. Сначала говорили о прошлогодней выручке, потом о продовольствии трактиров, о промысле рыбы и об охоте. Пронеслись пограничные столбы и сельские дома. Шум по крыше повозки от падающих капель понемногу стихал. Они выглянули и заметили, что снаружи уже ранний вечер. Мостовая была вся в трещинах, как кожа на ящере и высились вдали строения, напоминающие технические белые коробки. Повозка затормозила на повороте, засветились электронные буквы и стрелка спидометра внезапно замерла. Товарищи распахнули двери и пошли по сухой желтой траве. Было холодно, почти морозно. По обе стороны пролегали овраги и сначала вверху нависли черные кроны, а потом сменились равниной с колеей, где уже виднелись березы. Колея взбиралась на насыпи и по правую руку за черным железным частоколом уже лежало серебристое озеро. Всё проходит в беге дней и ночей, которые сливаются в однообразную белую дорогу, и жизнь становится ясной и неоспоримой, потому что у этих самых дней и ночей нет характера. Быть может он был у двоих приезжих путников, которые приближались среди голых деревьев, засунув руки в карманы. Земля, которая приютила людей и дала им в расставании разбрестись, где раньше паслись стада и молчали рощи, горели костры и пели петухи, была еще необретённой. Пока в тени деревьев не показалась странная фигура человека.

Аллеи в том городе не были похожи на себя, а неброские объявления, представлявшие собой растяжки на оградах, словно призывали принять участие в новом благоденствии с актерами, к которому бы скорее подошли коктейли. После объявления исчезали и сменялись новыми, где также слали привет лица в бабочках, и до этого обращавшиеся к ветренной городской публике оказывались урывками разметаны. Если прибывала какая-либо отличившаяся труппа, то она уже выглядела иначе: в белых рубашках и черных бабочках, с позолоченных саксофонов ее лились длинные мелодии, чьи отзвуки напоминали то ли забытые симфонии, то ли сонное воспоминание о юности. Ближе к ночи зажигались ровные желтые буквы банка, которые были вместе с тем с перекрещенными молотками, и по насыпи мост убегал именно к его зданию. Название банка доверительно светило, как бы напоминая, что среди неуступчивости и скрытого непокоя города не выловлен никто, ни единой житель на поверхность дивного просветления, с чьим мутным металлическим блеском встречаются за хмурыми жестковатыми обложками. Но еще ранее возвышалось здание гимназии, у которой была башня на перекрестии двух корпусов – она была из красного кирпича, а вход на двор сторожили две другие небольшие башни с тяжелыми каменными шарами вверху. Они были достаточно прямыми и служили как городское устье. Тогда в коридорах гимназии висели картины, представлявшие собой графику – они нарисованы женской рукой, и на них молчаливо застыли деревья с сумрачными листьями, а за деревьями тоже находились башни или окна с высокими белыми ставнями. За теми окнами явно не было ничего, кроме деревянных полов и простейшего оловянного зеркала, а, может, замысел рисовавшей не включал в себя ни комнат, ни романтических визитов. Именно в то лето из особняка выехали, как в неразборчивом бреду, девушка и человек, который носил бежевый клетчатый костюм: они заканчивали старшие классы. Мерные деревья на картинах носили листья, напоминающие большие полутемные штрихи, и телевизионные помехи, которые они наблюдали в особняке, были очень похожи. У них не было противостояния или диалогов, из которых с обстоятельствами истока бестактности выкатываются камни преткновения, а после из них высятся преграды, а, быть может, близость каникул выронила их к другому истоку, где были жесты благодарности и разные улыбки. Мимоходом тянулось лето, словно загляденье, и во временно отведенной им комнатах напротив дивана стояли статуэтки: кошка с длинной вытянутой шеей, гномы и еще другие фигуры с восточными мотивами. Одним вечером они в комнатах выключили телевизор и странная верность, немного поколебавшись, уступила нотам расставания. Не интересовавшись вопросами, которые выводились за пределами города, я не ожидал, что те, вобщем, случайные встречи заставят вступить в огненную реку, где отсветы особняка вечером сменится чередой событий, которые будут мчать скорее прочь от любого призвания. Те встречи были ранним прообразом союза, которому можно было бы снарядить гербовую эмблему с венками: примерно полусветская пара, которая теоретически должна привести вас в соприкосновение с картинами и галереями… Позже меня заинтересовали вопросы этой нивы, а тот ветренный союз как первоначальный шаг в области единства скрылся в незримом водовороте, и вырос мост. Тот мост, убегающий к банку, пронес меня с возможными ростками симпатий, с влечениями, создающими занятость, к зеленеющему краю города, где светское даже не отражалось в ярких и ровных желтых буквах вывески. И рядом с банком мне встретилась другая девушка, которая заметила, что её бывший муж владел полурестораном и выпивал самые разные спиртные напитки. Встреча происходила в саду, где вокруг ограждений беседки обвивалась сирень. И я рассказал ночью о потоке машин на запад от Шпандина и о сверхчеловеке. И вернее вдали загорались синие огни оставленности, и никто не знал, что раньше я был назначен к выбору космоса. Она сказала: "В церковь я ходила давно и всегда туда приходили подруги. Иногда по воскресеньям играла музыка". Тогда я не стал спрашивать, что это была за музыка. Довелось объяснить, что я посетил летний санаторий и рядом с ним были кристалльные пруды, распахивались двери отпуска и вбегали гости. И именно тогда ей показалось, что она не пришла в достоверный край свободы, который бы дальше длился.

Европейская линия, море

Гейдар Джемаль утверждает, что империализм, колониализм и националистические диктатуры - это периферийные силы, отражающие Великое Существо. Они не соответствуют нисколько адамическому наследию, поскольку оно есть свойство, дух, причина меры, из которой разворачивается любой европейский сюжет. Но насколько тот возможный европейский сюжет приблизился ближе к странам балтии, или наоборот отдалился. Возникнет ли великий морской путь в Швецию? Возможно, что так будет. Уже сейчас поставка в Калининград лососевых рыб в магазины - с того самого моря. Те лососевые рыбы многие хотели бы к столу, но торговля пока весьма мала.

Основание

"Отмечают книгу «Вклады в дело философии. От события» (1936-1938-й написана, 1989-й издана), которая, как говорят, отмечает ПОВОРОТ. Откуда и куда? Тут мнения расходятся.

На русском языке непосредственно об этой книге два текста: Бибихин и, гм, Сафрански. Сафрански — биограф, в 18 главе «Германского мастера» он говорит, что поворот у Хайдеггера был от хорошей философии «Бытия и времени» к странным медитативным завываниям перемешанным с манией величия «Вкладов». А почему он так говорит? А потому что «Вклады» вообще малопонятны, изобилуют рефренами, и заявлена в них цель не аналитическая, а какая-то практическая: перейти к другому способу мышления. Кроме того, как рукопись, писавшаяся в стол, а не для издания, «Вклады» содержат множество просто неразборчивых мест, оборванных предложений, или даже списков ключевых слов.

А еще там про богов и Последнего Бога. И про войну между Землей и Миром. И про настроение сдержанности и растерянности перед тайной бытия. И про тех, которые грядут, и тех, кто лишен будущего, потому что они вечные. Ну и все такое в этом духе, так что местами напоминает Волшебника из Земноморья, и ждешь, когда уже будет про драконов".

Народ и изоляция

Балтика оказалась в изоляции и это теперь наблюдается с 2007 года. При визовом режиме, визовом контроле, проверке заграничных паспортов. Более того, отсутствие инвестиций здесь, ложный триптих университетской роли привел к вылову рыбы. Но еще есть и заводы, которые сопоставляют прибыль в видимости на 3%. Таким образом, Балтика не представлена согласно обеспечению. Но это не выставочный зал. Значит, выясняется, что Калининград находится в очень невыгодном положении, а точнее пространстве, которое сменило исторический период. Калининград становится очень опасным. Например, на Гагарина лучше не приезжать. Приходит новый номос земли, который уносит прочь от вех культуры и устанавливает предназначение. Но также устанавливает другие формы коллективного субъекта, с которыми смешивается народ Калининграда. Раньше было много сведений по поводу того, что вся Россия выбирает изоляцию и замкнутость. Но скорее новый номос отдаляет от всего прежнего времени, от традиций той же Индии и Германии. Но есть здесь такой момент, что преждевременно говорить о "Евразийском пути". Для этого нет цивилизационных параллелей и видимости иерархии. Эти параллели могут быть концептуализированы - не в смысле, разумеется, теоретического оформления - только если будет изменение социальных сословий, классов и т. д. Любые замечания о инвестициях или отсутствии инвестиций, о работе или отсутствии работы, имеют мало значения. Есть возможность: Священная Лига, которая основана папой Иннокентием Одиннадцатым в 1684 году: состояла из Священной Римской империи, Венецианской республики и Речи Посполитой.
То есть она была как данность, как масштаб, даже как вечность, а характеризовалась католической церковью. В ней находился не один Иннокентий Одиннадцатый. То есть если цикл повторяется через 400 лет, то и Священная Лига может превзойти церковь. Но большие сложности с балтикой. Есть множество закрытия Подобия Университетов, различных фирм, то есть это серьезно. Речь о ближайшем, в котором шествуют пиллигримы. Почти ни у кого нет акций и еще, во-первых, важнее натуральное производство, во-вторых, функциональность предприятий объясняется по поступлениям на карты. Балтика становится совсем не киберпанком, а возможностью нового nomos. Но в нем не будет кодироваться прошлое и будущее, потому что они есть часть "ближнего", "бытия", "мира", а новый номос интегрирует другое.

ИМЕНА

Адам был научен именам прежде чем сойти на Землю и исполнить свою миссию наместника. Достаточно его потомкам по велению Всевышнего забыть эти имена, чтобы превратиться в глину, из которой Он будет лепить новых людей. Это не абстрактная теология, а то, что действует в нашей исторической жизни, когда забвение языка (пока лишь конкретного этнического) гасит коллективный субъект в виде народа (пока еще не все человечество) а человеческий материал, остающийся после этого «минизатмения» переходит в другую систему имен и становится частью другого коллективного субъекта.

(Гейдар Джемаль)

ENDEAVOUR МИССИЯ

"Они одни из самых сложных машин, которые когда-либо строили на Земле. Из положения полного покоя на поверхности Земли они могут поднять в воздух предмет размером со школьный автобус. При этом они двигаются так быстро и поднимают предмет так высоко, что тот не падает обратно. С их помощью люди смогли запустить в космос множество различных искусственных спутников, которые помогают передавать информацию на большие расстояния, изучать земную атмосферу и вглядываться в глубокий космос. Они — это Космические Шаттлы НАСА. Недавно в их честь были выпущены большие красочные постеры. Первый шаттл был поднят в небо в 1981 году. Сейчас флот шаттлов уже пожилой и готов вскореотправиться на пенсию. Шаттл "Индевор" был назван в честь английского парусника Индевор, который в 1700-х годах исследовал южную часть Тихого Океана.  В верхнем левом углу изображено панорамное окно, которое "Индевор" не так давно доставил на Международную Космическую Станцию. В качестве фона в верхней части картинки использована фотография туманности NGC 602. Её сделал космический телескоп имени Хаббла, миссию по его обслуживанию "Индевор" осуществил в 1993 году. Постеры были сделаны для всех остальных шаттлов, включая "Атлантис","Челленджер", "Колумбию", "Дискавери" и "Индевор".

 
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 След.

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!