«Шалом, космополиты!»: фоторепортаж с первого дня фестиваля «Калининград Сити Джаз»

5 Августа 2017
] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>"; ] = "=$arItem["BIG_PICTURE"]["SRC"]?>";

Про фестиваль «Калининград Сити Джаз» запросто можно было бы написать историю в духе романов американского писателя Брета Истона Эллиса. Буквально все персонажи самого знакового его произведения «Гламорама» состоят из описания брендов одежды: сюжетная канва строится так, что автор буквально смакует абзацы с чередующимися через запятую Versace, Gap, Gucci и прочими марками, пытаясь показать ту пустоту, которая скрывается за фасадом общества потребления и сознательно игнорируя прочие личностные характеристики своих героев. Каким-то похожим образом можно описывать и посетителей «Калининград Сити Джаза», правда, без той мизантропии, без которой невозможно представить творческий стиль автора культового «Американского психопата». Но фестиваль, придуманный вот уже 12 лет назад бизнесменом Владимиром Кацманом и его командой – это классическая светская история, где зрители (а среди них хватает представителей бизнес-элиты и просто медийных лиц) порой соревнуются с друг другом, кто будет выглядеть эффектней под прицелами телекамер и фотоаппаратов. И тут, если захочется, действительно можно, словно Эллис, целыми абзацами рифмовать бренды или пытаться вычислять у кого в ВИП-шатре фестиваля самый дорогой пиджак или платье.


Впрочем, «Калининград Сити Джаз» - это история не только про региональную версию «Скромного обаяния буржуазии», но и, как ни странно, про демократичность. Наверное, только здесь можно увидеть, как депутат Облдумы Алексей Зиновьев ест шаверму на лужайке Центрального парка, а бессменный режиссер празднований Дня города в Калининграде и директор Театра кукол Александр Перебейнос стоит в длинной очереди за напитками на общих основаниях, не пытаясь козырнуть служебным положением. Только на этом фестивале можно увидеть, как глава Калининграда Александр Ярошук забывает на какое-то время про зарезервированное для него место в ВИП-шатре и идет к перилам, чтобы лучше видеть что творится на сцене. И даже, по слухам, бывший заместитель полпреда президента в СЗФО, а ныне заместитель министра экономического развития РФ Станислав Воскресенский, прилетевший в регион на один день заниматься вопросами фестиваля «Короче», нашел в графике несколько свободных часов, чтобы вырваться на фестиваль. 

Это тот фестиваль, где бывшие бизнес-партнеры сидят на соседних рядах на трибуне, хотя в последнее время они встречались исключительно на заседаниях арбитражного суда, деля остатки когда-то общего дела. «Калининград Сити Джаз» - это когда видные члены партии «Единая Россия» ходят по одному променаду с людьми, которых знобит от одного вида логотипа «партии власти». 


Но «Калининград Сити Джаз», при всем этом в первую очередь музыкальный фестиваль. Местная команда, König Brass Orchestra (все участники, как один, в клетчатых брюках) задорно исполняет со сцены кавер-версию Bohemian Rhapsody группы Queen с экс-участницей шоу «Голос» Алисой Гелисс на вокале. 


«Шалом!», - почти кричит в микрофон президент фестиваля Владимир Кацман. König Brass Orchestra уже ушли со сцены и у президента фестиваля есть примерно минут 15 на речь, пока не отстроится группа Lucille Crew. Ему, впрочем, понадобится куда меньше времени: Кацман каждый год обещает, что не будет затягивать свое выступление и каждый раз держит слово. Президент фестиваля говорит, что в области «скоро выборы». Видимо, понимая, что аналогичная ситуация повторится в регионе, скорее всего, нескоро, бизнесмен принимает решение попросить чего-нибудь для фестиваля. Он честно признается, что им уже помогли в этом году, что на трибунах вместо старых скамеек теперь пластмассовые сидения, но на этом список потребностей не исчерпывается. Теперь «Калининград Сити Джазу» пригодилось бы какое-нибудь навесное покрытие, которое спасало бы зрителей от дождя. «Это стоит дорого...Мы будем просить включить [нас] отдельной строкой в бюджет», - то ли шутит, то ли всерьез говорит Владимир Кацман. Его взгляд направлен в сторону ВИП-шатра. Там, по словам бизнесмена, сейчас находятся члены команды врио губернатора Антона Алиханова. Так что цель выбрана небезосновательно. 


Израильская группа Lucille Crew вполне может претендовать на звание самого неожиданного коллектива в лайн-апе «Калининград Сити Джаза» за всю его историю. По традиции в программе фестиваля, начиная с 2007 года, каждый год был артист из Израиля. Это был такой «важный пунктик» для Владимира Кацмана. Раньше он подобных артистов отбирал чуть ли не самолично, и почти всегда это была музыка скорее для «эстетов», чем для широких масс: слишком уж порой это были длинные и сложные песни. Стилистика Lucille Crew, с одной стороны, тоже тяжело поддается классификациям: здесь есть необходимые реверансы в сторону тяжелой альтернативной сцены (правда без показушного бунтарства) и бристольского саунда а'ля Massive Attack (но без гипнотической психоделии и минорных гармоний). Несмотря на обилие гитарных партий и трубы с саксофоном, в аранжировках остается достаточно много пространства для электроники. Чернокожий вокалист с дредами и в майке в цветах бразильского флага носится, не жалея собственных мышц по сцене, чеканя речитатив под тяжелые гитарные риффы и глухие басовые партии. Вокалистка группы (она в основном отвечает за лирические места) поет так, что при желании в их саунде можно услышать и влияние группы Gabin. Эта безумная музыкальная эклектика на практике оборачивается тем, что в партере и на трибунах пустых мест становится все больше и больше: зрители бегут к сцене танцевать, потому что терпеть уже нет сил. Над толпой в пиджаках и платьях, беснующейся у самой сцены (так близко, что до вокалиста можно дотронуться рукой) кружит квадрокоптер с зелеными огоньками. Такие экстатические танцы — это обязательный финальный аккорд каждого фестиваля. Но чтобы зрители доходили до такого буйства уже в самый первый день — такое бывало редко. 


Закрывает первый день команда La Chiva Gantiva. Формально портом приписки музыкантов является Бельгия. Но, на самом деле, это такая совершенно космополитическая команда, где в составе выходцы из Латинской Америки и Азии (то есть такие абсолютные «граждане мира»). На пресс-конференции участники группы рассказывают, что хотят поломать клише и шаблоны, которые существуют о латиноамериканской музыке. То есть, что это какая-то более глубокая и сложная с музыкальной точки зрения история, чем бесконечная румба-сальса с танцами на пляжах в бикини. Получилось у них или нет, каждый должен решать, сам, но всё то, чем латиноамериканская музыка подкупает зрителя, La Chiva Gantiva забрали себе в звучание. Тут, в принципе, повторение опыта с Lucille Crew: снова пустеют трибуны, снова растет количество танцующих у сцены. «Космополиты» делают свое дело. Да и публика в принципе для них подходящая: самая, что ни на есть, разношерстная, где смешались люди разного достатка, социальных страт, религиозных и политических убеждений, купившие билеты, чтобы послушать музыку из разных уголков планеты. Все они тут, в каком-то смысле, «граждане мира».



Фото: Юлия Власова

Текст: Алексей Щеголев




Комментарии