«Развалины, которые забирают деньги»

14 Апреля 2017
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Историк Владимир Созинов на протяжении нескольких лет в одиночку за свой счет занимался восстановлением замка Бальга. Однако в 2017 году его «прогнали». Афиша RUGRAD.EU рассказывает, как энтузиаст с пилой и федеральное агентство не поделили развалины старого орденского замка.


«Извини, больше ничего не будет»

Историк Владимир Созинов приехал в Калининградскую область в 2012 году из Перми. На «малой Родине», как рассказывает Созинов, он занимался «странным бизнесом» — созданием муниципальной геральдики. «У меня 154 герба своих, несколько городов и районов, Коми-Пермяцкий округ даже», — поясняет бизнесмен.

Но когда он приехал в Калининград, историк понял, что здесь так зарабатывать на жизнь не получится. В регионе произошло «странное смешение»: советская символика наложилась на прусскую геральдику. «Восстанавливают герб Пиллау и делают его гербом Балтийска. Осетр в прусской короне — герб базы Военно-морского флота РФ. И я решил, что не буду этим заниматься», — объясняет он.

Поначалу у Созинова была совершенно наивная (как он сейчас сам соглашается) идея заняться в Калининграде восстановлением Королевского замка. Он позвонил с просьбой о помощи своему другу по «геральдической тусовке» Георгию Велинбахову, заместителю директора Эрмитажа и председателю Геральдического совета при президенте РФ. «У него уровень федерального министра и выход на Путина», — рассказывает предприниматель. Но, изучив ситуацию с замком, бизнесмен быстро понял, что это «не его уровень», и даже друг «с выходом на Путина» ему не сможет помочь.

На Бальгу Созинов заехал совершенно случайно. Увидев замковые развалины, он подумал, что на этот объект сил у него хватит. В январе 2013 года был создан фонд «Возрождение замка Бальга». Владимир Созинов стал председателем правления новой структуры. Помимо него, учредителями фонда стали архитектор Юрий Забуга, главный архивист областного Государственного архива Анатолий Бахтин, Михаил Медведев (Созинов представляет его как члена геральдического совета в Санкт-Петербурге и знатока геральдики Средневековья). Еще одним учредителем фонда, согласно информации из ЕГРЮЛ, был калининградский бизнесмен Александр Саканов — знаковая для региона фигура. До 2004 года он занимал должность главного федерального инспектора Калининградской области, а сейчас достаточно известный в области бизнесмен: он является учредителем и генеральным директором ООО «СПК Мушкино», по-прежнему занимает должность гендиректора ООО «Ресторан Мушкино», а также участвует в деятельности других юридических лиц. «При первой же встрече он сказал, что денег никаких от меня жди», — уверяет Владимир Созинов.

Несмотря на появление фонда, Созинов утверждает, что все работы на замке он проводил за свой счет. «Я даже не открыл в фонде расчетный счет, чтобы меня, не дай бог, не обвинили в каком-то заимствовании. Не признали иностранным агентом. Потому что, когда начинаешь заниматься германским объектом, то начинаются обвинения в германизации», — рассказывает предприниматель.

В поселке Веселое Багратионовского района неподалеку от замковых развалин стоит информационный стенд, на котором указан телефон председателя правления фонда, но со специальным уточнением: для меценатов и волонтеров. Однако реальных спонсоров так и не появилось. Историк признается, что после каждой газетной публикации ему звонят либо парочка экзальтированных женщин, либо «городские сумасшедшие» двух типов: первые желают Созинову «сдохнуть» и называют немецким прихвостнем, вторые обещают показать подземные ходы и места, где хранятся сокровища.

После того, как был создан фонд, Владимир Созинов попытался договориться с собственниками замка Бальга (памятник принадлежит федералам). Но в местном управлении Росимущества предложение историка никого не интересовало. Сам он вспоминает, что в этот момент в структуре была «кадровая чехарда», и ему даже толком не ответили на письмо с предложением вложить в Бальгу 20 млн руб.

Потом предприниматель пошел на прием к Ларисе Копцевой, возглавлявшей региональную службу по охране памятников, которая в то время распоряжалась судьбой замка. Однако разговора не получилось. К работе Копцевой всегда было много вопросов. Прокуратура подозревала в коррупции структуру, которую возглавляла чиновница. Ее непосредственный начальник, губернатор Николай Цуканов, открыто угрожал Копцевой увольнением. «За 4 года вы не отремонтировали ни одного памятника. Мы потеряли безвозвратно десятки памятников...», — отчитывал он в сердцах свою подчиненную. Тем не менее указ о ее отставке был подписан только в апреле 2015 года.

При новом начальнике службы Евгении Маслове Созинову несколько раз подписывали разрешение на противоаварийные работы. После этого на Бальге часто можно было видеть мужчину, орудующего инструментами и замуровывающего дыры в стенах. Но в декабре 2016 года, как вспоминает Созинов, ему сказали: «Извини, больше ничего не будет».


Энтузиаст с пилой

Дорога от Калининграда до развалин замка занимает около 1,5 часов. Всего около 50 км, но последние 8 км самые сложные: асфальтная дорога сменяется старой брусчаткой, а потом и вовсе приходится ехать по грунтовке. Вдоль дороги — канавы с мелким мусором и пластиковыми бутылками. По дороге попадаются несколько домов и небольшая турбаза.

Созинов встречает журналистов RUGRAD.EU с пилой в руках и оправдывается, что у него просто здесь рядом дача. Историк больше не занимается здесь никакими работами, хотя охранник в будке по-прежнему здоровается с ним по имени отчеству.

От некогда грозного замка осталось 3 полуразрушенных стены с дырами и разрушающимся от времени кирпичом. Над бойницей крупными буквами выщерблено слово «жопа». Созинов на надписи не обращает никакого внимания. Вместе с ним мы снимаем тяжелое деревянное ограждение, прикрывающее вход в башню замка.

«Ее трижды взрывали, — рассказывает историк — В 1957 и 1964 годах — военные, а в 1983-м году — уже «черные копатели»».

На земле лежит каменная глыба. Историк рассказывает, что это крестильная чаша из гранита, и ей более 700 лет. Найти ее удалось в ноябре 2016 года. «Это вещь уникальная. На территории области больше таких нет», — рассказывает Созинов. Он отослал фотографии находки в службу охраны памятников и министру культуры и туризма Андрею Ермаку. Но ее так никто и не захотел забирать.

Кроме чаши, Созинову удалось обнаружить и расчистить фрагмент булыжной мостовой орденских времен, которая вела на территорию замка. Ситуация, правда, была скорее курьезная: на территории работали саперы. Около 20 дней они прокопались в земле. А когда Созинов начал после них разравнивать территорию, то наткнулся на торчащий из земли булыжник. «Такого объекта нет ни в одном замке Польши!» — уверяет он. Бизнесмен считает, что вокруг этого объекта можно было развернуть пиар-компанию в масштабе всей страны. Но для расчистки всей мостовой ему нужно было получить «открытый лист» на археологические работы. Историк решил не связываться с бюрократической волокитой.

Именно эту башню, где была найдена чаша, Созинов и планировал восстановить. «Шесть этажей. На трех этажах — музей истории Ордена», — пересказывает он свои планы, добавляя, что на территории Бальги можно накопать экспонатов на «10 таких музеев». На верхнем этаже он хотел сделать смотровую площадку. Оставшиеся помещения планировалось отдать под помещения для рабочих.

Бизнесмен планировал уложиться со своим проектом всего в 5–7 млн руб. Глядя на дырявые стены и башню, у которой нет даже крыши, в озвученной бизнесменом сумме невольно начинаешь сомневаться. «Чиновники говорили: «Какие 5 миллионов? Это 5 миллионов долларов должно стоить» … Нужно 75 тонн кирпича. Старый немецкий кирпич стоит 10 рублей. Получается 750 тысяч [нужно вложить] в этот кирпич. Плюс цемент, металлоконструкции, дерево», — начинает считать в ответ предприниматель.

Ничего, кроме башни, Созинов восстанавливать не собирался. Остальные развалины подлежали консервации. «Мне хотелось бы, чтобы место ожило», — вздыхает он, гуляя по окрестностям замка. Для того, чтобы место «ожило», нужна хотя бы дорога. Предприниматель считает, что региональные власти вполне могли бы решить этот вопрос. На это хватило бы 5–10 млн руб. «Если не красть», — делает он ремарку.

Последний раз концепция за авторством Созинова обсуждалась на рабочем совещании в правительстве области в декабре 2016 года. После него предпринимателю стало понятно, что всё закончится, так и не начавшись. «У Ермака никакого интереса нет. Он сидел и играл в смартфоне в какие-то игрушки», — вспоминает он. Всего Владимир Созинов успел вложить в памятник около 500 тыс. руб., хотя в разговоре он признается, что «специально денег не считал».


Война с федералами

Предпринимателя из замка «выжили», по его мнению, именно «федералы». В марте 2017 года в Калининград приезжал руководитель Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК) Олег Рыжков. Через несколько дней после визита он был назначен заместителем Владимира Мединского. В Калининграде чиновник рассказывал, что власти планируют «обкатать» на области новую федеральную программу «Аренда за рубль». В первую очередь Рыжков говорил о бастионе «Грольман» и форте № 1. Однако у агентства были свои виды на Бальгу. По версии Рыжкова, там можно было бы сделать некий «парк памяти».

Не слишком стесняясь в выражениях, Созинов называет проект Рыжкова «бредом». Именно с деятельностью АУИПИК он связывает все свои проблемы и даже вспоминает, что агентство курировал бывший заместитель Мединского Григорий Пирумов, который оказался на скамье подсудимых (в том числе и из-за хищений денег при реставрации казармы «Кронпринц» в Калининграде). Региональная служба по охране памятников, по его словам, передала замок в пользование АУИПИК. «Они отдали всё это с удовольствием. У них нет ни средств, ни желания его восстанавливать. Это для них досадная обуза. Они безумно рады, что в 2010 году большинство замков были РПЦ переданы», — горячится историк.

Переговоры со структурой Рыжкова у историка провалились. 30 декабря подошел к концу срок действия разрешения, которое выдала Созинову региональная служба охраны памятников. С Олегом Рыжковым во время его визита в город Созинов не встретился. В разговоре он отмечает, что разочаровался в этой истории после того, как в январе 2017 года на объект приезжал инкогнито Антон Алиханов и даже снимал башню на телефон (в окружении врио губернатора эту информацию RUGRAD.EU подтвердили). Видимо, его расстроило, что после этого глава региона не предпринял никаких попыток, чтобы связаться с энтузиастом.

«Я сказал, что искать встречи с Рыжковым не буду... Вот это вот приходить и делать «ку!», — злится он. У главы агентства тоже не возникло интереса к активисту, который в одиночку приводил в порядок кирпичи.

В региональной службе охраны памятников отказались подробно комментировать историю «с изгнанием» Созинова. «Есть законный пользователь, который завершает подготовку документов по программе «Аренда за рубль», — сообщили RUGRAD.EU в правительственной структуре.

«Это бредовая идея, — вновь набрасывается историк на концепцию мемориального парка, предложенную Олегом Рыжковым. — Она означает, что ты настолько некомпетентен, раз ты такую вещь сморозил. Либо тебе наплевать на эту территорию... Тебе до фонаря. Ты мог вообще сказать, что здесь космодром будет», — продолжает злиться он.

Историк считает, что Рыжков попросту «вычеркнул» 700 лет орденской истории этой территории. «Тут только бы история с Орденом и работала. Я видел возможность в одиночку всё это сделать», — продолжает настаивать он, считая, что на полное восстановление башни у него ушло бы 5 лет. Восстановление одного этажа продлилось всего один год.


«Нет ни спроса, ни предложения»

Владимир Созинов утверждает, что его проект восстановления Бальги был совершенно некоммерческим мероприятием. Если верить его словам, предприниматель даже не собирался отбивать деньги, которые он бы вложил в восстановление замка.

Во время беседы Созинов оговаривается, что он имеет отношение к турбазе, которая располагается неподалеку от Бальги. «Она моего партнера... Не в моей собственности», — уверяет он и тут же говорит, что это дотационное предприятие, куда он вынужден докладывать деньги на зарплаты сотрудникам. Турбаза крохотная: большая часть домиков там рассчитана на две семьи. «Вы дорогу видели?» — улыбается он в ответ на вопрос, почему объект не зарабатывает. Перспективу сделать в замке музей и за счет этого получить себе дополнительный турпоток на турбазу он отметает сразу.

«Я свои деньги уже заработал. У меня есть маленький нефтяной заводик — он меня содержит. А Бальга — это место, которое не приносит деньги, а забирает», — рассказывает он.

Впрочем, тут есть странные моменты. У одного из учредителей фонда Александра Саканова есть компания ООО «Бальга-Тур». Он учредил данную фирму совместно с Владимиром Ковальским. Директором юрлица является сын Владимира Созинова Игорь. Но историк уверяет, что эта организация не ведет коммерческую деятельность. По словам Созинова-старшего, когда АУИПИК стала искать подрядчика на уборку территории и приведение ее в порядок, то он писал письма в агентство от имени этого юридического лица. «Когда они [АУИПИК] приезжали сюда, то сказали, что будут выделять часть средств на уборку территории и назвали цифру в 400 тыс. руб. на год. Вполне достойные деньги, чтобы я от имени «Бальги-Тур» нанял несколько местных жителей», — рассказывает Владимир Созинов. Тем не менее договор так и не был подписан. Из его слов следует, что ему просто нужно было коммерческое лицо для проведения подобных операций. «Коммерческий проект на протяжении этих 4 лет так ни разу и не возник. Либо спрос рождает предложение, либо предложение рождает спрос. На Бальге нет ни спроса ни на какую услугу, как нет и никакого предложения», — продолжает Созинов.

Прогуливаясь по турбазе, энтузиаст рассуждает о том, что после восстановления башни и появления нормальной дороги, тут мог бы возникнуть коттеджный поселок.

Сейчас у Созинова уже родились новые планы на то время, пока проект восстановления башни находится в подвешенном состоянии. После поездок по области со своим другом Анатолием Бахтиным предприниматель присмотрел себе новую башню. На этот раз Созинову приглянулась так называемая «башня Канта» в Правдинском районе — надвратная башня замка Гросс-Вонсдорф. По сравнению с Бальгой этот памятник архитектуры сохранился в более приемлемом состоянии: фактически предпринимателю надо восстановить только крышу и перекрытия.

В отношении этого объекта Созинов четко видел бизнес-составляющую и был уверен в том, что уложится в 3–5 млн руб. «Там дорога. Туристический автобус может подъезжать практически к башне. Кант там гостил, курил трубку и пил кофе. Ребята, там весь бизнес очень простой: «кофе по-кантовски»!» — заводится Созинов.

Но судьба точки общепита с «кантовским» кофе по-прежнему остается туманной. У замка есть собственник — Русская православная церковь.

Согласно данным ЕГРЮЛ, фонд «Возрождение замка Бальга» прекратил свою деятельность еще в августе 2015 года (то есть еще до того момента, как служба Маслова выдала Созинову второе разрешение на противоаварийные работы). Однако историк настаивает на том, что ликвидации фонда как таковой не было. «Когда [фонд] не ведет активной деятельности, не платит налогов, то через два года налоговая инспекция может исключить его из реестра юридических лиц. Что она и сделала, предупредив нас. Но это не означает ликвидацию фонда», — рассказывает он. Кроме того, у историка по-прежнему есть возможность писать письма чиновникам или проводить деловые встречи в качестве председателя правления фонда. Ликвидировать эту структуру он не собирается.

К его работе хорошо относятся в администрации Багратионовского района, а глава администрации муниципалитета Максим Азов называет историка «положительным примером».

Спустя две недели после совместной поездки на развалины Бальги вместе с корреспондентами RUGRAD.EU у Владимира Созинова меняется настроение и появляется новая надежда. После того, как историк узнал, что Рыжков стал заместителем Владимира Мединского, он надеется, что новый руководитель АУИПИК откажется от сомнительной, по его мнению, идеи мемориального парка, а у энтузиаста появится возможность продолжить работы на территории Бальги. «Всё, что сегодня не происходит с Бальгой, не происходило по мнению одного единственного человека — господина Рыжкова. Его на этом месте не стало, и он забыть забыл про эту Бальгу», — продолжает надеяться Владимир Созинов.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: Юлия Власова




Комментарии