«Этот безумный, безумный Кант»

20 Апреля 2017
«Этот безумный, безумный Кант»

В историко-художественном музее 20 апреля состоялся круглый стол, посвященный итогам конкурса на разработку концепции Музея философии в Калининграде. Один из инициаторов этого мероприятия — руководитель лаборатории инновационной архитектуры и городской среды Московского архитектурного института Максим Полещук — даже пошутил, что из Калининграда, благодаря этой истории, может получиться что-то в духе «Нью-Васюков» из «12 стульев», а именно центр вселенной. Проекты, которые были присланы на конкурс, напоминают даже не Ильфа и Петрова, а безумные мечты о дирижаблях Сергея «Паука» Троицкого из группы «Коррозия металла». Проект приурочен к 300-летнему юбилею Иммануила Канта, который весь мир будет отмечать в 2024 году. Афиша RUGRAD.EU разбиралась, что не так с концепцией Музея философии.


Молчание властей

Если Музей философии появится в Калининграде, он станет первым в мире. Организаторы круглого стола особо подчеркивают это в своем пресс-релизе. Конкурс на подготовку концепции организовывал Московский архитектурный институт (МАРХИ). Вузу помогали Институт философии РАН, а также врио губернатора Антон Алиханов и даже члены горсовета. Впрочем, руководитель лаборатории инновационной архитектуры и городской среды МАРХИ Максим Полещук, который представлял столичный ВУЗ, отметил, что поддержка депутатов оказалась весьма формальной. Когда им рассказали о музее, все единогласно высказались за появление такого учреждения. Но по поводу денег Полещуку был дан четкий ответ: «Пусть Москва сама ищет».

2.jpgОтношения с местными пока что не главный козырь МАРХИ. Когда зашел разговор о месте расположения подобного музея, то в МАРХИ сходу предложили остров Канта. Быстро выяснилось, что городские власти даже в теории не хотят отдавать землю в центральной части Калининграда под такой проект (речь пока идет только о разработке концепции). У Максима Полещука для городских властей есть и другие варианты участков: к примеру, набережная Маринеско на Нижнем озере. Еще один участок, который приглянулся организаторам конкурса, — это земля, где раньше находился Королевский замок.

Анонсированный круглый стол по результатам конкурса дружно проигнорировали большинство приглашенных чиновников и архитекторов. Главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне уехал в командировку, ректор БФУ им. Канта и депутат Андрей Клемешев тоже по каким-то причинам не смог присутствовать (но встречу с ним вроде удалось перенести на следующий день). Не было и депутата Игоря Плешкова. По каким причинам не явились на круглый стол министр культуры и туризма Андрей Ермак, директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова и архитектор Олег Купердяев, никто уже даже не вспоминал.

Из Москвы удалось пригласить Александра Рубцова — «настоящего философа», как его представил Полещук, и автора «Новой газеты» и «Ведомостей». Также присутствовал профессор БФУ Леонард Калинников — одна из главных авторитетных фигур среди местных кантоведов. Культуролог Александр Попадин на круглый стол опоздал. Бывший руководитель бюро «Сердце города» оправдывался тем, что на самом деле проблема в организации: дата неоднократно переносилась. «Покритиковал. Плохая у нас организация. Мы согласны. Из Москвы организовывать круглые столы в Калининграде очень трудно», — хохотал в ответ на его обвинения Максим Полещук. «И даже конкурсы...», — со знанием дела заметил бывший руководитель «Сердца города».

Идею с Музеем философии Максим Полещук придумал около 5 лет назад вместе со студентами МАРХИ. Соответствующая дипломная работа была представлена на молодежном форуме «Территория будущего». «Мы поставили немного провокационный вопрос: что важнее для развития Калининграда — восстановить замок или сделать уникальный проект, которого нет ни в одной стране?» — вспоминал он на круглом столе. Ответ на этот вопрос руководитель лаборатории озвучивать не стал: всем, в принципе, и так был понятен ответ.

Работами для конкурса МАРХИ занимались исключительно студенты. Всего поступило около 90 проектов. Есть даже один из Мадрида. Сам Полещук разделил работы на три условные группы. Первая — это проекты Музея философии как здания, вторые — представляют собой некий комплекс. Третья группа — самая расплывчатая: «Те, кто в основу проекта смог [положить] философские представления», — прокомментировал Полещук, признавшись, что таких проектов было «очень мало».


Канта поймали в нейросеть

На экране проектора — площадка у Дома Советов. На слайде одна из стенок калининградской «головы робота» почему-то выкрашена в красный цвет. Максим Полещук тем временем рассказывает о философских трейлерах. «Ездят по всему миру, по Калининградской области и всей России... Транслируют философские идеи со времен Аристотеля до наших дней. Приезжают в маленькую деревню Гадюкино, и там, бедным гражданам, которые еще трезвые, он рассказывает некие лекции про философские идеи», — с плохо скрываемым смехом рассказывал сотрудник МАРХИ. Музей философии в рамках этой концепции предлагают «спрятать» под эстакадным мостом.

Другая конкурсная группа предлагала превратить фундамент Дома Советов в нечто вроде интерактивного экрана. На стены бы транслировались философские идеи. «Это использование современных медиа-технологий», — не без гордости заметил Полещук.

Из Краснодара на конкурс прислали проект подземного музея. Притом Полещук оговорился, что желающих «загнать» Музей философии под землю было несколько. «Очень модная сейчас тема... Но нам показалось, что философия ближе к духу, а не к подземному царству», — вновь хохотнул он.

На следующем слайде было нарисовано что-то вроде фантастических саркофагов в духе фильма «Дюна». Другой проект представлял собой здание, больше похожее на вертикально поставленный снаряд. Посередине этого «снаряда» на сайте хорошо было различимо лицо философа Иммануила Канта. «А это была такая юмористическая история: давайте сделаем Музей философии в форме римских терм. И пусть все ходят тут в тогах», — продолжал хохотать Максим Полещук.

После Древнего Рима разговор как-то сам перешел к теме футуризма. Следующие участники вновь предлагали музей с медиа-фасадами. «А вот эта огромная башня — это нейронные сети, по которым бегают философские мысли. Приходит человек, одевает очки, а его мысли материализуются в пространстве. Начинают бегать его какие-то патологические или умные мысли. А вдруг придет хулиган... Что там у него будет трансформироваться?» — рассказывал Полещук.

Из Самары в Калининград прислали «суровый минимализм»: на слайдере — ровные серые стены угрожающего вида. По эскизу не понять, камень это или стекло.

Впрочем, нейросети и космические саркофаги — это еще не самые фантастические проекты, которые предложили студенты. В противовес подземному музею кто-то предложил музей летающий: вокруг большого здания, похожего на Дом Советов, была натянута платформа в форме круга. К этому кругу были прицеплены воздушные шары. Никто, впрочем, не отрицал, что идея позаимствована у Георгия Крутикова, который придумал концепцию летающего города. «Куда он летит? И как? По всему миру летает или парит здесь в Калининграде? Или перемещается? Не очень понятно», — рассказывал руководитель лаборатории. Когда речь зашла о том, как на летающую платформу должны попадать посетители, Полещук предположил, что они спускаются на парашютах.


Где достать 2 миллиона евро

Когда слайды закончились, руководитель лаборатории стал рассказывать другим участникам о музее современного искусства в городе Бильбао. «800 тысяч человек каждый год! Притом посмотреть только снаружи. Внутри там смотреть нечего! Третья часть только внутрь заходит! Не сделать ли нам здание, на которое приедет [посмотреть] миллион человек со всего мира?» — мечтал он. После чего Полещук сделал «юмористическое», по его же мнению, предложение: «...И Калининград превратится в "балтийский Сингапур". С такой провокационной идее мы выступали летом на форуме. Или [Калининград] вечно будет провинциальным городом Российской Федерации?» — риторически спросил представитель МАРХИ.

«Идея, конечно, сумасшедшая, — выдал свое резюме "настоящий философ" Александр Рубцов после окончания презентации. — Только не совсем нормальный человек может такое придумать». После чего начал рассказывать, что у музея и философии вообще разные носители, а настоящий «музей философии» — это библиотека, и сначала надо разобраться в том, что будет экспонироваться в таком экстравагантном учреждении культуры. Автор «Ведомостей» даже рассказал, что у него были беседы с неким Лебедевым, руководителем лаборатории музейного проектирования, который предложил дать 10 млн руб. и за эти деньги разработать концепцию Музея философии.

«Никто не знает, что такое философия. Но все представляют, что это что-то не от мира сего. И это правильно», — заметил Рубцов. «Поэтому их и называют придурками», — заметил кто-то из зала. «По-разному. Философы тоже всех называют придурками», — парировал Рубцов.

У профессора Леонарда Калинникова получилась достаточно длинная и пространная речь о том, как наполнить музей философским содержанием, но для этого нужна «большая и основательная работа». «Мне подарили зонтик. Он раскрывается, а под куполом — звездное небо», — привел он пример. Кажется, впервые за истекший час у Максима Полещука испортилось настроение. Он попытался прервать длинные рассуждения профессора БФУ. Но Калинников неожиданно начал злиться. «Я бы хотел несколькими мазками дополнить!!!...» — повышает голос пожилой преподаватель.

«Сама идея зданий-событий себя исчерпала», — вступил в дискуссию культуролог Александр Попадин. В доказательство он привел пример светлогорского «Янтарь-холла», который назвал «провалом». Концепцию зданий, на которые специально едут посмотреть из других мест, по его заверениям, сменила идея общественных пространств. «Сначала придумывается музей-идея. А потом к нему проектируется музей как тело», — давал советы культуролог. Далее Попадин начал критиковать организацию конкурса: если рассматривать конкурс как задание для студентов и «межвузовскую заварушку», то никаких проблем, по его мнению, нет. «Но, как только вы выходите в публичное пространство вообще, а тем более [в пространство] Калининграда, который за последние годы претерпел несколько международных конкурсов, где между прочим тоже была идея Музея философии имени Канта...», — рассказывал Попадин.

Проект его музея, который планировался в рамках «Сердца города», провалился, потому что архитекторы замахнулись на застройку острова. «Несмотря на то, что все очень любят Канта и вроде бы хорошо относятся к философам, Кнайпхоф трогать никто не хочет. Просто чтобы вы знали. Я в техническом задании рекомендовал не трогать Кнайпхоф. Это тот случай, когда поставленная задача не улучшила результат, а рассеяла внимание конкурсантов», — выдал он.

Тем временем кто-то из участников стола заметил, что в этих «наивных идеях», которые подготовили студенты со всей страны, есть «очень мощная энергия молодого поколения».

После философии разговор перешел на экономику. Местные бюджеты, по понятным причинам, не спешат давать деньги МАРХИ. Однако Полещук воодушевленно рассказывал о том, что проект вполне может встроиться в грантовую политику Евросоюза. На помощь участникам круглого стола пришел Алексей Игнатьев, директор Агентства экономического развития Калининградской области (несмотря на название, структура не имеет никакого отношения к областному правительству). «Я думаю, что этот проект вполне мог бы стать одним из проектов программы, в случае если мы найдем достойных партнеров с польской стороны», — высказал мнение Игнатьев, успокаивая собравшихся тем, что на программу идут деньги «не только из Брюсселя», но и со стороны РФ. Готовиться к конкурсу, который состоится летом, нужно уже сейчас. «В рамках такого проекта можно было бы получить в пределах 2 миллионов евро на две стороны. Этих денег было бы достаточно, чтобы разработать основы этого совместного проекта», — мечтательно произнес директор агентства.


Текст: Алексей Щеголев
Фото: предоставлены организаторами, RUGRAD.EU




Комментарии