RuGrad.eu

22 июля, 15:48
суббота
$58,93
-0,15
68,66
+ 0,66
16,21
+ 0,07
Закрыть

Логин
Пароль
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Газета "Дворник"
отзывы: 1
«Мы боимся, что будет, как со счетчиком»
Сергей Шерстюк
отзывы: 15
Чем хуже живём, тем выше тарифы!
Дмитрий Сабирин
отзывы: 3
За окнами старости: истории обмана в советском доме-интернате (дополнено)
Соломон Гинзбург
отзывы: 56
НЕДОЭЛИТА
Арсений Махлов
отзывы: 16
Мы не должны их потерять
Анна Пласичук
отзывы: 4
Попасть на остров. Любой ценой
Александр Адерихин
отзывы: 0
Космос наш
Мария Пустовая
отзывы: 1
Привычка к убогости
Сергей Козлов
отзывы: 8
Народ и кладовщики...
Василий Британ
отзывы: 2
"Хочешь быть "лошарой" - будь им!"
Никита Кузьмин
отзывы: 2
Потайной янтарь
Дулов Владимир
отзывы: 0
Госзакупки для СМП и СОНКО - легко! С чего начать - расскажу бесплатно.

Ardeurs ( 74 ) + 1
RomanYhnovec ( 327 )
GazetaDvornik ( 97 )
pirobalt ( 852 )
O.E. ( 82 )
aandry39 ( 0 )
dontausam ( 217 )
sabirin ( 6 )
Alex_kld ( 55 )
annargu ( 8 )
administrator ( 7 )
Victor_Mars ( 173 )
SergeyKozlov ( 12 )
Avtor_Bloga ( 2 )
vladzaharchuk ( 1 )
ernest_mirov ( 23 )
Y_R ( 47 )
Victor.Koshelev ( 25 )

Блог Григория Пасько

  • Архив

    «   Июль 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31            

Дело Битковых

Как-то давно уже в процессе подготовки статьи меня не арестовывали и не запугивали. В этот раз – случилось. Сначала в Немане, куда я отправился в командировку, меня задержали сотрудники ФСБ, обвинив в нарушении пограничного режима (хотя я его не нарушал). Затем сотрудники областного МВД прислали вызов на допрос, угрожая репрессиями в случае неявки (по объективным причинам я не явился). Затем представители банка, ключевого «героя» расследования, всячески обманывали и «водили за нос». Как я понял, проблема явно стоила того, чтобы рассмотреть ее поближе.

***

«Матерые преступники» или жертвы рейдерства?

В начале 2015 года российское новостные агентства сообщили, что задержанные в Гватемале россияне – Игорь и Ирина Битковы- являются экс-акционерами СЗЛК и «с 2011 года находятся в международном розыске». И далее: «Покинув Россию, Битковы длительное время скрывались от следствия в Гватемале, используя поддельные документы. …Были задержаны …в ходе совместной операции сотрудников МВД страны и Международной комиссии по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (CICIG), действующей под эгидой ООН».
Арестованные Игорь и Ирина Битковы являются не просто «экс-акционерами СЗЛК» (Северо-Западная лесопромышленная компания, в состав которой входят Неманский целлюлозно-бумажный комбинат – НЦБК (Калининградская область) и Каменногорская фабрика офсетных бумаг из Ленинградской области, а основателями и владельцами той самой СЗЛК.
Сразу возникли вопросы: что заставило основателей компании бросить свое детище и убежать на край света? Откуда к малоизвестным персонам такое пристальное внимание международной комиссии по борьбе с безнаказанностью? Зачем банкротить то, что создано своими руками? Зачем гробить то, что «несет золотые яйца» (оценочная стоимость бизнеса составляла на момент событий банкротства 400 миллионов долларов!)? Зачем оформлять фальшивые документы, если в Гватемале без особых проблем можно было оформить настоящие? (Уже позже стало известно, что экспертиза подтвердила подлинность документов).                    
То есть, ситуация с обычными российскими бизнесменами начинала (в моих глазах, во всяком случае) приобретать черты типичной, то есть, заказной. Кому-то на каком-то этапе, видимо, приглянулся лакомый кусок — бизнес Битковых. А дальше — по накатанной и испытанной схеме: банковские претензии, сфабрикованное уголовное дело, поддельные документы не в пользу владельцев, распродажа за бесценок активов, сообщение о бегстве от российской тюрьмы «фигурантов дела».
И то, что банки, которым якобы задолжали Битковы, нашли беглецов аж в Гватемале, тоже неудивительно. Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк наняли детективов и прислали в Гватемалу своих юристов.


История конфликта

В 2004 «Северо-Западная лесопромышленная компания» решила провести серьезную модернизацию и реконструкцию двух своих производств, для чего подписала с банком-партнером генеральное соглашение о поэтапном выделении долгосрочных кредитов на сумму 450 млн долларов США. Но реально банком было выделено лишь три пятилетних кредита на общую сумму около 3,5 млрд руб., после чего Северо-Западный банк Сбербанка РФ, ссылаясь на внутренние причины, предложил лесопромышленникам впредь пользоваться краткосрочной кредитной линией. СЗЛК была вынуждена пойти на реализацию инвестиционных проектов со сроком окупаемости свыше десяти лет и на обслуживание длинных долгов, ежегодно перезанимать средства у Сбербанка, а также вступать в отношения с иными финансовыми организациями – ВТБ, Газпромбанком, Связь-банком. Те также не отказали в займах. На протяжении семи лет компания привлекла кредитов почти на 13 млрд руб., свыше 9 млрд из них было погашено в срок. На начало драматичных для СЗЛК событий общая сумма непогашенных банковских кредитов составляла 3,6 млрд руб.
Основу конфликта, как мне представляется, заложило руководство Северо-Западного банка Сбербанка России - в одностороннем порядке приостановило работу в рамках соглашения банка и СЗЛК. Битковым было заявлено, что на условиях долгосрочного финансирования больше средств выделить не смогут. Банк предложил схему финансирования через обратный лизинг от подконтрольных топ-менеджменту банка компаний.
Иными словами, банк предложил Битковым брать деньги не у банка, а у подконтрольных банку (а то и лично кому-то из руководителей банка, например, бывшему председателю правления Леониду Шацу) структурах, но уже под другие проценты и на менее выгодных условиях. Финансирование получалось очень дорогим и недостаточным. Битковы не согласились. Тогда им предложили кредиты сроком на один год и дали обещание каждый год перекредитовывать. Битковы вынуждены были согласиться, потому что уже вложили в реализацию проекта огромные собственные средства.


Игорь Битков в гватемальской тюрьме

                 
Версия Игоря Биткова:
«…Тогда мы еще ничего не подозревали, списывая действия банка в первую очередь на желание топ-менеджеров заработать на лизинге. Для подстраховки приняли решение привлечь часть денег в других финансовых институтах: ВТБ, Газпромбанке, Связь-банке, SEB, EDC и других. Разместили облигационный заем.
За один год работы по модернизации производства объем реализации компании увеличился в 2,5 раза. Реализованные проекты приносили хорошую отдачу, и мы понимали, что кредиторам не о чем беспокоиться: из общего объема полученных кредитов в 12,9 млрд руб. мы уже погасили 9,2 млрд руб., выплатив миллиард рублей в виде процентов. Особенно мы были удовлетворены результатами работы, запущенной годом ранее бумаго-делательной машины- БДМ-9, которая давала прибыль даже в условиях двукратного роста цен на лес в 2007 году».

Версия Ирины Битковой:
«…Договоры с банками были заключены с условием возобновляемой кредитной линии. Деньги выдавались по частям и по частям же гасились. …Мы гасили кредиты по всем трем банкам, а новые не получили, как было предусмотрено договорами. Мы не находились в процессе заключения новых договоров, а работали по уже имеющимся открытым кредитным линиям. Это означало, согласно условиям договоров, что взамен погашенных кредитов банки эти кредиты должны были возобновлять. Тем более, что с нашей стороны никаких нарушений не было. «Газпромбанк» в первом квартале 2008 года прислал нам решение кредитного комитета о выдаче денежных средств в рамках возобновленных кредитных линий. И обещал его исполнить, но не исполнил. Сбербанк накануне своего требования, действительно, выдал нам кредит, опять же в рамках договора. Но очень скоро потребовал досрочно вернуть все кредиты, зная, что деньги уже вложены в проект».



Ирина и ее дочь Анастасия в тюремной больнице


Ответ Газпромбанка
Из всех банков, которые кредитовали СЗЛК, на мой официальный запрос откликнулся лишь один – Газпромбанк. (Сбербанк и ВТБ отписались так: оставляем это без комментариев. С чего бы так? Закон «О средствах массовой информации еще никто, вроде, не отменял. Как и обязанность отвечать на запросы СМИ).
Вот что пишут представители Газпромбанка: «…Банкротство предприятий группы СЗЛК, инициированное бенефициарами группы, супругами Битковыми, носило преднамеренный характер. Его целью являлось:
- не выполнять свои финансовые обязательства перед кредиторами (в рамках заключенных ранее кредитных соглашений).
- сохранить за собой контроль над находящимися в залоге основными производственными активами (через полный контроль над процедурой банкротства)».


Даже не будучи специалистом в области финансов, нетрудно увидеть алогичность некоторых аргументов банка. К примеру, невозможно одновременно «не выполнять финансовые обязательства» и «сохранить за собой контроль… над активами».
Во-первых, никакая компания в России не может сама себя объявить банкротом. Она может лишь просить суд об этом. Именно суд решает, существуют ли у компании на самом деле столь серьезные финансовые проблемы, чтобы начинать процедуру банкротства.
В данном случае два (!) арбитражных суда – Калининградский и Санкт-Петербургский – приняли решение о введении процедуры внешнего наблюдения. Конечно, процедура внешнего наблюдения могла завершиться мировым соглашением с кредиторами и не переходить в процедуру банкротства. Банки упрекают Битковых в нежелании садиться за стол переговоров. Однако факты свидетельствуют о том, что Битковы готовы были к переговорам, но не на территории России, где у них похищали дочь и где им грозила реальная опасность. При этом никто не мешал банкам вести переговоры с Битковыми по телефону, по скайпу, через уполномоченных посредников и т.д.
Почему-то банки не захотели использовать эти варианты. Почему? Зачем им нужны были Битковы именно на территории России? Не потому ли, что на территории России оказать нужное давление на Битковых гораздо проще, чем за рубежами любимой родины?
Важная деталь: заявление о банкротстве подавали не супруги Битковы, а директора предприятий, и к этому их обязывал закон. Предприятия не могли функционировать в условиях блокировки всех счетов. Это был единственный способ продолжить деятельность предприятий. Решение принимал суд, основываясь на объективной ситуации.


О распродаже имущества
В начале 2011 года, как рассказывал мне Игорь Битков (разговор проходил в гватемальской тюрьме – прим. автора) они с женой получили сообщение от «осведомленного соотечественника» о том, что всё оборудование строящейся 4-й бумажной фабрики на НЦБК было продано за бесценок неким покупателям металлолома. Новое ценнейшее оборудование, подготовленное к монтажу, сделанное в основном из нержавеющих металлов, было продано за несколько тысяч рублей. Даже пo цене металлолома это должно было бы стоить несколько десятков миллионов. Также были проданы за бесценок 1-я и 2-я бумажные фабрики, множество зданий и различное оборудование. За 600 тысяч рублей компании-пустышки купили имущество балансовой стоимостью более 4 млрд. руб. «Я был поражён этим безумием, - рассказывал Битков. - Но ещё больше я изумился, когда узнал, что конечными покупателями активов оказались фирмы, аффилированные с руководителями  Северо-Западного банка Сбербанка. Они купили активы именно на личные фирмы, а не на Сбербанк».
Вследствие этого еще один вопрос: почему банки допустили развитие событий по наихудшему для жителей Немана и Каменногорска сценарию – уничтожения градообразующих предприятий?      
Бывший глава администрации Неманского района Александр Мельников сообщил мне, что, общаясь с местными жителями, знает о бедственном положении на НЦБК. «Там режут на металл, все, что можно… Город Неман, по сути, умирает».С большой заинтересованностью к нашему разговору и к теме вообще отнесся бывший губернатор Калининградской области и бывший председатель совета директоров СЗЛК  Владимир Егоров. «В то, что Битковы мошенники и преступники, не верю ни секунды. Руководимое ими предприятие было одним из лучших в области и приносило огромную пользу региону. Уверен, что в ситуации виноваты представители банков», - рассказал Егоров.
Бывший президент торгово-промышленной палаты области Игорь Царьков также рассказал, что не верит в преступные замыслы предпринимателей Битковых. «На протяжении многих лет они были буквально перед глазами всех региональных структур и органов власти, включая силовиков. Финансовая составляющая из бизнеса находилась не просто в поле зрения кредитных организаций, но и под их непосредственным контролем, так как счета СЗЛК были открыты в тех банках, которые их кредитовали. Думаю, что ситуацию не только можно, но и нужно было решить по-иному, в пользу НЦБК и города Неман».
Более категоричным в своих суждениях оказался бывший начальник цеха полиграфии НЦБК Михаил Шумай: «…Битковы подняли комбинат из руин и поставили его на рельсы развития. Глупость – обвинять их в предумышленном банкротстве своего детища. При них все работало, как надо. А сейчас все стоит или уже попилено на металл. Душа болит… Могли ведь сохранить. Во всем этом вижу злой умысел банков. Не были Битковы мошенниками и бандитами, какими их представляют некоторые».


НЦБК сегодня


Фальшивые «зубы»
Отказ банков общаться с журналистом можно объяснить еще и тем, что рано или поздно в процессе общения мы бы затронули тему договоров поручительства: между Игорем Битковым и ВТБ, а также между Ириной Битковой и Сбербанком. Дело в том, что решением Пушкинского суда Санкт Петербурга от 17.02.2010 года и решением от Гагаринского районного суда города Москвы от 08.12.2009 года оба эти договора были признаны недействительными (читай – сфальсифицированными).
Интересно, известны ли эти факты уважаемой CICIG? Ведь из-за обвинений в России к делу подключился CICIG, а из-за участия в деле CICIG дело Битковых в Гватемале рассматривается, как дело «высокого риска».
И еще. Я нигде не смог найти данных, свидетельствующих о том, что деньги, полученные у банков, Битковы действительно украли, увели на чужеземные счета, вложили в яхты и виллы… Ничего этого нет. Не найдено. Или детективы плохие?
Зато есть заявки на получение кредита от НЦБК; есть данные, что эти деньги были получены комбинатом; есть два фальшивых договора поручительства…
Где же деньги? И где доказательства по обвинению в отмывании денег?
Я спросил у бывшего директора НЦБК Сергея Уделова, мог ли он заметить факты (факторы, проявления, намеки…) мошенничества со стороны Битковых за все те годы, что они работали вместе?
- Конечно, мог, - как-то даже обиженно ответил Уделов, - я ведь директором был, а не посторонним наблюдателем. Но вся штука в том, что не было никакого мошенничества!
Задумай Битковы украсть-увести капиталы, без такого соучастника (или активного свидетеля), как директор, им вряд ли удалось бы обойтись. Между тем Уделова пару раз за пять лет вызвал следователь на собеседование. Никаких обвинений ему не предъявили; никаких доказательств мошенничества со стороны Битковых не упомянули…
Так было ли мошенничество?
(Теперь вот следователь вызывает меня, журналиста, на допрос. Совсем, видно, плохи дела у следствия…)

               
Послесловие
То, что случилось с Битковыми, - не единичный случай. В масштабах современной (можно сказать «путинской») России это – явление.
В сентябрьском номере (2015 год) журнала «Профиль» (издается совместно с Der Spiegel) это явление описано коротко и точно: «…Вполне стандартный крючок, с помощью которого госбанки за последнее десятилетие уже много раз захватывали не только частные банки, но и огромные куски реальной экономики. Если у частной компании нарастают долги — то их скупают или рефинансируют госбанки. Потом затягиваются переговоры по обещанной реструктуризации, и частная компания попадает в безвыходную ситуацию — ей надо продолжать платежи, а денег, на которые она рассчитывала, нет. Затем госбанки уже диктуют свои условия и берут компанию «за долги» фактически бесплатно для себя. А государство щедрой рукой отсыпает госбанкам денег на расшивку проблем захваченного актива. Иногда это суммы в сотни миллиардов рублей (как в случае с Банком Москвы)…»
В книге бывшего сотрудника СЗЛК Юрия Мурашко это явление описано подробно и названо точно: «кредитное рейдерство».
…Трудно предугадывать дальнейшее развитие событий вокруг ситуации с Битковыми. Вполне возможно, что гватемальские власти признают их виновными хоть в чем-нибудь (раз уж там вовсю шумит кампания по борьбе с коррупцией, то, как говорится, лес рубят, щепки летят). Однако сомневаюсь, что экстрадицию признают допустимой. Если судебные органы Гватемалы позиционируют себя правовыми и цивилизованными, то они не смогут не заметить правоприменительной практики по экстрадициям, касающимся России. А они таковы, что большинство стран мира в Россию не выдают, считая – и не без оснований! – что в России нет справедливого правосудия и гуманного содержания в местах лишения свободы.


Григорий Пасько, журналист
фото автора

Полная версия статьи. Часть 1. Часть 2.

18+

Дети! Отдельные страницы данного сайта могут содержать вредную (по мнению российских законодателей) для вас информацию. Возвращайтесь после 18 лет!